Гаспарян объяснил, при каких обстоятельствах Россия откажется от союза с Китаем
Гаспарян объяснил, при каких обстоятельствах Россия откажется от союза с Китаем
© Скриншот из видео Украина.ру
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Внеочередные парламентские выборы прошли в Армении 20 июня, в них приняли участие 21 партия и четыре блока. Партия "Гражданский договор" и.о. премьера Никола Пашиняна, согласно данным ЦИК, побеждает с 53,92%, блок "Армения" экс-президента Роберта Кочаряна набирает 21,04%. Третьим идет блок "Честь имею" бывшего президента Армении Сержа Саргсяна с 5,23%. И хотя он не набрал необходимых 7% голосов, согласно законодательству, пройдет в парламент, так как в законодательном органе обязательно присутствие как минимум трех политических сил.

- Армен Сумбатович, чем вы объясняете результаты выборов? У Пашиняна не было достойных конкурентов, у него есть реальные внутриполитические заслуги или общество стало более аполитично?

— На этот вопрос невозможно дать один-единственный ответ. Это то же самое, что происходит на Украине. Просто на Украине это политическое безумие длится семь лет, а в Армении три года, но результат один и тот же. Страна разгромлена в войне, страна получила национальное унижение и катастрофу. Наверное, у общества должны были быть какие-то вопросы к власти, но этого нет.

Из 49,4% участников выборов 58% берут и голосуют за Пашиняна. Я считаю, что это национальная деградация. Возможно, многим мои слова не понравятся, но попытайтесь это объяснить иначе. Получается, что власть никакой ответственности ни за что не несет. Тогда следующей потерей будет Нагорный Карабах. Я надеюсь, что никому это не надо объяснять. Потому что согласно Резолюции Совбеза ООН это территория Азербайджана.

Вы в этой войне положили тысячи людей. Победа в войне была единственным поводом для гордости, но Пашинян это все берет и обнуляет. Не вопрос. Это из той же серии заявления о том, что нужно выстраивать диалог с Турцией. Это достаточно странно, потому что национальная идея в республике Армения — это трагедия геноцида 1915 года, который Турция не признает.

То есть можно брать множество вопросов, в которых вы будете упираться в полную интеллектуальную беспомощность, но население это, судя по всему, устраивает. Я не знаю, что тут еще можно сказать. Только поздравить их с этим. Это ускоренный темп деградации по-украински.

- На это можно посмотреть под другим углом, что армяне, условно говоря, решили сконцентрироваться на внутренней политике и выстраивать Армению в ее нынешних границах, отказавшись от Карабаха.

— Это невозможно. Вы поймите, что речь идет не только о Карабахе. Это часть системной армянской политики, которая выстраивалась на протяжении последних 30 лет. Это разделенный народ и потерянные территории. А вы предлагаете еще что-нибудь дополнительно потерять, чтобы сцементировать народ? Это же так не работает.

Если бы это работало, на Украине были бы несколько иные результаты. Они же категорически не соглашаются поговорить о независимости Донбасса даже в формате федеративной Украины. Так и здесь.

Почему вообще возникает вопрос Армении? Просто в случае с Украиной огромный процент информации передается на русском языке, а в Армении многие не понимают выстраивание политических смыслов. Даже если взять за точку отсчета ту несносную чепуху, которую наговорил Пашинян и прочие, то даже в этом случае не выстраивается какая-то логическая конструкция.

- Если им так нужен Карабах, то почему они до сих пор не признали его независимость?

— Он им нужен, потому что это часть национальной идеологии. Понимаете, вы рассуждаете с точки зрения русского человека. Но это Кавказ. Там обязательно должен быть торг, и там предметом торга на протяжении 30 лет были вот эти семь областей, где даже людей уже не было (это просто выжженная земля в результате боев). Причем эта территория Армении была не нужна. Так и в случае с Карабахом.

С одной стороны, декларируется, что это часть территории исторической Армении, где живет армянский народ. А с другой — есть итог последней военной кампании, где армянская армия просто не пришла на войну. Мы, сидя в Москве, много раз это комментировали, но никто не нашел объяснения этому внятному феномену. Страна, которая 30 лет воюет, оказалась к войне не готова.

У Пашиняна была цель в кратчайшие сроки получить болезнь «Украина головного мозга», и Пашинян с ней справился. Наши поздравления. Как они ее будут лечить, это уже не ко мне.

Единственный выход из ситуации мог бы состоять в том, что население осознает, что произошло, правильно голосует за оппозицию и исправляет ситуацию. Но поскольку оппозиция получила мизер, то это вопрос к интеллектуальной насыщенности армянского общества, если об этом вообще можно говорить.

- Сейчас приводится аргумент, что, несмотря на маневры Пашиняна, Армения все равно остается членом ОДКБ и ЕАЭС. Может, для России не все так однозначно по результатам этих выборов?

— Для России все достаточно просто. Россия многократно говорила, что она уважает выбор народов, которые живут в бывших республиках Советского Союза. У России нет там своих партий, общественных движений и предвыборных союзов, и она готова работать с любыми правительствами, потому что уважает выбор народов.

Что касается ритуальных песнопений Пашиняна по поводу ОДКБ и ЕЭАС, то это тоже очень забавно. До того, как он стал премьер-министром, он находился во фракции «Выход», и в первый год своего премьерства он постоянно бубнил, что не понимает, какие преференции Армения получает от ОДКБ, Таможенного Союза и ЕАЭС. Но по мере того, как ситуация для него ухудшалась, он осознал, что есть единственный стратегический союзник, которым является Россия.

Беда в другом. В данном конкретном случае осознать уже мало. Потому что теперь все зависит не только от Пашиняна.

- А чего вообще Россия хочет от Армении? Грубо говоря, какую политику она должна проводить, чтобы не было сомнений в ее статусе союзника?

— Мы и так не сомневаемся. Единственное, чего мы хотим от Армении и всего постсоветского пространства, чтобы люди жили там хорошо. Но именно это почему-то не очень получается.