Город, который поляки называют Гданьск, а немцы — Данциг, на протяжении сотен лет был предметом кровопролитной борьбы между польскими и германскими властителями.

С момента первого письменного упоминания о Гданьске (лат. urbe Gyddanyzc) в «Житии святого Войцеха» в 997 году и до второго раздела Речи Посполитой город всё же в основном был под властью королей Польши. Лишь в 1308-1454 годах он официально принадлежал Ордену крестоносцев, именно в этот период — с 1361 года — Данциг становится членом Ганзейского союза, причём одним из важнейших. Но после Тринадцатилетней войны (1454-1466), когда Гданьск-Данциг много раз переходил из рук в руки, над ним опять взвился польский штандарт.

В 1793 году в результате второго раздела Польши город достался Королевству Пруссия и опять стал Данцигом, а в 1871-м вместе с Пруссией стал частью Германской империи.

Стоит отметить, что у города и прилегающих к нему территорий были короткие периоды условно независимого существования.

В 1227-1294 годах он был столицей Княжества Поморского, которое пыталось лавировать между Польшей, Данией, немецкими княжествами и крестоносцами. А в 1807 году, после взятия города войсками Наполеона и подписания Тильзитского мира, Данциг впервые был объявлен «Вольным городом».

Это было полуавтономное государство, территория которого состояла собственно из города Данциг, его сельских владений в устье Вислы, Хельской косы и южной части Вислинской косы, где и проходила граница с Пруссией. В январе 1814 года, после почти годовой осады русскими войсками, французский гарнизон Данцига сдался.

Согласно решениям Венского конгресса 1815 года, Данциг был возвращён Пруссии, после чего стал столицей района и провинции Западная Пруссия, но элементы автономии города при этом были сохранены.

После поражения Германии в Первой мировой войне и возрождения независимой Польши она сразу же потребовала вернуть ей все земли, потерянные в ходе разделов Речи Посполитой. Об этом ещё 29 января 1919 года заявил на мирной конференции в Париже один из официальных представителей польской стороны Роман Дмовский.

Вопрос о границах Польши, а значит, и о будущем Данцига вызвал оживленные дискуссии среди участников Парижской конференции. Специальная комиссия по польскому вопросу под председательством француза Жюля Камбона предложила передать Данциг Польше. Это решение, однако, не встретило поддержки других союзников.

В первую очередь, против был президент США Вудро Вильсон, поскольку предложение комиссии входило в противоречие с его декларацией о самоопределении наций — ведь Данциг был населён в основном немцами (в городе и окрестных населённых пунктах поляков было от 3 до 11 процентов).

Великобритания в лице премьер-министра Дэвида Ллойд-Джорджа также была категорически против передачи Данцига Польше, и не скрывала своих симпатий к Германии по этому вопросу.

Кроме того, весной 1919 года в Данциге, Сопоте и других соседних городах прокатились массовые демонстрации местных немцев, которые требовали оставить их территории в составе Германии.

В результате на Парижской конференции было принято решение создать квазигосударство «Вольный город Данциг» под патронатом Лиги Наций, не являющееся частью ни Польши, ни Германии, что и было формализовано в подписанном 28 июня 1919 года Версальском мирном договоре.

В состав «Вольного города Данциг» вошли собственно сам Данциг, а также город Сопот и три прилегающих уезда Восточной Пруссии, общая площадь образования составила около 1900 квадратных километров.

В то же время часть территории Данцигской Померании (бывшая провинция Западная Пруссия) вместе с фрагментом морского побережья должна была перейти к Польше.

В соответствии с положениями Версальского договора Данциг, среди прочего, должен был быть демилитаризован. После ратификации Версальского договора 10 января 1920 года началась подготовка к выводу прусского гарнизона из Данцига. 24 января немецкие войска прошли прощальным парадом по центру города, и началась их эвакуация в Германию.

При этом на переходный период Антанта решила ввести в город свои войска. 28 января в Данциге появились первые британские солдаты, а через два дня и генерал сэр Ричард Хакинг, назначенный главнокомандующим сил союзников. Вслед за ним прибыли следующие эшелоны с войсками, а на рейде Данцига встали три британских военных корабля.

В это время город планово покидали немецкие части.

7 и 8 февраля 1920 года в Данциг прибыли основные силы союзников. Когда лихорадочная разгрузка английских солдат и их снаряжения происходила на железнодорожной станции в Нижнем городе, у памятника императору Вильгельму I ещё шла церемония прощания с последним подразделением 128-го Данцигского пехотного полка.

