Константин Затулин: кто он
Константин Затулин: кто он
© РИА Новости, Владимир Федоренко / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

- Константин Фёдорович, 23 августа в Киеве прошел саммит «Крымская платформа». По итогам этого саммита какие выводы для себя должна сделать Россия?

— Я, конечно, как и многие другие, погруженные в тематику люди, знал, что 23 состоится такая встреча в Киеве. Наш Институт стран СНГ даже провел в конце июля в Севастополе национальную конференцию «Крымская реальность России против крымской мифологии Украины». Имея в виду, конечно, все то, что предполагалось озвучить в ходе мероприятия, прошедшего в Киеве 23 августа.

Мы обращали внимание на то, что вся аргументация Киева о принадлежности Крыма Украине, включая эмоциональный всплеск и выступление президента Зеленского, который вспоминал о мидиях, которые хрустели у него на зубах, и о родной украинской крымской земле, абсолютно не соответствует действительности, она ничтожна.

Крым был воровским образом передан из России в Украину в 1954 году, с нарушением даже по тем временам действующего союзного и республиканского законодательства. В тот момент, когда это произошло, люди не могли оценить по достоинству последствия этого, и поэтому в массе своей не были озадачены или взволнованы фактом этой передачи. Хотя люди компетентные, например, первый секретарь Крымского обкома Титов в знак протеста ушел в отставку. Заметьте, что это произошло в 1954 году, то есть через год после смерти Сталина, когда никаких протестов в рядах ВКПБ или КПСС не было и быть не могло. Но, тем не менее, он это сделал. Потому что, судя по всему, раньше, чем другие, и больше, чем другие, понимал последствия этого для России, для Российской Федерации.

Затем в течение всего периода до 1991 года, в рамках Украинской ССР, Крым существовал как всесоюзная здравница, как военно-морская база, если иметь в виду Севастополь, который, кстати говоря, вообще-то и не передавался, оставаясь подопечным Министерству обороны Советского Союза и финансируясь из закрытых статей бюджета Министерства обороны СССР.

1991 год был во всех отношениях переломным, когда в результате распада Советского Союза Крым оказался за границами Российской Федерации. И дальше началась эта вымученная история пребывания Крыма и Севастополя в Украине, которая завершилась Крымской весной 2014 года.

- Какова же основная цель этой «Крымской платформы»?

— Сейчас устроители «Крымской платформы», заинтересованные в том, чтобы русифицировать эту новейшую историю, пытаются давить слезу, рассказывая о притеснениях, о гонениях, об аннексии и т.д. Все это было представлено 23 августа на этом съезде, куда прибыли в большом количестве разного уровня и ранга представители стран НАТО, Европейского Союза и отдельные наши особые друзья вроде Молдовы, Грузии или Турции с Японией. Напомню, что у некоторых из тех стран, которые к нам приехали, есть очевидные к нам претензии. У Грузии в связи с Абхазией и Южной Осетии, которые они числят в составе Грузинской республики, хотя они никогда в ней не были, а были в составе Грузинской ССР, это две большие разницы. Япония имеет к нам претензии по итогам Второй мировой войны из-за Курильских островов. Что касается Молдовы, то Молдова по сей день не урегулировала свой конфликт с Приднестровьем. И новое руководство Молдовы, очевидно прозападное руководство, конечно, играет в унисон вместе со своими спонсорами и благотворителями из стран Европейского Союза.

Соединенные Штаты были представлены министром энергетики, который раздухарился до того, что заявил, что «мы Россию поставим на место». Какое место нам определяет министр энергетики США — можно догадываться. Он об этом не сказал, но догадываться можно. То есть вывод, который я делаю из всего этого, — то, что произошло, является на самом деле важным событием. Это провокация, далеко идущая, которая в случае, если планы, которые там были озвучены, будут воплощены, создаст серьезные проблемы для мира и спокойствия во всем этом регионе, станет поводом для череды больших и малых конфликтов. Конечно, в случае с Украиной еще больше, чем в случае с Россией, поводов сомневаться, что все, что написано, будет выполнено.

В свое время Маркиз де Кюстин в очерках о николаевской России в 19 веке говорил, что жестокость российских законов смягчается их невыполнением. Насколько же дальше в этом отношении ушла сегодняшняя Украина, где вообще никакие законы не действуют, даже конституция собственной страны. Поэтому верить в то, что все, что там понаписали, будет выполнено, не приходится. Но я бы не хотел, чтобы на этом основании мы расслаблялись и расхолаживались.

