Анатолий Вассерман: кто он
Анатолий Вассерман: кто он
© РИА Новости, Александр Натрускин | Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

С начала февраля украинская армия впервые с июля 2020 года возобновила обстрелы ДНР из орудий калибра 122 мм. Спецмониторинговая миссия ОБСЕ на Украине с начала 2021 года зафиксировала более 2,5 тыс. нарушений режима тишины в Донбассе. При этом руководитель российской делегации Борис Грызлов заявил, что «это не случайные нарушения, это целенаправленные действия, совершенные по приказу украинской власти».

- Анатолий Александрович, речь идет о каких-то новых провокациях, или украинская сторона всегда себя так ведет?

— Я думаю, что помимо всего прочего тут дело именно в изменениях обстоятельств. Конкретно изменилось одно обстоятельство — в Соединенных Государствах Америки (СГА) назначили президентом Байдена. Трампа, который победил в реальном голосовании, завалили вбросами. Это было вполне очевидно, но это велено забыть.

Так вот Байден значительно больше Трампа заинтересован в уничтожении России. И та часть России, которая называется Украиной, — самый удобный инструмент для такого уничтожения. Не секрет, что русских в бою никто не может одолеть, и единственный способ сокрушить русских — заставить их драться между собой, что и делают с помощью польской фальшивки «Украина — не Россия».

И теперь, когда власть захватила группировка, добивающаяся унификаторской глобализации (глобализация сама по себе — дело во многих отношениях полезная и целесообразная, но она полезна и целесообразна, когда открывает каждому производителю доступ ко всем желаниям потребителей, а каждому потребителю — доступ ко всем производителям, я об этом писал еще лет 20 назад), взят курс на всеобщую унификацию и подавление всякого разнообразия.

А русская цивилизация не просто одна из 10 существующих в мире цивилизаций. Так уж исторически сложилось, что именно русская цивилизация оказывается самым мощным препятствием на пути унификаторов. Это не первая в истории такая попытка и не последняя.

И эти глобальные тенденции проявились в том что новая команда, пришедшая к власти в СГА, считает именно русскую цивилизацию главным своим врагом, подлежащим уничтожению. И одно из средств этого уничтожения — провоцирование войны внутри русского большинства граждан Украины и попытки превратить это большинство в нечто антирусское. И обострение на Донбассе — неизбежное и заранее спрогнозированное специалистами следствие назначения Байдена президентом СГА.

- Сейчас приходится слышать, что украинская сторона не пойдет на силовой захват Донбасса, потому что это приведет к гибели ее армии, что не выгодно Америке. Так ли это?

— Неизвестно. Но вообще англосаксонская цивилизация известна тем, что всегда готова сражаться до последней капли крови своих союзников. Для них союзники — это расходный материал. Сколько его надо израсходовать, определяется текущими обстоятельствами, зачастую совершенно неожиданными. Поэтому я бы на месте Зеленского не зарекался от того, что завтра американцы потребуют от него торжественно повеситься на монументе «Украина» на площади Независимости.

- Почему в 2014 году остановили наступление ополченцев на Харьков и Мариуполь, и могло ли это решить все проблемы, связанные с сегодняшним кризисом?

— Нет, не могло. У ополченцев на тот момент могли бы быть силы для взятия этих ключевых мест, но не было сил для их удержания. В тот же Мариуполь ополченцы могли прорваться, но этот прорыв был бы в настолько узкой полосе вдоль берега Азовского моря, что, если бы в украинской армии нашелся мало-мальски грамотный капитан или майор, знакомый хотя бы с основами военного дела, он бы ударом во фланг отрезал ополченцев в Мариуполе.

А без снабжения и боепитания они довольно скоро стали бы жертвой даже нацистских отморозков, абсолютно воевать не умеющих. Их бы просто задавили и завалили. И это произошло бы так быстро, что ополченцы не успели бы мобилизовать сочувствующих им жителей Мариуполя. Поэтому такой прорыв был бы красив, но технически вряд ли возможен.

- Еще сейчас приходится слышать залихватские заявления, что если ВСУ рискнут идти на Донбасс, то российская армия дойдет чуть ли не до Киева. Хватит ли у нее на это духу?

— Не знаю. Это зависит от множества обстоятельств. В 2014 году РФ удержало от действий на территории другой российской республики не опасение каких-то санкций извне. Было понятно, что давить будут в любом случае. Проблема заключалась в том, что массовое сознание граждан Украины было наполнено пропагандой того, что в Евросоюзе им было медом намазано.

Если бы РФ вмешалась в ход событий, то добрая половина граждан Украины до сих пор бы была уверена в том, что клятые москали оторвали ее от щедрой европейской кормушки. На самом деле картина прямо противоположная. Европа использует Украину не для того, чтобы ею накормить, а для того, чтобы самой ею накормиться. Украина стала лакомым блюдом на европейском обеденном столе.

Тогда на Украине практически никто не ожидал такого. Это значит, что в случае вмешательства РФ, скорее всего, на Украине нашлись бы десятки миллионов недовольных этим вмешательством и сотни тысяч желающих отомстить за него. Была бы по меньшей мере волна террора. Причем учитывая, что украинцев от русских ни под каким микроскопом не отличить, бороться с этой волной террора было бы крайне сложно.

Руслан Бортник: У всех участников донбасского конфликта присутствует двоемыслие и троедействие
Руслан Бортник: У всех участников донбасского конфликта присутствует двоемыслие и троедействие
© Facebook, Ruslan Bortnik
Так вот сейчас украинцы по большей части уже разобрались, зачем они понадобились Евросоюзу. Этого препятствия для вмешательства РФ уже нет. Есть ли другие препятствия? Не знаю.

- Вы в предыдущих интервью касательно будущего Донбасса говорили, что он может легко интегрироваться в российскую экономику за счет восстановления прежних связей с Ростовской областью. Но есть и противоположный аргумент, который говорит о том, что за 30 лет Донбасс стал частью украинской экономики, конкурирующей с российской, и что интегрировать его не так-то просто. Как устранить эти противоречия?

— Донбасс — это действительно три области: Донецкая, Луганская и Ростовская. И действительно в рамках единого Донбасса хозяйство было единым еще с имперских времен, осталось таковым в советское время и в значительной степени остается им во времена постсоветские. Отрасли, работающие в этих трех областях, не конкурируют между собой, а взаимно дополняют друг друга, причем по сей день.

Украине Донбасс нужен в значительно меньшей степени. В постсоветское время значительная часть отраслей производства Украины в других регионах, взаимодействующих с Донбассом, практически уничтожена. Сейчас продукция Донбасса на Запад идет по большей части не на Украину, а через Украину на экспорт. Так что степень интеграции Донбасса с остальной Украиной за постсоветское время сократилась.

Исходя из этого, препятствий для вхождения Донбасса в состав России меньше, чем препятствий для его оставления в составе Украины.