- Вячеслав, прежде чем непосредственно начать разговор о подписанном Советской Россией и Второй Речью Посполитой Рижском договоре, которому сегодня, 18 марта, исполняется 100 лет, хотел бы попросить вас рассказать о том, что ему предшествовало, а именно о советско-польской войне 1920 года. Почему она произошла?

— Причиной войны было желание двух новообразованных государств — Советской России и Польши — взять под свой контроль территории Белоруссии и Западной Украины. Поляки хотели восстановить свое государство в рамках 1772 года, до первого раздела Речи Посполитой, большевики собирались советизировать новые земли и использовать их как плацдарм для дальнейшей советизации Европы. Сверхзадача войны для Москвы была именно такой — через сокрушение Польши сокрушить всю Версальскую систему.

Вячеслав Бондаренко: К 100-летию Русского исхода из Крыма
Вячеслав Бондаренко: К 100-летию Русского исхода из Крыма
© pravchtenie.ru

- Почему большевики в ней проиграли, несмотря на то что они выиграли у белых?

— Задача для большевиков оказалась очень сложной. Если бы они смогли сосредоточить против поляков все силы, то выиграли бы войну, но эти силы были распылены по фронтам войны внутренней. С белыми красные справлялись именно потому, что в критические моменты концентрировали на самом угрожающем направлении мощный кулак: «Все на борьбу с Деникиным!», «Все на борьбу с Юденичем!» — и так далее.

А с Польшей такого не получилось. Ошибки, которые советское командование допускало во время польской кампании, были очень серьезными. Ставка на то, что «угнетенный польский народ» поднимется против своих панов, не сработала.

И главное — в Польше красные столкнулись с мощным, профессиональным, хорошо организованным сопротивлением Войска польского, для которого эта война была войной за судьбу своей страны, за свою независимость. К тому же не стоит забывать, что Войско польское фактически было интернациональным проектом, Польше активно содействовали Франция и США.

Борьба шла с переменным успехом, и примерно до середины 1920 года нельзя было сказать, за кем останется окончательное слово. Но после разгрома Красной армии на Висле исход войны стал окончательным.

Вячеслав Бондаренко: кто он
Вячеслав Бондаренко: кто он
© pravchtenie.ru

- Когда большевики запросили мира?

— Первый пробный шар относительно мира большевики забросили еще 17 августа, но на тот момент мир полякам был не нужен: они снова перешли в наступление и к осени 1920-го вернули себе все, что потеряли в Белоруссии (12 октября ими вторично был взят Минск, освобожденный красными 11 июля).

То есть ситуация для красных стала примерно такой же катастрофической, как для поляков в августе. Но в продолжении войны уже никто из сторон заинтересован не был: поляки добились своего, вернув под контроль западнобелорусские и западноукраинские земли, а красные поняли, что «польский блицкриг» провалился и нужно закреплять положение, а не ухудшать его дальше. Бои еще шли, а в Риге стороны уже вели мирные переговоры (первый раунд прошел 21 сентября).

23 сентября Ленин поручил главе советской делегации Адольфу Иоффе заключить перемирие за 10 дней любой ценой, даже ценой уступки территорий Белоруссии и Украины. Свою позицию по восточной границе поляки обозначили еще в конце августа, и спорить с ними никто не стал: главной целью советских дипломатов было остановить боевые действия. И 12 октября удалось подписать перемирие, фактически и прекратившее войну.

- Почему договор был подписан именно в Риге?

— Латвия была ближайшим нейтральным к России и Польше государством, удобным для обеих сторон. В Риге подписали еще октябрьское перемирие, а потом долго, до марта, работали над текстом окончательного договора. Его подписали там же, где и перемирие, в рижском Доме Черноголовых (который почему-то повсеместно именуется «дворец Шварцкопф») — это самый центр Риги, на Ратушной площади.

- Кто именно участвовал в его подписании? Какова судьба участников переговоров с советской стороны?

— В советскую делегацию входили А.А. Иоффе, Я.С. Ганецкий, Э.И. Квиринг, представлявший Украину Ю.М. Коцюбинский, Л.Л. Оболенский, в польскую — Я. Домбский, С. Каузик, Э. Лехович, Г. Страсбургер, Л. Василевский.

Из советской делегации своей смертью умер только Оболенский. Иоффе застрелился в 1927-м, остальных расстреляли в 1937-м.

Из поляков дольше всех прожил Станислав Каузик, он умер в 1959-м.

Часто подчеркивается, что Советская Россия и Советская Украина на переговорах были представлены, а Советская Белоруссия — нет. При этом забывают, что Россия и Белоруссия с 14 января 1921 года состояли в военно-политическом союзе, который объединял практически все сферы деятельности двух стран. Фактически это было единое союзное государство с уровнем интеграции намного более высоким, нежели сейчас.

- Какими были основные пункты Рижского договора?

— В преамбуле договора отмечено, что стороны решили заключить «окончательный, прочный, почетный и основанный на взаимном соглашении мир». Особенно впечатляет здесь слово «почетный», потому что почетным этот мир был только для Польши. Договор признавал, что именно Польша выиграла войну, приобретя на востоке огромные территории — пол-Белоруссии, а на Украине — Восточную Галицию, Западную Волынь, Полесье и Холмщину (да еще у Литвы отобрали Вильно и Виленский край, которые окончательно вошли в состав Польши в 1922-м).

