— О том, что проект Новороссия заморожен, объявил один из его отцов-основателей Олег Царев. Правда, через пару дней он пояснил, что был неправильно понят. Владимир Михайлович, что же все-таки происходит с этим проектом в настоящее время?

— Что бы ни говорили всякие горячие головы, Украина была и остается для нас братской страной. За этот год на Украине произошло много событий, в том числе и трагических, и люди, к сожалению, продолжают гибнуть. Среди прочего возникла и идея Новороссии, как попытка координации Донецкой и Луганской народных республик. Из 6 создателей проекта (Болотов, Бородай, Губарев, Карякин, Пушилин, Царев) в действующем политическом строю нынче только Пушилин. И это неслучайно.

Владимир Джабаров: Проект «Новороссия» придумали революционные романтики

Мы видим, что война, развязанная на востоке Украины, привела к многочисленным жертвам и разрушениям. И поэтому минские соглашения стали жизненно необходимыми. В особенности, Минск-2. Как раз после февральского саммита в столице Беларуси тема Новороссии исчезла из лексикона политиков и со страниц СМИ. Объяснение этому простое и логическое — все участники этой встречи в верхах признали, что и ДНР, и ЛНР являются частью Украины. Так что теперь можно вести речь только о той или иной степени их автономности. И поэтому дальнейшие разговоры о Новороссии просто не укладывались бы в формат минских соглашений.

— Но захочет и сможет ли Украина выполнить все договоренности, которые были достигнуты в Минске?

— На мой взгляд, далеко не все в Киеве настроены на соблюдение минских соглашений. Нет ответа на самый главный вопрос: кто будет восстанавливать Донбасс? Россия, разумеется, помогает братскому народу, но нашими гуманитарными конвоями (а их уже туда прибыло порядка 30) не удастся решить проблемы разрушенной экономики и инфраструктуры региона. К тому же, прежде чем начнутся масштабные восстановительные работы, необходимо выполнение минских договоренностей в полном объеме. А этого пока нет — снова продолжаются обстрелы, вновь гибнут мирные дончане, в том числе и дети — это ужасно!

Еще год назад мы увидели, что, как и при любой гражданской войне, возникли лихие вооруженные отряды, которые никому, по большому счету, не подчиняются — махновщина Гуляй-Поля в чистом виде. И только сейчас обе стороны пытаются навести элементарный порядок — ведь не секрет, что и в ДНР, и в ЛНР их руководство в полной мере не контролирует действующие в регионе отряды. И уж тем более боевики «самостийных» батальонов не подчиняются киевским властям.

И вот когда удастся навести в этом деле порядок, сесть за стол переговоров, внести в Конституцию Украины обговоренные изменения, проект «Новороссия» в том виде, каким его представляли Царев и сотоварищи, потеряет свою актуальность. Более того, его дальнейшее продвижение привело бы к ухудшению взаимоотношений ДНР и ЛНР не только с Киевом, но и между собой.

— То есть основатели проекта «Новороссия» выдали желаемое за действительное?

— Можно сказать и так, но я бы назвал их революционными романтиками. Кстати обратите внимание, что первыми от применения термина «Новороссия» отказались мы в России, поскольку на Украине он воспринимается как сепаратистский.

Владимир Джабаров: Проект «Новороссия» придумали революционные романтики

Что касается государственного строя, то украинцы должны сами определиться, будет их страна конфедерацией, федерацией или же останется унитарной.

— Предположим, что Киев, в конце концов, согласится на федерализацию страны в том или ином виде. Как тогда быть с провозглашенными статусами народных республик?

— Эти образования, в принципе, можно назвать и автономными республиками, и как-то иначе. Главное, чтобы это устроило и их, и киевские власти, а регион получил определенную самостоятельность. Напомню, что одной из главных проблем является то, что дончане хотят разговаривать, писать, учиться на русском языке, а их насильственно пытались украинизировать. Это неправильно.

Приведу такой пример. По итогам первой мировой войны часть Австрии (Южный Тироль) отошла к Италии. И население этой территории до сих пор говорит на немецком языке. Но итальянскому правительству не приходит в голову заставлять говорить их на государственном языке.

