Константин Кеворкян: кто он
Константин Кеворкян: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов
- Дмитрий Игнатьевич, как правило, после первого полугодия — в течение июля — публикуется официальная статистика, делаются некие выводы и прогнозы на оставшееся полугодие. Как вы оцениваете первую половину нынешнего года?

— Думаю, что все развивалось ожидаемо. В одном голивудском фильме президент говорит своему охраннику: «Все очень плохо». Тот отвечает: «Сэр, не надо приукрашивать ситуацию». И мы не будем приукрашать. Мир все быстрее входит в зону политической, социальной и экономической турбуленции. То есть идет вразнос. Это уже начало проявляться в различных сферах. Трясет основные мировые валюты. Обостряются геополитические противоречия. Особенно по линии Штаты — Китай, Запад — Россия, «старая» и «молодая» еврозоны, Израиль — арабский мир. Усиливается противостояние глобалистов и традиционалистов. Экологические изменения выкристаллизовываются в природные катаклизмы: наводнения, пожары, аномальные температуры… А тут и еще ковидная неразбериха, иммунодефицит демократии, афганский «нарыв»… Короче, начался новый испытательный период, включая прошедшее полугодие.

В этой ситуации у нас возникают два традиционных соблазна. Первый: впасть в «квасной» патриотизм. Типа: бывало и хуже, прорвёмся! Тем более что есть симптомы скромного подъема экономики, растут мировые цены на энергоносители, успешно модернизируется армия и так далее.

Второй соблазн — поддаться паническому алармизму. Мол, доигрались мы с играми в суверенность и самодостаточность, а надо бы идти на любые уступки и поклоны к Западу, выполнять его малейшие прихоти и требования: от сдачи своих исконных территорий и сфер влияния до раздачи природных ресурсов по первому требованию «партнеров». А тогда якобы и кредиты, и технологии, и отмена санкций. Даже государственный флаг, может быть, вернут на будущей Олимпиаде. На мой же взгляд, стоит, не приуменьшая масштаб уже обозначившихся в прошедшем полугодии вызовов, найти свой оптимальный путь. Не впадая при этом в обе обозначенные крайности. Если очень коротко, то акцент лучше сделать именно на «испытательный нарратив». Помните — «то, что нас не убивает, делает нас сильнее»? Так необходимо относиться к любым проблемам: если мы их преодолеваем, то обрастаем новым опытом, закалкой, характером. Русский мир — это не поле чудес, не будуар наслаждений, не стерильная статистика, а прежде всего «испытательный полигон», «яростный стройотряд». Здесь испытывают глубину ума и силу.

- Кстати о «силе». Опубликованы весьма оптимистичные данные по промышленному росту в РФ, о многих реальных достижениях сообщают СМИ, но не преувеличиваем ли мы наши успехи?

— Я об этом и говорю. Официальная власть все же не преодолевает искушения первого соблазна. Возможно, это реакция на то, что российская оппозиция впадает во второй блуд. И дело даже не в том, что ответственные структуры слегка приукрашают (пусть в интонациях и интерпретациях) тот же промышленный рост.

Дмитрий Выдрин: кто он
Дмитрий Выдрин: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк
Проблема, повторяю, не в этом. А в том, что в руководстве страны многовато сторонников «тяжелых сущностей». Для них дополнительные тонны, баррели, мегаватты и прочие подобные «прелести» уходящей эпохи генпланирования по-прежнему выступают индикаторами состояния и развития страны. А Россия, я уверен, должна первой в мире прорваться в мир «тонких сущностей». В мир, где культура, образованность, нравственность из «надстройки» общества становятся его «базисом». Здесь куется дух народа, его самоощущение, кураж в хорошем смысле.

Посмотрите на опыт Олимпиады. У нас самое невыгодное соотношение золотых и серебряных медалей. Сплошная «группа серебро»! А ведь различие между первым и вторым местом всегда не на телесном, плотском, а на высшем, духовном уровне.

На подиуме пьедестала сила мышц соперников, их тренированность и тому подобное уже идентичны. Различие только в силе идеалов. Поэтому-то и лишили Россию лукавые модераторы мирового спорта высших обозначений — гимна, знамени, родных символов. Без этого крайне сложен победный драйв, финальный кураж. Спасибо им за науку. В очередной раз напомнили, что страна сильна не только потенциалом промышленности, но и потенциалом идейности. Вот здесь бы прирост! Тогда и будет повод для оптимизма. И почаще бы вспоминать напутствие древнего философа: не смеяться, не плакать, а понимать.

- Уже понятно, что на ближайшее будущее всем придётся считаться с фактором коронавируса, но, может, этот вынужденный изоляционизм пойдёт нам на пользу, например, будет больше денег вкладываться во внутренний туризм или уменьшится отток талантливой молодежи за границу?

— Развивая тему, советовал бы всем воспринимать «фактор коронавируса» не как кару, наказание или катастрофу, а как изощрённый тест. Тест на витальную силу, оптимальность социальных форм и связей, эффективность власти и вменяемость ее критиков… Когда проведешь полгода на изоляции, невольно вспомнишь банальную истину о том, что семья — базовая ячейка общества. Что отношения между супругами, родителями и детьми могут самоизоляцию превратить либо в саморазвитие, либо в самоистязание.