Тот факт, что вот этот вот народный президент Зеленский избрал в качестве своего курса обострение ситуации вокруг Крыма, во-первых, говорит о нем как о человеке, который очень любит тепло и морскую воду, а во-вторых, говорит о том, что он поставил на заведение российско-украинских отношений в окончательный тупик. Мы ведь знаем, что конфликт на востоке Украины и гражданская война на востоке Украины привела к подписанию Минских договоренностей, в соответствии с которыми, если Украина их будет выполнять, Донецк и Луганск с особым статусом, на основе гарантий, данных и выполненных по Минским соглашениям, возвращается в политическое правовое поле Украины. Ничего похожего в отношении Крыма не предусматривается, ибо Крым вошел навсегда в состав России, и любая попытка в этом сомневаться, как это было продемонстрировано 23 августа в Киеве, означает заведение отношений в тупик. Потому что Россия от Крыма не откажется, она от него не отвернется, и никакой перспективы в этом случае отношения между Россией и Украиной не имеют.

Тем, что Зеленский поставил именно на эту фишку, мы получаем полнейшее представление о том, что всякие сомнения в России должны быть отвергнуты. Руководство Украины является вражеским. Государство Украины является врагом на сегодняшний день Российской Федерации, и мы должны не обольщаться по поводу того, что как-то стерпится-слюбится на основе наших исторических и человеческих связей. Мы можем сбросить это со счетов.

Денисов объяснил, почему участники «Крымской платформы» готовят провокации - видео
Денисов объяснил, почему участники «Крымской платформы» готовят провокации - видео
Украинское руководство продемонстрировало, что оно будет использовать любую возможность нанесения ущерба России. Соответственно, и мы должны понимать, что с такой Украиной и с таким руководством Украины у нас никакого общего взаимопонимания быть не может.

- Вы призываете разорвать дипломатические отношения с Украиной?

— Дипломатические отношения наши находятся на сегодняшний день на достаточно низком уровне. Дальше их трогать и что-либо разрывать никакого практического смысла не имеет. Мы и так отозвали своих послов. У нас там посланник, так же, как и у Украины в России. Вопрос не в этом. Вопрос в том, что мы должны сейчас сосредоточиться на том, чтобы поставить в плане вопрос о борьбе за умы на Украине, за людей на Украине, за то, чтобы финансировать эту работу.

Конечно, речь не идет о каких-то военных акциях против Украины, хотя мы должны быть готовы к провокациям, особенно в зоне Причерноморья. Тем не менее, мы должны все возможности использовать, для того чтобы такая Украина прекратила свое существование.

- Возвращаясь к саммиту. Там участвовали 46 стран, вы тоже вспомнили и Грузию, и Молдавию, и Турцию. Так, может быть, России стоит вводить санкции против тех людей, которые приехали на этот саммит? Или какие-то санкции против стран, которые участвовали в этом саммите?

— Я думаю, что мы должны подойти к этому выборочно. То есть мы должны разобраться штучным образом с каждым из участников этой «Крымской платформы». Прежде всего проинвентаризировать свои возможности и повлиять на его позицию и использовать эти возможности.

Во-вторых, можно сказать, что большинство стран Европейского Союза под влиянием США и общей позиции участвовали там для галочки. И более того, даже высказывали свои претензии, как, например, представители Венгрии. Претензии к Украине, хоть он и не обострял эти претензии, это был не тот случай, но сегодняшняя национальная и языковая политика государства Украина встречает резкую критику в Венгрии, где обеспокоены правами венгерского меньшинства в Западной Украине.

Другое дело, что есть вечно мобилизованные на любую борьбу с Россией государства — это Польша, это страны Прибалтики. И здесь никакие санкции, никакие меры, ограничивающие, создающие проблемы для этих государств, не будут лишними. Например, для стран Прибалтики существенно важно изменение маршрутов наших энергоносителей, изменение маршрутов наших товаров. Мы все больше переключаемся на собственные возможности, мы перестали использовать их порты — Ригу и Таллинн — в качестве перевалочной базы. Мы отказываемся здесь от их посреднических услуг, на которых они зарабатывают и при этом не считают нужным вообще каким-то образом свою позицию корректировать, когда дело касается существенных, важных для нас вопросов. Вопросов нашей безопасности, вопросов нашей стабильности.

