- Роман, я знаю от ваших коллег, что вы приболели. Это у вас тоже коронавирус, как и у писателя Евгения Наумова, или что-то другое?

— Честно говоря, не знаю. Скорее всего, нет. Когда я спросил у вызванного врача, как бы мне пройти тест на коронавирус, она мне ответила: нет, не надо проходить, я у вас не вижу признаков этой болезни. Скорее всего, это вирусняк какой-то, но не коронавирус. Может, ОРВИ, может, что-то еще.

- Знакомы ли вы с романом Стивена Кинга «Противостояние» («Исход»)? Если да, то вспомнили ли вы его, когда стала известна информация об опасности пандемии коронавируса?

— Читал, но очень-очень давно. И совершенно точно — не вспоминал. На самом деле, жизнь оказалась более непредсказуемой, чем любая книжка.

- Тема коронавируса в ближайшее время привлечет внимание писателей-фантастов, как мировых, так и отечественных. Ждете ли вы появления в ближайшее время каких-то бестселлеров, сериалов и фильмов-ужасов?

— Нет, не жду. Вот если б все это появилось до того, как все случилось, тогда да. А так как все это уже произошло, то вряд ли.

Писатель-фантаст Лукьяненко: Эпидемия коронавируса стала альтернативой глобальной войне
Писатель-фантаст Лукьяненко: Эпидемия коронавируса стала альтернативой глобальной войне
© РИА Новости, Валерий Левитин | Перейти в фотобанк

- Как изменится мир после коронавируса?

— То, что он изменится, это совершенно понятно. Например, в плане экономики. Увеличится число обеззараживающих средств. Они появятся в офисах, на станциях метро и в других людных местах. Их функцию будут выполнять ультрафиолетовые лампы. Скорее всего, изменятся гигиенические привычки граждан, а такие понятия, как «мой дом — моя крепость» — отойдут на второй план. Люди, которые будут отвечать за противовирусную безопасность, получат возможность заходить в дома, как и полиция.

Также мне кажется, что в следующем году нас опять коснется карантин. Не такой серьезный, как сейчас, но на недели полторы — точно. Предполагаю, что он может быть в феврале.

Видимо, как-то будет пересмотрена возможность собираться в общественных местах большого количества незнакомых людей. Если раньше они собирались тысячами, например, в парке Зарядье, то теперь это будут или только знакомые люди, и их будет меньше, или группа не больше определенного числа людей, и только через метров 15 будет другая группа.

Мы даже сейчас не можем представить себе, к чему мы придем, скажем, через год, или через полгода — к осени.

Вполне возможно, что состоится ренессанс прививок. Все начнут прививаться как бешеные.

- Смотрите, без всякого атомного оружия, без всякого использования армии экономики ведущих стран мира серьезно выбил из колеи коронавирус. Враждебные друг другу силы будут, используя нынешний опыт, будут воевать с врагом, просто заразив его население чем-то подобным коронавирусу? Например, террористы. Раньше они бомбы взрывали, убив от 10 до 100 человек. Теперь же они могут, получив такое фактически бактериологическое оружие, убивать им тысячи, десятки тысяч человек.

— Есть такое выражение, что химическое оружие — это атомная бомба для бедных, а бактериологическое — для богатых. Всякое может быть, но я не верю в то, что какие-то террористы сами смогут получать какие-то штаммы вирусов. Чтобы их получать, нужна серьезная индустрия и серьезные деньги. Если этого нет, то как вы получите нужный вам вирус?

Но ничего исключать нельзя.

Писатель-фантаст Волков: После коронавируса проект «глобальное человечество» будет свернут
Писатель-фантаст Волков: После коронавируса проект «глобальное человечество» будет свернут
© Facebook, Тамара Антипина

- Сейчас идут споры по поводу того, короновирус искусственного или естественного происхождения. Вы к какой версии больше всего склоняетесь?

— Вспомните испанку в начале прошлого века. Никто ничего не изобретал. По разным оценкам, от нее погибло от 50 до 100 миллионов человек. Я все-таки склонен видеть естественное происхождение коронавируса. Не верю в то, что человечество может быть настолько эффективным, что изобрело сейчас такой вирус.

И еще — не надо торопиться заболеть коронавирусом. Лучше оттянуть болезнь. Чем позже это произойдет, тем выше шанс лечиться от него, лучшими, чем сейчас, средствами.