- Лев Евстафьевич, белорусско-российская гражданская инициатива «Союз» недавно была преобразована в международную гражданскую инициативу «Русский Союз». Поменялась ли цель организации?

— Цель остается прежней: развитие интеграционных процессов на всем пространстве Русской цивилизации, Русского мира.

- Эта цель сегодня актуальна для Белоруссии? Если да, то почему?

— В течение всего постсоветского времени белорусскому обществу навязывается польско-шляхетский взгляд на белорусскую историю, в соответствии с которым исторический путь Белоруссии никак не вписывается в логику развития Русской цивилизации, Русского мира. Официальная историческая наука в Республике Беларусь в своей трактовке белорусской истории исходит из политического перенесения нынешней Конституции страны на историю белорусского народа.

Алексей Кочетков: Задерживая Протасевича, Минск брал пример с Вашингтона
Алексей Кочетков: Задерживая Протасевича, Минск брал пример с Вашингтона
© РИА Новости, Нина Зотина

Логика здесь школьническая: поскольку Белоруссия является независимым государством, постольку у нее должна быть независимая история. Независимая история от кого? Разумеется, от общерусской истории, от общерусского мира. Подход ребяческий, но если ему следовать, то фальсификация белорусской истории становится неизбежной.

И если официальная историография в своих писаниях пытается сохранить видимость научного приличия и объективности, то так называемые «белорусизаторские» историки на страницах своей «неизвестной истории» упражняются в откровенной русофобии.

- В чем эта русофобия заключается?

— Тут все просто. Эта категория псевдоисториков преподносит Великое княжество Литовское и Речь Посполитую в качестве белорусских феноменов и белорусской демократии. Вся эта весьма далекая от исторической науки графомания преследует одну-единственную цель: навязать белорусскому обществу мнение о том, что исторически Белоруссия развивалась вне общерусской истории. И здесь цели официальной историографии и «белорусизаторских» фальсификаторов полностью смыкаются.

Историю белорусского народа можно понять, когда она будет рассмотрена в контексте более широкого сообщества. Что Белоруссия цивилизационно, ментально не входила в ареал «Западного мира» — это прописная истина. Белоруссия входила и входит в более широкое сообщество, которое мы имеем все основания обозначить понятиями «Русская цивилизация», «Русский мир».

Реальное пространственное и временное поле, на котором протекала жизнь белоруса, всегда было общерусским. «Белорусы во многом больше русские, чем великороссы. Можно сказать, что суть "белорусскости" — это общерусский патриотизм.

Беларусь на сегодня — это освобожденная территория исторической России», — не сомневаются современные российские авторы Лебедев и Стельмашук в своей книге «Белорусский феномен», изданной в нулевые в Петербурге. Вот почему никто не сомневается, что наряду с Западным миром существует отличный от него Русский мир.

- Хорошо, как вы в таком случае понимаете, что такое Русский мир?

— Русский мир — это цивилизационное, психологическое, историческое, культурное, языковое единение людей, этносов, наций, которые признают Русскую цивилизацию своей цивилизацией, а русский язык — своим родным языком независимо от их этнического, расового, религиозного происхождения. Отрицать принадлежность Белоруссии к Русскому миру — значит отрицать саму белорусскую историю.

Фундаментальное влияние Русской цивилизации на формирование белорусского национального характера — документально-источниковедческий факт и философско-историческая истина. Очевиден тот бесспорный факт, что вся деятельность знаменитых западнорусских (белорусских) книгопечатников, писателей, ученых (братья Мамоничи, Лаврентий Зизаний, Cтефан Зизаний, Мелетий Смотрицкий, Андрей Мужиловский, Христофор Филалет, Афанасий Филиппович, Симеон Полоцкий, Георгий Конисский) проходила в борьбе против польско-иезуитской агрессии, против унии, против западной экспансии.

Об этом красноречиво писал в 1908 году выдающийся белорусский этнограф Евдоким Романович Романов, отмечая, что белорусский народ вынес на своих плечах многовековой католическо-польский гнет, значительно более тяжелый, чем татарское иго, отстоял свою веру и народность, остановив тем самым колонизацию русских земель с запада.

Следует отметить, что ни в одной из стран Европы, в том числе и в России, закон не разрешал феодалу приговаривать своих крепостных крестьян к смертной казни. И только в Речи Посполитой постановлением сейма 1573 года польско-литовским помещикам позволялось наказывать своих крепостных «водлуг поразумення свайго», то есть в соответствии со своим разумом и желанием.

Это право было юридически закреплено и в Статуте Великого княжества Литовского 1588 года. («Будет вольно и теперь каждому пану подданного своего подлуг поразумения своего скарать».)

Польский гуманист XVI века Анджей Моджевский писал: «Ни один тиран не имеет большей силы над жизнью и смертью простых людей, чем та сила, какую дают шляхтичам законы. Шляхтичи бесчинствуют, убивают горожан и крестьян, относятся до них, как до собак».