Мы понимаем, что, конечно же, демиургом любой такой антироссийской политики в этой части являются Соединенные Штаты, и это положение не изменится. Мы сегодня не строим никаких планов нанесения ущерба Соединенным Штатам в результате санкций, потому то наша торговля и так сведена к минимуму. Это значит, что мы не обязаны принимать во внимание интересы США где бы то ни было, в том числе, например, в Афганистане, где сегодня крупнейший за весь послевоенный период кризис разразился. Он демонстративно разворачивается на наших глазах.

Мы не должны быть ассистентами США, когда они этого ждут, в других частях мира, и когда они в этом становятся заинтересованы. Я не очень уверен в том, что мы должны умываться и в каждом случае, например, спасать американскую космическую программу, как это делает наш Роскосмос, торгуя Кузнецковскими двигателями, которые американцы за все это время так и не смогли воспроизвести.

То есть если Соединенные Штаты действуют в таком ключе, то мы должны выяснить, где и каким образом мы можем им ответить, и сделать это предметом переговоров или предметом своих действий, если они отказываются от переговоров. Мы, мне кажется, должны понимать, что просто так отмахнуться от антирусской и антироссийской акции, которая прошла 23 числа, не следует. Что все, кто у нас причастны к формулированию целей внешней политики, все, у кого в руках инструментарий наших действий, экономических, политических, культурных, должны исходить из того, что сегодняшняя Украина посягает на Крым, посягает на жизнь наших граждан. Она готова выполнять чью угодно волю для того, чтобы нанести нам ущерб, и в этом смысле никакой поблажки Украине с нашей стороны быть не может.

- Если все-таки Крым международное сообщество признает территорией России, в таком случае опасность уйдет, Украина больше не сможет делать провокации против полуострова, и как же добиться этого признания? Оно действительно необходимо?

— Я думаю, что Украина не сможет делать провокации против полуострова, если Украин будет много. Если Украин будет много, то тогда неясно, какой Украине нам советуют вернуть Крым. А то, что Украин может стать много в силу того, что она внутренне неоднородна, это известно с самого момента, как Украина объявила свою независимость. Более того, мы не злоумышляли против единственной Украины и даже не требовали в девяностые годы возврата Крыма и Севастополя, кроме отдельных случаев, когда уж совсем было из ряда вон выходящим, например, о принадлежности самого Севастополя.

Хоть я считаюсь исчадием зла для украинских СМИ, для украинских блогеров и украинской политической элиты, в девяностые годы все мое прегрешение состояло в том, что я как лечащий врач советовал Украине просто провести программу федерализации. Примирить таким образом между собой разнонаправленные территории своей страны, дать им права и полномочия, не заставлять их всех любить Бандеру или Ленина. Не заставлять их всех говорить поголовно на языке, который они не знают. Дать возможность говорить, например, на русском языке и т.д.

Я при этом не ставил под вопрос целостность Украины в рамках бывшей Украинской ССР, я даже не требовал возврата Крыма или Севастополя. Я предлагал Украине передать нам Севастополь в аренду на 99 лет, как, например, в свое время Куба сделала в отношении США в связи с базой Гуантанамо еще при правительстве Батиста, и таким образом дать нам возможность почувствовать себя хотя бы в такой форме хозяевами в собственном городе Севастополе. Заметьте, моя позиция отличалась от позиции того же Верховного Совета СССР, который вообще в 1993 году провозгласил российский статус Севастополя.

Несмотря на все это, Украина в духе своего государственного жлобства всякие компромиссы отвергала и любую попытку поговорить о федерализации отвергала как злоумышление против Украины. Объявила федералов федерастами. Ерничала, оскорбляла их постоянно, требовала приравнять лозунги федерализации Украины к преступлению, к государственной измене и т.д. Она продолжает это делать, то есть они сами кузнецы своего несчастья. Но если они идут так в этом направлении, то в этом случае пусть они, наконец, дойдут до той точки, к которой они должны прийти. До распада своего государства.

Что касается других стран, то понятно, что для многих это совсем не главный государственный интерес. Это просто задание, которое дано, в силу необходимости сдержать Россию, создать ей как можно больше помех на пути возрождения, на пути ее стабилизации, развития и т.д., чтобы она не вернулась в качестве конкурента, которым был Советский Союз.

И с этой точки зрения, вы знаете, арабским странам или, допустим, Швейцарии абсолютно на самом деле все равно, будет существовать Советский Союз или нет, будет существовать сильная Россия или нет. Они никоим образом не страдали от того, что Россия или Советский Союз были серьезными, сильными странами. Швейцария вообще благодаря нам получила тот нейтральный статус в 1815 году, который до сих пор извлекает выгоды как государство. Даже в годы Второй и Первой мировой войн. Но, соответственно, у них никаких национальных интересов в том, чтобы унижать Россию, нет. Но они как члены западного альянса сегодня встроены в общую политику, которая задается Соединенными Штатами и крупными странами Евросоюза.