Начинаешь понимать громадное значение «малых» социальных общностей — от круга друзей до местных властей. А внутренний туризм, переоценка форм социального статуса и «понтов» престижного потребления — это дополнительный бонус к принципиально новому мироощущению.

Вообще проклятый вирус открывает глаза на многие вещи, обнажает суть, которая ранее скрывалась за суетой беспорядочных общественных связей. Например, оказывается, что «либералы» рано списали госсобственность. Частная медицина оказалась менее эффективной в борьбе с «короной», чем государственная, и многое другое…

- Уже очевидно, что стратегический трубопровод «Северный поток-2» будет достроен. Сдадут ли США этот участок фронта окончательно и где нанесут ответный контрудар?

— Да, контрудары будут сыпаться на нас с разных сторон. Мир входит даже не в формационный, а в цивилизационный кризис. Цивилизация потребления, ассоциируемая в основном с западным миром, будет инстинктивно пытаться выжить за наш счет. Есть чудовищный опыт, когда в бассейне, где находится мамаша-шимпанзе с детенышем, поднимают уровень воды. Пока он невысокий, самка любовно баюкает потомка. Но когда вода критически поднимается, она бросает его под ноги, чтобы стать повыше и держать голову над поверхностью.

Западные ценности, типа толерантности, миролюбия, взаимопомощи и т.д., «работают» в благополучные периоды истории. В период кризиса эти «цивилизованные» страны будут друг друга топить, невзирая на пресловутые «ценности», которые уже прогибаются под инстинкты. А мы для них вообще чужие.

Всё, что сейчас происходит в геополитике, — это попытка Запада бросить по ноги Россию, чтобы еще немного самому подышать. И «Северный поток-2» надо рассматривать именно в этом контексте. Для «старой Европы» русский газ — всё равно что кислород ИВЛ для пожилого пациента. Когда-то мне пришлось говорить на эту тему с канцлером Герхардом Шредером. Он сказал: «Нас обманули с концепцией постиндустриального будущего. Я убедился, что Германия живет, пока дымятся трубы ее заводов».

А немецкие заводы не работают без русского газа. Поэтому из инстинкта самосохранения Германия не позволит даже надзирающим Штатам провести ей индустриальную эвтаназию. Да и сами Штаты боятся ненароком умертвить одного из «слонов» их мироустройства — вдруг весь мир рухнет. Поэтому если даже сама Россия откажется от этого хлопотного проекта, та же Германия будет на нем настаивать. Это древний коммерческий ганзейский прием: делать вид, что услуга, которая необходима тебе, больше нужна тому, кто ее оказывает.

Хотя, как мне кажется, эпоха трубопроводного газа заканчивается. Конечно, меня, как и Иммануила Канта, неизменно восхищают три вещи: звездное небо над головой, нравственный мир внутри души и русский газ внутри трубы. Но эпоха последнего кончается. Грядет эпоха газа сжиженного. По разным причинам — и геополитическим, и технологическим.

- Попавшая под полный контроль Запада Украина упорно идёт ко дну, однако не тонет. Некоторые страны (вроде Гаити) тоже деградируют и дичают десятилетиями — и ничего, существуют, приспосабливаются. Может, и Украину ждёт подобный «ужас без конца»?

— Ну, я бы все же не сравнивал Украину с Гаити — несколько различная история стран. В Гаити уже, кажется, пять убитых президентов, включая последнего — Моиза, а украинский аналогичный опыт — одно полупокушение на Кравчука и одно недопокушение на Януковича. Однако дело даже не в этом…

Украинским гражданам есть что вспоминать. Это сейчас страна переживает эпоху «великих краж», но были эпохи и великого строительства, и великих побед. А все познается, как известно, в сравнении. Да, что-то с украинской памятью стало. Конечно, не всё прекрасно было в предыдущей эпохе, но в отличие от Гаити Украина имеет и космическую, и авиационную, и индустриальную великую историю, пусть и с высокой волатильностью. Многие ее жители исповедуют православие, а не архаический культ вуду, в жилах у них течет кровь победителей, а не беглых рабов…

Короче, «бесконечный ужас» возможен только там, где бесконечно ужасная история. А если у тебя за плечами есть хотя бы проблески знатной истории, надо очень постараться, чтобы у тебя не было достойного будущего. Хотя украинские правители очень стараются.

- Внутри Украины продолжается беспрецедентное давление на русский язык и русскую культуру. Нередко русофобию пропагандируют даже русскоязычные люди с русским фамилиями. Может, в данном процессе подлость подобных людей даже больше, нежели вина кондовых националистов, так сказать, классического «хуторского» типа?