Статья XIII обязывала Советскую Россию уплатить Польше 30 миллионов золотых рублей в монетах или слитках не позднее чем к марту 1922-го. Статья XIV педантично перечисляла, сколько железнодорожного имущества должна Россия Польше: 300 паровозов, 260 пассажирских вагонов и 8100 товарных вагонов —  на общую сумму более 18 миллионов золотых рублей. Статья XIX списывала Польше все долги перед Россией. Кроме того, Россия и Украина обязывались вернуть Польше все военные трофеи, вывезенные с ее территории с 1772 года.

- Тут невольно напрашивается аналогия с Брестским миром 1918 года. Можно ли их сравнивать?

— И да, и нет. Оба были унизительными и грабительскими. И тот и другой договор подписывал Адольф Иоффе. А вот дальше начинаются различия. Брестский мир передавал противникам России куда большие территории с большей численностью населения и материальными ценностями. Несопоставим был также размер репараций. Но! Брестский мир действовал всего лишь с марта по ноябрь 1918 года, в условиях еще продолжавшейся Первой мировой, и был аннулирован при первой возможности. А вот Рижский мир действовал не несколько месяцев, а больше 18 лет. Он фактически сформировал и оформил межвоенное положение Восточной Европы. Получается, что именно Рижский мир был самым тяжелым поражением советской дипломатии за всю ее историю.

- Почему поляки забрали себе Волынь и Западную Белоруссию, ведь большинство тамошнего населения не поляки, а этнические малороссы и белорусы?

— Действительно, в Польше тех лет бытовали разные мнения по поводу того, как именно нужно строить будущую страну. Например, Народно-демократическая партия (эндеки) выступала против того, чтобы включать в состав Польши культурно и ментально чуждые ей народы. Но победила все же иная линия, согласно которой поляки ощущали себя ответственными за «дикое» население восточных земель и были «обязаны» его просвещать.

Вячеслав Бондаренко: Причины 100-летней давности трагедии на советско-польском фронте и ее итоги
Вячеслав Бондаренко: Причины 100-летней давности трагедии на советско-польском фронте и ее итоги
© pravchtenie.ru

После военных побед 1920-го и дипломатической победы 1921-го их охватила эйфория, ведь Польша не только состоялась как государство, отразила атаку красных, но еще и приросла территориями и ресурсами, фактически став одним из главных выгодополучателей Первой мировой войны. Белорусов и украинцев решили «переварить», ассимилировать, причем задумались об этом еще до заключения Рижского мира — первый закон об осадниках приняли еще 17 декабря 1920-го. Что эта затея неосуществима, стало понятно уже к концу 1920-х, но в начале десятилетия планы строились радужные.

- Как тогда местное украинское и белорусское население восприняло включение своих земель в состав Польши? Приветствовало или было против?

— Люди к тому времени были настолько измучены не прекращавшейся на протяжении семи лет войной, что радовались любой стабильности. Те, кто столкнулся с нравами большевиков, были довольны тем, что оказались в «цивилизованной» зоне.

Те, по кому Рижский мир прошелся катком (разъединенные границей семьи, разорванные связи), конечно, были возмущены. Больно было уязвлено самолюбие белорусов с политическими амбициями — они видели, что Польша вышла из войны победительницей, фактически одной из сильнейших стран Европы, а им достался крошечный кусочек земли во главе с Минском.

К тому же стоит отметить, что между Польшей и БССР (а с 1922 года — и СССР) фактически до 1925 года еще велись боевые действия — постоянные пограничные конфликты, засылка вооруженных отрядов на сопредельные территории.

- Получается, что если бы не Рижский договор, то не было бы Волынской резни 1943 года? И главное, наверное, не было бы ОУН, которая образовалась и закалилась как боевая организация именно во времена Второй Речи Посполитой на западноукраинских землях?

— Парадоксально, но именно «благодаря» польской оккупации родилась и состоялась практически вся западноукраинская националистическая «элита». И с момента создания ОУН в 1929-м на протяжении всех 1930-х эта организация была единой, раскол возник уже в начале 1940-х, после краха Польши.

Правда, стоит сказать, что при польской власти особенных успехов ни у украинских, ни у белорусских националистов в легальном политическом поле не было — просто потому, что конкуренты в собственном государстве полякам были не нужны.

- Поляки, как известно, не принимают пакт Молотова—Риббентропа, по которому Западная Украина и Западная Белоруссия вошли в состав СССР. Могут ли сегодняшние польские власти на основе Рижского договора претендовать на западноукраинские и западнобелорусские земли?

— Польская политика всегда жила не только реалиями, но и определенным набором достаточно старых химер, некоторые из которых носят романтический характер, некоторые — агрессивный.

К такой химере относится и мечта о реванше, возвращении Западной Украины и Западной Белоруссии, после чего Польша якобы станет центром некоего «Междуморья», этакого Восточного Евросоюза, буфера между «цивилизованным» миром и «дикой» Россией.

Комментировать это всерьез невозможно, никаких предпосылок для этого нет. Любой человек имеет право на голубую мечту, но когда мечтают профессиональные политики, это всегда смешно.