Об этом доцент политологии БГУ Всеволод Шимов рассказал в интервью изданию Украина.ру

- Всеволод, как вы оцениваете воскресную акцию оппозиции? Она удалась? Народу меньше или больше по сравнению с прошлыми воскресными акциями?

— В общем, ничего экстраординарного на воскресной акции не произошло, такие акции уже стали рутиной. Число протестующих в Минске стабилизировалось и не сокращается, это факт.

- Ультиматум Тихановской все же удался?

— Не думаю, что он удался, да и задачи такой на самом деле не ставилось. Но на ближайшую неделю-две протесты этот ультиматум, конечно, подогрел и в этом смысле удался.

- Что вы думаете по поводу начавшихся в понедельник забастовок? Будут ли они массовыми? Правильно ли я понимаю, что забастовали в том числе студенты и вашего вуза — БГУ?

Александр Лукашок: Радикализация протестов в Белоруссии - путь к войне
Александр Лукашок: Радикализация протестов в Белоруссии - путь к войне
© Facebook, Александр Лукашок

— Мне кажется, это больше рассчитано на медиаэффект. Какие-то акции, безусловно, будут, но сомневаюсь, что они станут массовыми. Попытка организовать забастовку в августе уже имела место и провалилась. Пока большинство предпочитает проявлять осторожность и выжидает. То же самое касается и студентов — протестный актив вышел на улицы, но раскачать основную массу студенчества пока не удалось.

- Почему нынешняя белорусская власть ничего не способна предложить протестующим, кроме силовых методов? Почему она не выдвигает какие-то конструктивные предложения?

— Белорусский президент хочет остаться у власти, ничего принципиально не меняя в действующей политической модели. В качестве некоего подобия компромисса была предложена конституционная реформа, которая, по замыслу, должна снять напряжение и даже, возможно, обеспечить оппозиции некое символическое присутствие в политическом пространстве, но при сохранении рычагов управления в руках верных Лукашенко сил.

Однако протестующих подобный вариант не устраивает — они требуют ухода действующего президента и новых выборов, а вопрос конституционной реформы отодвигают на потом. Так что пространства для компромисса попросту нет.

Светлана Тихановская: кто она
Светлана Тихановская: кто она
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

- А что провинция? Утихли там протесты или нет?

— В провинции в целом все достаточно спокойно, особенно на востоке страны. В Гродно и Бресте активность традиционно выше, однако основная арена событий — конечно, Минск.

- Можете ли вы хотя бы приблизительно описать тех, кто каждые выходные выходит на протесты? Это все змагары?

— Выходит в основном столичный средний класс, который нагулял жирок за время "лукашенковской стабильности", но устал от авторитарно-патерналистского стиля управления несменяемого лидера. Конечно, это в массе своей далеко не идейные "змагары".

Александр Лукашенко: кто он
Александр Лукашенко: кто он
© AP, Sergei Sheleg, BelTA Pool

Однако эти люди сформированы в условиях суверенного белорусского государства и в массе своей приняли идею национальной обособленности белорусов от русских. Именно поэтому бело-красно-белая символика националистов у них не вызывает отторжения, и они с готовностью становятся под эти флаги.

При этом эмоциональной связи с Россией эти люди в основном не чувствуют, и среди них, пусть и не в острой форме, распространены антироссийские предубеждения, связанные с якобы меньшей "европейскостью" России по сравнению с Белоруссией.

- Политолог Алексей Дзермант у себя в ФБ опубликовал пост какого-то змагара, в котором тот предлагает Белоруссии разделиться на две половины: в Западной Белоруссии будут жить, кратко говоря, те, кто против Батьки и за Европу, а в Восточной — те, кто за совок. Понятно, что это утопия, но насколько сегодня в белорусском обществе произошел серьезный идеологический раскол?

Эльвира Мирсалимова: В Белоруссии появились управляемые, удобные власти политические структуры
Эльвира Мирсалимова: В Белоруссии появились управляемые, удобные власти политические структуры
© предоставлено Эльвирой Мирсалимовой

— Раскола как такового нет, поскольку протестующие стараются не обозначать свои идеологические и геополитические предпочтения, сводя все к требованиям отставки Лукашенко и новых выборов. Поэтому есть разная степень принятия и непринятия протестной повестки. Есть ядро убежденных и активных протестующих. Есть пассивно сочувствующие.

Есть те, кто по разным причинам не поддерживает протест, но и не за Лукашенко. Наконец, есть и убежденные сторонники действующего президента. О соотношении разных групп судить не берусь, так как нет нормальной социологии, но думаю, преобладает "болото" из пассивных сочувствующих и не присоединившихся.