- Руслан Семенович, палата представителей конгресса США одобрила оборонный бюджет на 2021 год, где содержатся расширенные санкции против российского газопровода «Северный поток — 2». Насколько это соответствует духу свободного рынка, который пропагандируют наши западные партнеры?

— Во-первых, дух свободного рынка уже давно не в моде. Наши западные партнеры его уже не пропагандируют. Может быть, инерция еще есть в Международном валютном фонде, но на самом деле все это в прошлом.

Американцы пытаются каким-то образом реально помешать этому проекту, что, конечно, прискорбно. Похоже, что опасность того, что санкции смогут парализовать этот проект или, по крайней мере, продлить его строительство, становится реальностью.

Но, может быть, нет худа без добра? Может быть, произойдет если не альянс, то сближение между Европейским союзом и Россией, хотя в Евросоюзе тоже хватает противников «Северного потока-2». В общем, ситуация очень неопределенная. Сложно предсказать будущее «Северного потока» и наших отношений. Это грустная история, наше отчуждение с Западом углубляется.

- На ваш взгляд, могла бы Россия улучшить свои отношения с Западом, используя методы «мягкой силы»?

— Я думаю, что, пока вопрос Донбасса на Восточной Украине не будет решен, никакая «мягкая сила» не сможет повлиять на наши отношения.

- Как вы считаете, потеря Россией союзника в лице Украины — это результат объективных обстоятельств или существенная недоработка внешнеполитических ведомств?

— Конечно, накапливались противоречия, но я считаю, что обе стороны вели себя неправильно. На Украине был очень силен антирусский фактор, а у нас был синдром «старшего брата». Поэтому здесь обе стороны хороши. То, что происходит, — очень большой позор для наших народов. Что тут скажешь…

 - Если вернуться к теме «мягкой силы», почему США были так успешны в продвижении своих интересов, используя эту концепцию?

— Во-первых, американцы были счастливы, что между нами есть противоречия. Нам нужно было, конечно, по-другому работать. Я считаю, что Россия должна была больше внимания уделять Украине, в том числе образовательным проектам.

«Мягкая сила» в действии. Как это делают США
«Мягкая сила» в действии. Как это делают США
© РИА Новости, Владимир Астапкович | Перейти в фотобанк
По крайней мере, можно было бы подумать раньше о нашем присутствии там, до 14-го года, до революции на Майдане. Были большие возможности, но они упущены. Так что я думаю, что мы упустили шанс «для мягкой силы»

- Говорят, что Россия, скорее, предпочитала сотрудничать с элитами стран постсоветского пространства, упуская из виду возможность работать с молодежью. Недавно Россотрудничество, главный проводник нашей «мягкой силы», получило нового руководителя. Может быть, России удастся отвоевать утраченные позиции?

— Я скажу откровенно, что мало в это верю, потому что, во-первых, Россия не такая богатая по сравнению с нулевыми годами.

Во-вторых, на Украине сформировался другой дух, антироссийский, несмотря на победу Зеленского. Без решения проблемы Луганска и Донецка никаких шансов для того, чтобы «мягкая сила» могла что-то изменить, нет.

- Но возможно ли возвращение Донбасса в состав Украины, учитывая высокий градус национализма у радикально настроенной части украинского общества? Не приведет ли это к этническим чисткам?

— В принципе все возможно, мы не знаем точные настроения людей. Я думаю, что надо начать хотя бы какое-то сближение позиций. Но похоже, что нынешнее положение устраивает политические элиты Украины и России. В любом случае надо будет идти на компромисс, а идти на компромисс — значит отступать, а отступать никому не хочется.