Экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская отвела главе государства Александру Лукашенко почти две недели на выполнение своего ультиматума. Лидер оппозиции требует от президента отказаться от власти, освободить политзаключенных и прекратить насилие на улицах.

В противном случае Тихановская угрожает начать с 26 октября общенациональную забастовку, блокировку всех дорог и обвал продаж в государственных магазинах.

- Богдан Анатольевич, какую цель преследует Тихановская, выступая с угрозами в адрес Лукашенко?

— Тихановская играет на обострение, пытается показать, что управляет протестом. Помимо прочего, это реакция на визит Лукашенко в СИЗО. С одной стороны, многие решили, что это попытка достичь компромисса между оппозицией и Лукашенко. Испугались, что какая-то часть заключенных пойдет на компромисс по причинам страха или данных им обещаний и признает режим Лукашенко легитимным.

Дело в Минске. Почему Тихановскую объявили в розыск в России
Дело в Минске. Почему Тихановскую объявили в розыск в России
© REUTERS, Hannibal Hanschke
С другой стороны, испугались того, что Лукашенко провернет хитрую комбинацию, отпустив заключенных, чтобы дискредитировать их. Поэтому Тихановская сыграла на опережение. Если этих людей отпустят, она сможет заявить, что Лукашенко послушался ее ультиматума, пошел на уступки. Если не отпустит, то она сможет заявить, что Лукашенко не пошел на уступки, поэтому мы обостряем конфликт и выводим его на новый уровень.

В любом случае противоречия в белорусском обществе никуда не денутся, и противостояние будет продолжаться до тех пор, пока погода не заставит людей отказаться от участия в уличных акциях, или они сами не перейдут к жестким действиям в отношении правоохранителей и сторонников Лукашенко.

А такие признаки уже есть: сожгли дачу начальника минского ОМОН, пытаются перекрывать дороги.

- Как Лукашенко может отреагировать на обострение ситуации?

— В определенной степени обострение может быть удобно и самому Лукашенко. Если бы кто-то из милиционеров был бы ранен и погиб, можно было бы применять против протестующих супержесткие меры, огнестрельное оружие, бросать в лагеря и так далее.

В этом случае он может заявить, что отказывается от каких-либо компромиссов, не будет проводить конституционную реформу, пока не наведет в стране порядок. Поэтому парадоксальным образом и оппозиция, и Лукашенко будут играть на обострение. То есть им будет выгоден сценарий обострения ситуации.

Лукашенко мог бы заявить представителям России, что я с удовольствием пошел бы на реформы, но народ совсем распоясался, и я должен закручивать гайки. А оппозиция может сказать, что нас тут уже отстреливают, поэтому мы идем на суперрадикальные методы.

- А насколько велико влияние Светланы Тихановской на оппозицию? Способна ли она выполнить свои угрозы и вывести значительное количество людей на улицы?

— Тихановская скорее выступает как глашатай определенных сил. Наверняка эти силы имеют связи в оппозиционной среде и среди людей, которые могут осуществлять акции прямого действия. Через Тихановскую это все проговаривают, из нее делают лидера протеста и наращивают ей авторитет.

«Американка» президента. Лукашенко хочет поставить оппозиции мат в два хода
«Американка» президента. Лукашенко хочет поставить оппозиции мат в два хода
© скриншот видео president.gov.by
В реальности у нее ресурсы очень скромные. Например, непонятно, как она может организовать стачку по всей стране или акции по перекрытию дорог по всей стране. Возможно, эти решения уже приняты, и Тихановская озвучивает эти ультиматумы, чтобы продемонстрировать ложную возможность выбора.

Возможно, кем-то из закулисных технологов принято решение на обострение, которое никак не зависит от Тихановской.

- Во время первой волны протестов Владимир Путин в ответ на просьбу Лукашенко создал резерв силовиков для помощи их белорусским коллегам. Может ли Кремль задействовать российских специалистов, если протесты будут радикализироваться?

— Думаю, что нет. (Пресс-секретарь президента РФ) Песков и другие официальные лица заявляли много раз очень вежливо и дипломатично, что разбираться в белорусском конфликте должны сами белорусы. Если бы против Белоруссии решили применить военную интервенцию, как против Ливии, объявить бесполетную зону… Если бы Путину по линии спецслужб донесли, что туда направляется отряд иностранных спецназовцев, тогда, возможно, было бы принято такое решение.

А направлять туда наш ОМОН, чтобы он лупил людей на улицах… Там и так Россию уже воспринимают как сторону, которая поддерживает Лукашенко, и к России отношение ухудшается.

Если туда будут направлены наши омоновцы, это отношение может стать необратимым и массовым, и ни о какой интеграции говорить не придется.

Пусть Лукашенко разбирается сам, у него большой репрессивный аппарат — КГБ, ОМОН, армия. Кстати, он не будет сомневаться отдавать приказ стрелять в своих собственных граждан. Ради власти он пойдет на все. Я убежден, что наш политический класс не будет туда ввязываться.

Тем более что даже после протестов, когда его положение стало неустойчивым, Лукашенко продолжает политику многовекторности, клянчит у России ресурсы и деньги.

Даже если Лукашенко досидит всю каденцию, раскол в обществе будет усугубляться. В любом случае Лукашенко уже утратил легитимность у себя на родине, а на штыках обычно долго не сидят.

- Поддержка, которую Россия оказала Белоруссии, способствовала ли стабилизации белорусской экономики? И как теперь будут развиваться отношения между странами?

— Кредит в 1,5 миллиарда долларов — очень условная поддержка. Она могла оказать какое-то влияние в разве что в психологическом плане. Потому что по большей части это перекредитование или выплата системообразующим российским корпорациям тех долгов, которые Белоруссия накопила за последнее время.

Марат Баширов: Встретившись с оппозицией в СИЗО, Лукашенко показал себя талантливым политиком
Марат Баширов: Встретившись с оппозицией в СИЗО, Лукашенко показал себя талантливым политиком
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Так что, наоборот, поддержка со стороны России будет сокращаться постепенно. Может быть, в зависимости от действий, которые будет предпринимать белорусское руководство. Но поскольку я убежден, что белорусское руководство никаких действий ни в области реформ, ни в области интеграции проводить не будет, то и поддержка тоже будет сокращаться.

Белорусские аналитики, например, Ярослав Романчук, считают, что кредит в 1,5 миллиарда долларов — очень немного и спасёт, может быть, на полгода. Потом перед Белоруссией опять встанут те проблемы, которые были заложены Лукашенко еще очень давно. Это системные проблемы экономики и политического режима. Решить их не может не только кредит в 1,5 миллиарда, но и гораздо более значимые кредиты.

По оценкам наших чиновников мы уже вложили в экономику Белоруссии до 300 миллиардов долларов. Это кредиты, льготы, преференции и так далее.

Надеюсь, что наше руководство будет очень прагматично смотреть на российско-белорусские отношения и будет переходить на другие формы взаимоотношений.