Олег Гусев: Если РФ и Казахстан не договорятся по болезненным темам, их начнут раскачивать другие
Олег Гусев: Если РФ и Казахстан не договорятся по болезненным темам, их начнут раскачивать другие
© Олег Гусев
- Айдархан, президент Токаев решил законодательно запретить продажу и сдачу в аренду казахстанской земли иностранным гражданам и иностранным юридическим лицам. Приведет ли это решение к развитию экономики и позволит ли оно стране стать более независимой в принятии решений?

— Это никак не повлияет ни на развитие экономики, ни на самостоятельность в принятии решений. Это не столько экономическая, сколько социально-политическая мера для успокоения граждан. Речь не идет о какой-то системной работе в экономике или внешней политике. Она ни на что не влияет.

- В этом году Казахстан будет председательствовать в Евразийском экономическом союзе. Это простая формальность, или же он сможет привнести какие-то новые смыслы для объединения либо, наоборот, отстоять свои личные интересы?

— Остальные изменения председательства затронут внешне незаметные организационные вопросы и процесс принятия решений. Год назад Токаев как раз об этом говорил, когда отклонил стратегию ЕАЭС с аргументацией, что не представлены все стороны, есть перекосы в количестве людей и так далее. В основном он критиковал организационную сторону союза. И это председательство Казахстана будет больше посвящено организационной стороне, чем большим программным документам.

- Очень неоднозначно оценивают экономическое взаимодействие Казахстана с Китаем. Насколько он менее уязвим перед влиянием Пекина по сравнению с остальными странами Средней Азии?

— На самом деле китайское влияние в Казахстане гораздо меньше, в отличие от того же Кыргызстана. Не думаю, что существует вопрос относительно того, что нужно как-то обезопасить себя от этого влияния. В Казахстане, во всяком случае.

- То есть у вас нет опасений, что Китай заберет за долги казахстанскую территорию или ресурсы?

— Нет, такого нет. Это видно по незначительному объему долгов и другим показателям. Экономическое и политическое влияние Китая на Казахстан не настолько значимо, чтобы говорить о принятии каких-то особых решений, кроме как дипломатических методов. Дипломатическими методами страны друг друга всегда в чем-нибудь убеждают. Нет такой критической зависимости, чтобы китайцы что-то забрали за долги или навязали свою волю. В этом плане я проблем не вижу.

- Останутся ли США основным инвестором в Казахстан, учитывая, что новый президент Байден якобы выступает за зеленую энергетику, а инвестиции направлены в основном в нефтегазовый сектор?

— Я не думаю, что американские инвестиции в Казахстан зависят от зеленой энергетики или позиции Байдена. Американские инвестиции — это исключительно нефтегазовый сектор (Кашаган, Тенгиз и еще пару проектов), который живет своей жизнью, весьма далекой от политических течений. С политической точки зрения невозможно сказать, будут ли США первыми или последними инвесторами в Казахстане. Это зависит от экономических проектов и нефтяной конъюнктуры.

- Считается, что в Казахстане сильны идеи пантюркизма. А насколько серьезно в республике представлены позиции Турции и турецкого бизнеса?

— Я не думаю, что Турция серьёзно присутствует в стране. Наиболее серьезно в стране присутствие России и российского капитала, в том числе через ЕАЭС, торговые связи, экспорт/импорт, движение капиталов, людей и многое другое. Турция — это все-таки внешний периметр для ЕАЭС и Казахстана. Турецкое влияние есть, но оно некритично для Казахстана.  

- Еще одна популярная тема — экономический рост Узбекистана, который якобы вот-вот догонит и перегонит Казахстан. Что вы об этом думаете?

— Не могу сказать, что Узбекистан «вот-вот» догонит и перегонит Казахстан. Все-таки разница между ними достаточно большая. Тем не менее, темпы роста Узбекистана существенно превосходят темпы роста Казахстана.

Мамырайымов объяснил, почему при Байдене нефтегазовый сектор Казахстана оскудеет
Мамырайымов объяснил, почему при Байдене нефтегазовый сектор Казахстана оскудеет
© camonitor.kz
Более того, у нас в качестве стратегической цели в пятилетней перспективе поставлено достигнуть экономического роста в 5%, но даже это в условиях Казахстана — стагнация. Это не стратегическая цель. Еще раз, экономика должна расти не менее 5%, а все что меньше этого — стагнация.

Узбекистан на протяжении последних 12 лет растет быстрее, чем Казахстан. С точки зрения долгосрочных трендов Узбекистан, к сожалению, давно догоняет Казахстан по темпам роста. И сегодня у него есть возможность ускориться, в то время как у Казахстана таких возможностей нет.

И пока Казахстан структурно качественно не изменит свою экономику (а это довольно хлопотная вещь), сегодняшние макроэкономические показатели не дадут ему достичь темпов роста выше 5%. А Узбекистан может добавить и до 10, и до 12%.

То есть об этом еще относительно долго речи идти не будет, но, учитывая системное различие в темпах роста Казахстана и Узбекистана, рано или поздно это случится.

- А как сложится двустороннее сотрудничество России и Казахстана? Что победит: исторические связи и общий транзит, или, условно говоря, две сырьевые экономики плохо сочетаются?

— Две транзитные страны прекрасно могут сочетаться. И две сырьевые экономики прекрасно могут сочетаться. В этом нет никаких противоречий. Тем более что российская экономика сейчас существенно разворачивается от сырьевой зависимости. По факту она это уже сделала, просто это еще не проявилось. Нет постановки вопроса о том, что между Россией и Казахстаном существует какое-то соревнование или противоречия. Все у нас хорошо будет.

- Вы сказали, что необходимо качественное развитие казахстанской экономики. Что для этого нужно сделать, и сможет ли Россия сыграть в этом какую-то роль?

— Для этого нужно излечиться от «голландской болезни» (негативный эффект, оказываемый влиянием укрепления реального курса национальной валюты на экономическое развитие в результате бума в отдельном секторе экономики. — Ред.) и уйти от сырьевой зависимости. Это то, о чем мы постоянно говорим, но до сих пор не делаем.

Не делаем мы это по одной простой причине. Это достаточно неприятно и больно в моменте. Но либо мы рано или поздно сами решим потерпеть эти неприятности и вылечиться от болезни, либо очередной кризис или цепочка кризисов продолжит сажать нас на эту иглу, пока это не станет очевидным.

С этой точки зрения ни Россия, ни кто-либо извне Казахстану не помогут. Это внутреннее политическое решение и внутреннее понимание того, как это будет происходить. И когда процесс пойдет, этому будут способствовать и внешние обстоятельства (любой ветер будет попутным). А если мы не примем такого решения, любой ветер будет встречным. Если мы от этого будем убегать, у нас везде будут проблемы.