- Николай, прокомментируйте амбивалентность действий и высказываний американского президента по отношению к России. За месяц Путин у Байдена успел побывать и убийцей, и желанным партнёром по переговорам, с которым американский президент хочет встретиться лично. Как это можно объяснить?

— Я проиллюстрирую американский стиль политического мышления на примере работы Госдепа. В российском МИДе давно сложилась традиция, когда политикой в отношении тех или иных стран занимаются специалисты по этим странам, страноведы. Америкой, например, занимаются американисты, Китаем — китаисты. У них присутствует целостное представление о стране, куда входят все аспекты национального имиджа тот или иной страны, с которой они работают. В результате у мидовцев есть целостное, единое и непротиворечивое представление о стране.

Николай Злобин: кто он
Николай Злобин: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина

Американская внешняя политика строится иначе. Уже несколько десятилетий политикой в отношении тех или иных стран занимаются не страноведы, а «системщики», то есть специалисты по тем или иным проблемам продвижения американских национальных интересов и политики. Они смотрят на мир не как на комбинацию стран, не как на политическую карту мира, а как на комбинацию проблем, целей и задач американской внешней политики, которые, естественно, не совпадают ни с национальными границами отдельных стран или даже континентов, ни с программами политических движений, политических партий или действиями тех или иных мировых лидеров.

«Системщики» видят мир гораздо более дискретно, нецелостно, то есть вместо политической карты мира, с которой надо иметь дело, они видят иерархию проблем и целей, с которыми им надо работать. Так Америка видит мир. То есть отношение к одной и той же стране может быть не просто различное, но даже противоположное. Для решения каких-то внешнеполитических проблем США эта страна может быть полезна. В решении других проблем являться врагом. И то и другое легко уживается в американской политической культуре. И то и другое является основой их действий, хотя со стороны это выглядит как определённая шизофрения, однако американцы убеждены, что именно системный, целевой, проблемный, а не страноведческий подход к внешней политике является наиболее эффективным в современном мире.

Поэтому американский политический истеблишмент, Белый дом и сам Байден относятся к Путину именно так. В каких-то вопросах он враг, противник, в каких-то вопросах партнёр для решения тех или иных задач, которые в интересах США, в каких-то вопросах он игрок извне, которого можно использовать или не использовать, отсюда такие противоречивые публичные оценки российского президента.

- МИД России выразил надежду на готовность США остановить эскалацию в отношениях. Москва надеется, что госсекретарь США Энтони Блинкен в ходе встречи с главой МИД России Сергеем Лавровым подтвердит готовность Вашингтона остановить эскалацию в двусторонних отношениях. Как вы считаете, оправдаются ли надежды?

— Борьба за изменение плохих отношений в лучшую сторону подразумевает, что стороны, во-первых, понимают, что такое хорошие отношения между ними, а во-вторых, это понимание у них является относительно общим. Могу уверенно сказать, что сейчас ситуация прямо противоположная. Обе стороны могут убедительно объяснить, что отношения между ними являются плохими, детально рассказать почему. Но ни одна ни другая сторона не в состоянии сформулировать, что такое «хорошие отношения», не говоря уже о том, что нет понимания того, как к этим «хорошим отношениям» двигаться. Вообще за постсоветские годы так и не сформулировалось понимание того, что такое «хорошие отношения» между Россией и Западом, между Россией и США, хотя, повторю, есть довольно чёткое представление, что такое плохие отношения между ними.

Николай Злобин: Россия не должна позволять себя деглобализировать
Николай Злобин: Россия не должна позволять себя деглобализировать
© РИА Новости, Нина Зотина

Нужна новая парадигма политического в анализе российско-американских и российско-западных отношений, а её нет и близко. Кроме того, потеряно взаимное доверие, причём потеряно, похоже, очень надолго. Стороны сегодня не доверяют друг другу больше, чем в годы холодной войны. Стороны сегодня подозревают друг друга в кознях, направленных на ущемление интересов другой стороны, больше, чем в годы холодной войны. Стороны сегодня отстают от убегающего вперёд мира быстрее, чем это было в годы холодной войны. Это вызывает их сильное раздражение. И Америка, и Россия засиделись на старте процесса складывания нового миропорядка, заняты выяснением отношений друг с другом. В это время мир движется вперёд, всё меньше и меньше обращая внимание на американо-российские разборки, они всё меньше и меньше совпадают с основными трендами, в соответствии с которыми движется мировое развитие. Короче говоря, картина более чем печальная. К этому можно добавить сокращающиеся экономические возможности сторон, падение их идеологической привлекательности, упадок внутреннего динамизма.

Россия и США всё больше и больше входят в диссонанс с требованиями нового мирового порядка, поэтому ни о какой деэскалации сегодня говорить невозможно. Во-первых, непонятно, что это значит. Во-вторых, как это сделать. В-третьих, ради чего это делать, каким будет политический приз. В-четвёртых, какой части российской и американской элиты это нужно с точки зрения их фундаментальных интересов. Тем более есть встречное движение, в дальнейшей эскалации взаимных отношений заинтересованы гораздо более серьёзные силы с обеих сторон. Более того, в эскалации российско-американских отношений заинтересованы многие силы в мире, которым выгодно, чтобы две державы взаимно ослабляли друг друга. Иначе говоря, США и Россия попали в западню фантомных болей холодной войны, не могут оттуда вырваться, более того, получают удовольствие.

- Николай, какова роль Украины в отношениях США и России?

— Украина, мне кажется, относится как раз к тем странам, которые хотели бы, чтобы Россия и Запад, Россия и США выясняли свои отношения бесконечно. Причём в истеричном конфронтационном стиле. Договорённости между Россией и США могут серьёзно ограничить свободу рук украинских политиков, поставить их в рамки и не дать возможности манипулировать и страной, и игроками извне. Украина является спойлером этих отношений и отлично это понимает. Как только она прекратит быть этим спойлером, её роль в конфронтации двух сверхдержав резко упадёт.

Николай Злобин: Цель санкционной политики США — превратить Россию в страну-изгоя
Николай Злобин: Цель санкционной политики США — превратить Россию в страну-изгоя
© РИА Новости, Нина Зотина

Нужно это Украине? На данном этапе точно нет. Это отбросит её на периферию Европы, поэтому Украина будет оставаться спойлером, занимая, как правило, американскую точку зрения, но при этом не переходя определённые красные линии, могущие вызвать неприемлемую для Украины реакцию России. Как долго можно ходить по лезвию ножа? Пока достаточно долго. Я бы не испытывал здесь в обозримом будущем никакого оптимизма. Две сверхдержавы, находящиеся в менталитете окончившейся уже тридцать лет назад холодной войны, продолжают рассматривать Украину, как в своё время они рассматривали пограничные страны между двумя глобальными социально-экономическими системами, социализмом и коммунизмом.

Исторический опыт показывает, что как бы это ни было выгодно этим странам в тактическом плане, в стратегическом плане это может нанести им сильнейший ущерб и надолго отбросить назад. Сегодня этот риск просматривается и на Украине. Судьба, например, Югославии должна чему-то научить украинских политиков. А вот научит ли?