Выдающийся белорусский историк XIX века Михаил Коялович отмечал, что в Речи Посполитой «жизнь хлопа оценилась в 3 р. 25 коп. Можно было убить хлопа и заплатить 3 р. 25 к., больше ничего, т. е. жизнь хлопа ценилась так низко, как нигде не ценится жизнь негра, обращенного в рабочий скот, — так низко, что собака часто стоила дороже».

Белорусский исследователь второй половины XIX века Иван Еремич, приводя отрывки из белорусских народных песен времен польско-шляхетского господства, отмечал, что их «надо писать бы слезами или кровью», эти песни «сжимают сердце и гнетут душу». И очевиден тот бесспорный факт, что только воссоединение Белоруссии с Россией в конце XVIII века вывело белорусский народ на прогрессивный путь исторического развития.

- Не секрет, что главные русофобы в Белоруссии — это белорусские змагары-националисты.

— Вы знаете, давно следует понять, что никакого белорусского национализма в Белоруссии не существует. Мы привыкли употреблять привычные понятия, зачастую не понимая, что эти понятия используются совершенно в противоположном смысле. На самом деле под видом белорусского национализма, или так называемого литвинизма, скрывается польско-шляхетская идеология, цель которой — превратить Белоруссию в анти-Россию.

Современные фальсификаторы белорусской истории, реанимируя комплекс антирусских взглядов польско-шляхетских идеологов на протяжении ХVIII-ХХ веков, тем самым идут вразрез с белорусской ментальностью и белорусской историей.

- Как я понимаю, этой цели была предназначена и программа «Восточное партнерство»?

— Конечно. Смысл программы «Восточное партнерство» заключался в том, чтобы Белоруссия и другие постсоветские члены этого проекта ориентировались на так называемые «европейские ценности» и, следовательно, на отказ от своей идентичности, от своей отечественной истории и замену ее историей, так сказать, евронатовской. Применительно к Белоруссии и Украине — на отказ от своей общерусской истории и замену ее историей польско-шляхетской.

Цель нынешнего «Восточного партнерства» остается такой же, как и во времена иностранной интервенции против Советской России — «крестовый поход» на Москву. Под прикрытием лицемерного словоблудия о демократии, европейской безопасности, экзистенциальных европейских ценностях западная военщина и олигархия стремится осуществить нашествие на Россию в своих геополитических интересах, ничего общего не имеющих с интересами белорусского народа.

Не следует забывать, что Польша рассматривает «Восточное партнерство» в тесной увязке с вопросами так называемого «нарушения прав поляков» в Беларуси и взаимным продвижением интересов польской стороны и прозападных партий в нашей республике.

Под эту стратегию в Польше уже подведена законодательная база. Так, 23 сентября 2009 года польский сейм принял резолюцию об оккупации части территории Польши Красной армией во время ее освободительного похода в Западную Белоруссию и Западную Украину 17 сентября 1939 года.

Так что своим участием в «Восточном партнерстве» мы объективно признавали право польского правительства рассматривать Западную Белоруссию в качестве оккупированной в 1939 году польской территории.

Затягивая нас в свое «Восточное партнерство», Польша таким образом набрасывала петлю на шею белорусской государственности. И никакое переформатирование «Восточного партнерства» с антироссийской политики к более тесному конкретному сотрудничеству, основанному на решении экономических проблем, не устранит угрозы превращения Белоруссии в польско-шляхетский проект «Анти-Россия».

«Восточное партнерство» — это своеобразный троянский конь, который был сконструирован в польско-шовинистических кругах, чтобы затащить его в Белоруссию и взломать цивилизационную основу белорусского общества и государственности. Благо, что наконец-то белорусские власти поняли и хотя бы приостановили членство нашей республики в этом антибелорусском проекте.

Недопустимо историю белорусского народа уподоблять библейской истории и искать какую-то обетованную землю за пределами своей Русской цивилизации. Не надо идти ни на Запад, ни на Восток, надо уметь обустраивать собственную землю, надо исходить не из химерических европейских ценностей, а из собственных национальных интересов и уметь продвигать эти интересы на международной арене.

Тогда будет понятно, что Русский союз — это и есть наш национальный путь развития, наша национальная идея. Тогда сами собой отпадут ученические представления о «европеизации» наших народов, о «евроинтеграции» и о тому подобных химерах.

Сегодня в реальной государственной политике на первый план выходит укрепление фундаментальных основ своей Русской цивилизации, своего Русского мира.

«Гора родила мышь»: Кочетков рассказал, до каких пор Запад будет поддерживать Тихановскую
«Гора родила мышь»: Кочетков рассказал, до каких пор Запад будет поддерживать Тихановскую
© РИА Новости, Нина Зотина / Перейти в фотобанк

Поэтому абсолютно прав президент России Владимир Путин, который во время «Прямой линии» со страной, характеризуя отношения между русскими и украинцами, отмечал, что «мы единое целое». Это в полной мере относится и к характеристике отношений между великороссами и белорусами.

Великороссы и белорусы составляют единое целое, единый русский народ, потому что белорусы — это русские люди. И самой исторической судьбой Белоруссии предопределено быть вместе с Россией.