На мой взгляд, многое будет зависеть от того, как пойдет развитие экономики Украины. Хотя проходят многочисленные переговоры, делается немало громких заявлений, но уже и украинская власть признает факт того, что страна уверенно движется к дефолту.

Не секрет, что Россия, начиная с 1992 года, всегда помогала Украине. Конечно, наши возможности не всегда совпадали с пожеланиями обеих сторон. Американцы признались, что вложили $5 миллиардов на то, чтобы разрушить Украину, а мы пытались созидать — по самым скромным подсчетам, Россия потратила на это не менее $100 миллиардов. А теперь нас на Украине представляют врагами! Но, согласитесь: когда называешь кого-то врагом, а следом просишь скидку на газ и отсрочку по платежам, это выглядит и аморально, и глупо.

Мы все вышли из одной большой семьи, и как ни пытаются отдельные политики растащить нас в разные стороны, ничего у них не получится. На днях состоялся финальный матч Лиги Европы, в котором играли «Днепр» и «Севилья». Разумеется, мы болели за днепрян — они нам ближе во всех смыслах, нежели далекие испанцы. Мы все равно считаем, что они наши. Хотя не уверен, что будь на месте «Днепра» ЦСКА или «Зенит», украинцы захотели бы за них поболеть…

— Политика лучше оценивать не по словам, а по поступкам. Но все же, как понять «президента мира» Порошенко, который в одной ситуации обещает выполнить в полном объеме все минские соглашения, а в другой грозится воевать до окончательной победы и вернуть контроль над Донецким аэропортом?

— Думаю, что Порошенко не совсем свободен в своих действиях. В этой связи необходимо отдать должное нашему президенту, который за полтора года ни разу не допустил неприязненного отношения или высказывания в адрес украинского коллеги. Владимир Владимирович смягчает все эти моменты, хотя Порошенко порой выражается довольно жестко, но мы понимаем, что его к этому вынуждает окружение.

Владимир Джабаров: Проект «Новороссия» придумали революционные романтики

И если он будет стремиться продолжать войну, это может плохо закончиться. Думаю, не открою Америки, сказав, что если не сдерживать ополченцев, они дойдут до Киева. Ведь украинская армия разобщена, да и нет у ее бойцов желания воевать со своим же народом.

Вчера прочитал о том, что в кабинете Порошенко установлен телефон прямой связи с послом США в Киеве. Так что американцы действительно определяют всю политику Украины. Считаю, что для уважающей себя страны такое недопустимо.

— Не секрет, что и в самих республиках есть разногласия. К примеру, недавно начали распространяться призывы арестовать и судить Пушилина и Дейнего за то, что они предлагают ДНР и ЛНР быть в составе Украины…

— Политическая верхушка этих республик понимает, что необходимо все-таки договариваться с Киевом. Понятно, что людям, у которых разрушены дома и погибли близкие, тяжело согласиться с мыслью, что они снова будут жить в одной стране с теми, кто принес им несчастья. Но, видимо, через горечь и обиды придется переступить.

Первые шаги, как мне представляется, все же должна сделать киевская власть — для начала извиниться перед дончанами, которых закидали снарядами и минами. Ведь Порошенко шел в президенты с прекрасным лозунгом «остановить войну в течение трех дней», а на деле он еще больше разжег ее пламя.

А потом необходимо восстановить этот регион, возможно, вместе с Россией — об этом можно договориться. Если этого не произойдет, Украину, увы, ожидает югославский сценарий, и распадется она даже не на две части.

Кстати, я не поддерживаю расхожее мнение о том, что на западе Украины живут сплошь русофобы — там много умных и добропорядочных людей. Я общался с ними и знаю, что у них в своей массе нормальные человеческие желания иметь возможность зарабатывать на жизнь, растить детей. Но бандеровцы, эта националистическая шелупонь (не могу их иначе назвать), конечно, подогревают антироссийские настроения, и русофобия расцветает махровым цветом. Украинские политики нередко приезжают в Москву — у нас никому и в голову не приходит как-то их обидеть или, тем более, оскорбить. На Украине же это происходит сплошь и рядом.