«Это разве не очевидно?». Гаспарян о том, почему СБУ вторгается на российскую территорию
«Это разве не очевидно?». Гаспарян о том, почему СБУ вторгается на российскую территорию
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Президент Владимир Путин назвал задержание 33 россиян в Белоруссии совместной акцией спецслужб Украины и США.  А также арест завербованных агентов СБУ, пытавшихся похитить одного из командиров донбасского ополчения.

При этом за последнее время случилось задержание блогера Андрея Пыжа и военнослужащего из Барнаула по подозрению в шпионаже, ему предъявлено обвинение в государственной измене.

- Владимир Владимирович, приведут ли эти инциденты к тому, что политика России в отношении Украины будет ужесточаться?

— Если верить Украине, то Россия ведет с ней войну, а что может быть жестче? Но если говорить серьезно, то в последнее время украинские спецслужбы обнаглели настолько, что перенесли свои операции вглубь России и дошли до того, чтобы выманивать российских граждан на территорию соседней державы. На это, конечно, надо как-то реагировать, потому что это уже не шутки.

До сих пор Украина проводила свои диверсионные атаки на территории, которые она считает своей (Донбасс и Крым). А вот это уже перешло все рамки. Украина долго прощупывала, где предел терпения России.

Я думаю, что если и сейчас не начать отвечать более решительно, то они пойдут дальше и будут совершать теракты и диверсионные атаки в российских городах и в глубинке, как, кстати, давно публично предлагали некоторые украинские деятели типа Яроша.

Поэтому России необходимо продумать ответ, чтобы он не ограничивался дипломатическим выражением озабоченности. Надо бы как-то предупредить Зеленского, как в свое время Путин предупреждал насчет чемпионата мира по футболу.

Может быть, настало время так же жестко предупредить Зеленского, что он заигрался с назначением этих диверсантов на высокие должности. И если он не сделает соответствующих выводов, то России придется переносить свои операции на территорию Украины.

- Вы упомянули Путина с Зеленским, а остаётся ли теперь пространство доверия между ними?

— Так доверия, по большому счету, и не было. Путин прекрасно знает, кто такой Зеленский. Он понимает, что это не политик, и говорить о том, что договоренности с ним многое значат, не приходится.

Но мы ведь в данном случае говорим не о доверии/недоверии. Речь идет о том, что надо как-то предупредить. И если это действительно будет продолжено, то тогда у России не останется другого выбора.

Я сейчас не о доверии говорю, а о том, что какие-то остатки здравого смысла у украинских политиков должны остаться. Эти остатки должны остаться и у комика, бывшего или нынешнего. То есть какое-то чувство самосохранения у них должно быть.

- Дмитрий Козак отказывается говорить с Андреем Ермаком и называл переговоры с украинской стороной «театром абсурда». Какова вообще судьба "нормандского формата" и переговорного процесса по Донбассу?

— Мы слышали и много заявлений украинских политиков, что «Минск» надо переформатировать или денонсировать. Но что касается отказа, то мы тоже слышим много противоречивых заявлений украинских деятелей в этой контактной группе.

Потому что официальная версия того, почему не состоялась встреча советников в августе, заключалась в том, что у французского деятеля якобы не сложилось с графиком. При этом Гармаш и Казанский (выходцы из Донецка. — Ред.), назначенные в эту контактную группу ради провокации, начали заявлять, что это якобы Россия сорвала встречу. В связи с этим возникает вопрос: есть ли в этой украинской группе единое понимание того, что там происходит?

Украине четко дано понять, что надо выполнить те условия, о которых договорились в прошлый раз, и дальше от этого двигаться. Если вы их выполните и при этом не будете фактически на законодательном уровне, путем принятия постановлений Верховной Рады, по сути, денонсировать Минский процесс, можем говорить дальше.

- Есть ли у России какие-то инструменты, чтобы Киев выполнил свою часть обязательств? Или это все из разряда благих пожеланий?

— Россия, в общем, пытается убедить Украину. Причем на Украину особых надежд нет, поэтому она пытается это делать через Германию и Францию, чтобы Киев хоть что-то выполнил.

Ищенко объяснил, на что рассчитывала Россия, когда вкладывала огромные деньги в Украину
Ищенко объяснил, на что рассчитывала Россия, когда вкладывала огромные деньги в Украину
© РИА Новости, Нина Зотина | Перейти в фотобанк
И мы видим, что иногда после того, как Германия и Франция начинает хотя бы минимальное давление на Украину, Зеленский идет на прекращение огня, на обмен пленными, на разведение в дополнительных точках и так далее.

У России еще есть немало инструментов для принуждения агрессора к миру. Очень надеюсь, что Украина не даст поводов к тому, чтобы Москва задействовала эти инструменты, как это было с Грузии в 2008-м.

- Вопрос выполнения Минских соглашений — это в том числе вопрос того, сможет ли Украина состояться как государство. Есть ли, на ваш взгляд, у нее шанс на это?

— Пока что мы видим историю прямо противоположную. Я не знаю, связано ли это с Минским процессом или нет, но Украина изначально выбрала пагубный для себя путь построения унитарного государства, который разрушал ее изнутри.

Если Украина будет придерживаться этого пути и не извлечет уроки из последних лет (а я вижу, что она делает все прямо противоположное), то процесс развала и распада этого государства будет продолжен.