Андрей Грозин: Россия совершит ошибку, если поддержит одну из сторон конфликта в Киргизии
Андрей Грозин: Россия совершит ошибку, если поддержит одну из сторон конфликта в Киргизии
© РИА Новости, Александр Натрускин
- Айбек, чего больше в этой киргизской революции: народного гнева или противостояния между элитными группировками?

— Больше народного гнева. А внутриэлитный раздрай всегда был и всегда будет. Революцию обычно делает народ, а потом начинается распределение и дележ портфелей между различными фракциями и группировками. Ну и они отражают интересы различных слоев общества. Отрицать это тоже было бы не очень логично.

- А в чем конкретно состоит различие между северными и южными элитами с точки зрения материальных интересов? Условно говоря, южане зарабатывают за счет реэкспорта китайских товаров, а северяне — за счет промышленности? Или процесс устроен по-другому?

— Нет. Реэкспортом китайских товаров занимается вся страна. Здесь нет четкого разделения. У нас есть два пропуска на границе с Китаем: Торугарт на севере, и Иркештам на юге. Фактически весь крупный бизнес был выстроен на реэкспорте.

К тому же, китайский реэкспорт кормил больше половины населения (крупный рынок на севере «Дордой» и «Кара-суу» на юге). Поэтому особых противоречий бизнес-интересов по принципу север/юг быть не может.

- Ждать ли сейчас уголовного преследования президента Жээнбекова? Потому что, судя по всему, импичмент все же состоится.

— Пока об импичменте говорить рано. Надо собрать парламент, который никак не соберется. Возможно, их в полном составе собрать даже не получится. Те депутаты, которые состояли в провластных партиях, ушли в подполье, и запустить процедуру в таких условиях будет тяжело. Нужно собрать больше 80 голосов, а это сделать сейчас тяжело.

Что касается уголовного преследования, то у нас по конституции на это должен дать согласие парламент, а генпрокуратура должна предъявить доказательства. В общем это долгая процедура, и ситуация тоже неопределенная.

- Как вообще получилось, что вся вертикаль власти Жээнбекова посыпалась буквально за день? Народный гнев понятен, но почему его окружение никак себя не проявило?

Владимир Лепехин: Политический кризис в Киргизии угрожает стабильности всей Средней Азии
Владимир Лепехин: Политический кризис в Киргизии угрожает стабильности всей Средней Азии
© РИА Новости, Владимир Трефилов
- Просто у него и нормальной команды-то не было. Все его люди когда-то были в окружении Атамбаева, и когда между ними пошла трещина, у Жээнбекова не хватило времени и желания сформировать хорошую команду.

Вокруг него были люди, которые, сами не понимая, запустили технологию самосвержения. Все декларации Жээнбекова остались только на бумаге. Борьба с коррупцией свелась к подавлению инакомыслящих, а затем привела к усилению клана Матраимовых (сейчас они изгои), которые фактически перехватили управление страной, держали своих ставленников во всех силовых органов, парламенте и правительстве.

А когда после выборов партия Матраимовых получила фактически треть голосов, треть голосов получила партия Асылбека Жээнбекова и еще одна провластная партия, народ взорвался.

Вы же были свидетелем, что были различные махинации: был подкуп, были махинации так называемой по форме №2, когда регистрировали своих на других участках. К тому же, сказалась пандемия коронавируса, которая обнажила все проблемы, и власть фактически потерялась.

- Насколько у киргизской экономики велик запас прочности?

— Ситуация в экономике очень тяжелая. По последним данным, падение составило до 6% ВВП. Бюджет недосчитался несколько десятков миллиардов сомов. Все остановилось. Бизнес сильно пострадал, платежеспособность населения начала угрожающе падать, уровень жизни серьезно упал. Поэтому о запасе прочности экономики даже неловко говорить.

- Экономика-то продержится до нормализации ситуации с властью? Или нужно будет возить гуманитарную помощь из России или Казахстана?

— Безусловно, экономический кризис будет, и без внешней помощи будет трудно. Была надежда на определенные преференции от ЕАЭС, была надежда на помощь других международных финансовых институтов и на списание внешнего долга, за обслуживание которого тоже приходится выплачивать большие суммы.

- Насколько сейчас велик риск межэтнических столкновений по образцу 2010 года?

— По образцу 2010 года межэтнических столкновений не будет. Сейчас вопрос этот не стоит. Сейчас вырос спрос на контрэлиту. Нынешней правящей элите народ не верит. Народ 30 лет наблюдает перманентный экономический кризис и винит в этом нынешнюю элиту, которая уже не разделяется на власть и оппозицию. Они меняются местами каждые пять лет. Поэтому сейчас растет спрос на контрэлиту, которая будет задавать другие правила игры, более честной, более образованной и более адекватной.

- Ждут ли сейчас в Киргизии каких-то особых шагов со стороны России?

Никита Мендкович: В Киргизии сейчас лучше не затягивать с транзитом власти
Никита Мендкович: В Киргизии сейчас лучше не затягивать с транзитом власти
© РИА Новости, Александр Натрускин
- От России в Кыргызстане особенно ничего не ждут. Опыт двух предыдущих революций показал, что Россия ведет себя нейтрально, но помогает первой. Наши союзнические отношения во время революций не дали трещину, а среди политических партий мало тех, кто выступает с антироссийских позиций.

Все понимает, что это стратегический партнер, что мы зависим от ГСМ, и что именно туда идет поток трудовых мигрантов.

Но Россия в любом случае должна соблюдать нейтралитет, потому что страна сама должна разобраться с этой ситуацией.

С другой стороны, вы же помните заявление лидера партии «Биримдык» Марата Аманкулова о том,«30 лет нашей независимости показали, что пора уже одуматься и пора уже возвращаться». Все восприняли это как его призыв войти в состав РФ, и это было воспринято неоднозначно.

Это не означает, что у нас царят антироссийские настроения. Просто народ 30 лет жил в независимом государстве, пусть и слабом, и хочет продолжать жить в нем дальше.

- А верят ли простые люди в идеи евразийской интеграции?

— Простые люди прагматичны. Они хотят, чтобы были хорошие отношения со всеми, чтобы была торговля, чтобы можно было продавать свою продукцию на внешних рынках (в Казахстан, в Россию, в Китай, в Узбекистан).

Потому что 30 лет перманентного кризиса народ у нас выживал сам, наш бизнес вырос в очень суровых условиях и очень рад любой возможности прорваться на внешний рынок и получить свой сегмент рынка в другом государстве.