— Не люблю резких определений. Думаю, что обозначенная категория людей скорее не подлецы, а жертвы. Жертвы обстоятельств. Жертвы соблазнов. В знаменитой истории Сократ вел к себе в дом на вершину горы группу учеников. Навстречу спускается гетера. Говорит философу: «Вот ты увлекаешь на занятия давних подопечных. А я только приподниму подол туники, и все они пойдут за моими ножками, а не за твоими мозгами». «Конечно, — согласился мыслитель, — ведь ты ведешь вниз, а я наверх».

Русский путь (в лучшие периоды страны) — это тяжелая дорога наверх. А украинский нынешний шлях — разухабистые скачки вниз. Тут чел с любой фамилией имеет соблазн поскакать. «И поскакали». Без цели, ответственности, осмысленности, веры и миссии.

Когда-то, в самый разгар известных событий, я написал работу «Майдан как план побега из мегаполиса». В ней попытался проанализировать, в чем притягательность майданной матрицы. Это потом мой бывший студент Саакашвили создаст в Киеве «Офис простых решений». А тогда именно «майдан» стал коллайдером простых, очень простых решений. Он воссоздал именно хуторскую модель жизни. А она бесконечно притягательна. Можно месяцами не «включать голову». Все на базовых инстинктах, элементарных навыках, простейших стереотипах, упрощении всех смыслов… А в городе «всё сложно». Город как социальный феномен и возникает как «критическая масса» для преодоления все более усложняющихся проблем человеческого общежития.

Суть украинского эксперимента в том, чтобы попытаться соединить смысловую незатейливость, интеллектуальную необременительность, моральную выхолощенность хуторского жития с бытовой комфортабельностью городской экзистенции. Здесь убиваются сложные производства, технологии, процессы во имя «невыносимой легкости бытия». Вся страна становится «офисом простых решений». А жить не напрягаясь, не «парясь» хотело бы множество людей, даже с русскими фамилиями.

Отсюда и их парадоксальная русофобия. Ненавидеть проще, нежели понимать, даже если ненавидишь своё. Обвинять других проще, чем объяснять, даже если обвиняешь своих. Русская культура, родной язык для этих людей — бремя, а не шанс. Зачем им шанс на сложности и трудности развития, если они уже вкусили сладости беспроблемной деградации.

- Владимир Путин в своей статье «Об историческом единстве русского и украинского народов» идеологически ушёл от привычной концепции «трёх братских народов» к понятию «триединого народа». Не является ли это сиюминутной попыткой поднять авторитет власти в преддверии парламентских выборов?

— Главный посыл статьи Владимира Путина, как я для себя понял, скорее не конъюнктурный, а метафизический. Здесь разговор идет о вечном, а не о текущих выборах. Это констатация права и человека, и народа на самоидентификацию и одновременно намек на последствия такого выбора.

Украинский феномен: как страна впала в детство
Украинский феномен: как страна впала в детство
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк
Вот Маугли — по своей природе, генезису и генетике человек. Но он вправе считать себя волком. И от него самого зависит, оставаться ли ему грозным четвероногим, или вернуться в родную среду. В стае хищников он может стать даже вожаком, а в людском племени может оказаться неудачником. Но все же потенциал подобного выбора различен. В одном случае предел твоей высоты — выть на Луну, в другом — полететь на Луну.

- Если использовать украинские пропагандистские клише, можно ли ещё «русифицировать» Украину или она потеряна для России навсегда? И вообще нужна ли Украина для дальнейшего развития Российской Федерации?

— Украину не надо ни украинизировать, ни русифицировать. Вы, конечно, помните старый вопрос «Армянскому радио»: «Могут ли долго и платонически дружить двое красивых мужчин?» Ответ: «Могут, но недолго. Рано или поздно природа возьмет свое». Шутка. Но вот Украине надо бы не мешать жить в согласии со своей «природой». То есть с собственной историей, базовой религией, традициями, навыками, стереотипами, укоренившимся образом жизни. И тогда она сама все поймет о «триедином народе».

России в широком ее понимании, конечно, нужен весь естественный, а не усеченный организм. Это залог полноценного, неинвалидного развития.
При этом тело с отрезанным пальцем будет страдать, однако выживет. А вот отчлененный пальчик, выживает только в сказке, но это он сам должен осознать даже без мозгов.

Мне часто приходилось встречаться со Збигневом Бжезинским — автором концепта о том, что Россия не возродится в полном масштабе без Украины. Я думал, что этот вывод базируется на детальных научных аргументах. Оказалось — на голой пропаганде и непреодолимой ненависти. Россия, словно голограмма, в любом объеме самодостаточна, а вот играть в «отрезанный палец» и больно, и накладно, и непродуктивно.

- Окружающий мир постепенно фрагментируется, становится многополярным, хаотичным. Будет ли он безопасным для наших детей и внуков, или же мы будем вспоминать об эпохе жандармствования США с такой же ностальгией, как об утраченной ныне советской Атлантиде?

— Мир, скорее всего, будет не «многополярным», а всего лишь «трехполярным». Как по мне, это более объемная конструкция, чем плоский двухполярный и химерный однополярный мир. Будет непривычно. Но как раньше шутили: «пережили войну, переживем и изобилие». Главное — научиться отвечать самим за себя. Ну, и за тех, «кого приручили».