Поэтому надо нам провести селекцию, отделить одних от других, зерна от плевел и, соответственно, раздать по серьгам всем, кому следует, насколько мы в этом отношении можем. Никакой паники у нас не должно быть, но не должно быть и отлынивания от этой работы, потому что, к сожалению, хочу сказать как человек, который этим занимается, я вижу, что очень многие у нас, казалось бы, причастные к этой теме люди, они стараются как можно дальше отойти от любых ведений дел на украинском направлении. Потому что считается, что это никакой выгоды тебе не приносит, никакой карьере твоей не помогает, а только создает тебе всякие проблемы. Потому что тут до конца не разберешься, и не всегда то, что ты предлагаешь, может быть популярно и в карьерном отношении выгодно.

- А вы можете мне объяснить, почему союзники России не признают Крым территорией России?

— Во-первых, я хотел бы сказать, что со времен Александра III модно говорить, что союзником или другом России является только армия и флот, можно еще кого-то там перечислить — Русскую Православную Церковь, или нашу диаспору за рубежом, наших соотечественников. 

Что касается наших союзников по ОДКБ или по Евразийскому Союзу, то это развивающиеся страны. По сути страны, если бы мы исходили из прошлой системы координат, третьего мира, то есть страны развивающиеся. И в этом смысле чрезвычайно боязливые, чтобы не попасть под раздачу, чтобы, несмотря на свою близость к России, не создать себе проблемы во взаимоотношениях с Соединенными Штатами как с мировым гегемоном, с отдельными странами Европы или Азии. У них, конечно, не во всем совпадают с нами интересы.

Вторая проблема, которая здесь сказывается, — очень многие из них, как говорится, знают кошки, чье мясо съели, страны эти возникли впервые на карте. Территории этих стран включают в том числе те территории, которые фактически были добровольно уступлены в свое время в рамках Советского Союза России. И они очень боятся, что кто-то начнет на этом основании в России выдвигать территориальные претензии. Они экстраполируют на свою ситуацию историю с Крымом. Знают, что целый ряд территорий, которые сегодня входят в эти государства, как бы условно могут считаться исконными собственными их территориями. И они боятся, что вот в России придут рано или поздно люди к власти, которые потребуют это все вернуть.

Крымский эксперт сказал, кто из жителей региона тоскует по украинским временам
Крымский эксперт сказал, кто из жителей региона тоскует по украинским временам
© РИА Новости, Алексей Мальгавко / Перейти в фотобанк
На самом деле эти страхи безосновательные, если эти страны придерживаются, как это в свое время мы надеялись получить от Украины, идеи добрососедства, союза, сотрудничества с Россией. Сотрудничаете с Россией, никто не посягает на прошлое, никто не требует от вас вернуть Северный Казахстан или там еще что-либо. Не сотрудничаете с Россией, значит, открывайте ящик Пандоры, и претензии могут быть действительно выдвинуты. Ну так выбор за вами.

Украина тоже могла бы сохранить и Крым, и даже Севастополь в своем составе, если бы вела себя порядочно, честно, а не двулично по отношению к России. Она как только подписала в 1997 году договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, который ей казался очень важным для того, чтобы подтвердить факт принадлежности ей Крыма, Севастополя, то есть признание административных границ Украинской ССР государственными границами новой Украины. Как только она это сделала, сразу решила кинуть Россию и устремилась в НАТО. Это произошло не при Ющенко, это произошло при том самом Кучме, который сегодня раздаривает интервью и сетует, как и первый президент Украины Кравчук, на то, что он недооценил опасность России.

Вы свою ложь, свое двуличие, свое предательство оцените. Вы все бывшие деятели Компартии, вы все бывшие деятели Советского Союза, пришедшие к власти на гребне перестройки. Вы кинули все свои идеалы, вы их растоптали, и теперь вы еще и рассказываете о том, что Россия виновата в том, что так сложились отношения с Украиной. Украина кругом виновата в том, что она предала идею Союза с Россией, и все, кто живет в Украине, в самом деле, в разной степени, конечно, несут за это ответственность. Вот это должно быть понятно. И одни это понимают и пытаются исправить эту ситуацию, а другие закоснели в этом и идут еще дальше, идут по пути дальнейшей конфронтации с Россией, это очевидно.