В сопровождении толпы горожан его командир майор Штеппхун возложил цветы к памятнику, а затем отправился с колонной солдат в район Вжещ, где провел ночь с 8 на 9 февраля в заброшенных бараках батальона телеграфистов, прежде чем окончательно покинуть город.

Также 8 февраля генерал Хакинг переехал из отеля Deutsches Haus в свою новую штаб-квартиру — здание бывшего командования 18-го армейского корпуса (ныне Новая ратуша). На здании был вывешен британский флаг, а перед ним выставлены усиленные караулы.

Через два дня, 10 февраля 1920 года, в порт прибыл корабль с французскими подразделениями, и в центре Данцига состоялся парад войск Антанты. Общая численность этих войск была чуть больше 1200 человек, и их основу составляли два батальона стрелков: английских королевских и французских альпийских. Штаб оккупационных войск был размещён в здании дирекции железных дорог.

Стоит отметить, что обстановка в Данциге в начале 1920 года была весьма напряжённой.

Большинство жителей не могли смириться с созданием «Вольного города», который не будет частью Германии.

Цены на продукты, безработица и преступность значительно выросли, начались забастовки и грабежи магазинов. Масла в огонь добавлял тот факт, что через Данциг транспортировались как польские войска, которые следовали на отведённые Польше территории Пруссии, так и группы солдат из эвакуируемых прусских гарнизонов, а также бывшие немецкие военнопленные, освобождённые из лагерей в Западной Европе.

Задача союзных оккупационных войск заключалась в обеспечении порядка и безопасности, хотя силы Антанты в Данциге были слишком малочисленными, чтобы действовать решительно в случае реальной угрозы. Ситуация особенно усугубилась в конце июля 1920 года, когда Польша находилась в решающей стадии войны с большевистской Россией.

Докеры Данцига, как и их английские коллеги, забастовали в поддержку большевиков, что сделало невозможным выгрузку боеприпасов для польских войск, которые доставили в Данциг морем. В конечном итоге, боеприпасы разгрузили английские солдаты, за что были поощрены дополнительными заработками, а на рейде Данцига пришвартовались ещё один британский и американский корабли.

В переходный период высшую власть в Данциге осуществлял британский дипломат Реджинальд Тауэр, носивший титулы Полномочного представителя Антанты и временного Верховного комиссара Лиги Наций. В марте 1920 года начал свою деятельность созданный Тауэром Государственный совет Данцига, а в мае было избрано Конституционное собрание — парламент Данцига.

27 октября 1920 года Совет послов Лиги Наций принял формальное решение о создании «Вольного города Данциг» под своим патронатом. На основании этого решения и Версальского договора, 9 ноября в Париже была подписана «Конвенция польско-данцигская», которая и определила конкретные аспекты отношений Польши и Данцига.

15 ноября 1920 года в Данциге было торжественно объявлено, что теперь он «Вольный город», а через три дня оттуда начался вывод войск Антанты, который завершился 26-28 ноября.

Несмотря на громкое название и принятую 17 ноября 1920 года Конституцию «Вольного города Данцига», где он назывался «свободным государством» (Freistaat), на самом деле права этого образования были сильно ограничены — как в пользу Лиги Наций, так и Польши.

В Данциге были свои паспорта, своя законодательная (парламент) и исполнительная (сенат) власть, но по многим вопросам она вынуждена была подчиняться Генеральному комиссару Польши и Верховному комиссару Лиги Наций (хотя такая должность де-факто появилась ещё в феврале 1920-го, но первым полноценным комиссаром стал упомянутый британский генерал Ричард Хакинг). Официальным языком «Вольного города Данцига» был немецкий, но вся переписка с Польшей должна была сопровождаться переводом на польский язык.

Польша отвечала за все международные отношения и защиту интересов граждан «Вольного города Данциг» за рубежом, заключение международных соглашений от его имени, согласие на принятие обязательств по иностранным кредитам для города и регистрацию судов, плавающих под флагом Данцига.

С 1922 года территория «Вольного города Данциг» входила в состав таможенной территории Польши, контроль осуществлялся польскими таможенниками как на границе с Веймарской республикой, так и на морской границе. При этом «Вольный город Данциг» не находился под контролем налоговых служб Польши и проводил свою кредитно-денежную и фискальную политику, используя сначала немецкую марку, а с ноября 1923 года — данцигский гульден.

Польша также имела право напрямую экспортировать и импортировать товары через морской порт в Данциге, иметь собственную почтовую, телефонную и телеграфную службу, а также была владельцем железных дорог в зоне «Вольного города» (за исключением трамвайных и узкоколейных линий).

Был создан совместный совет порта и водных путей Гданьска (с паритетом для обеих сторон — по пять представителей от каждой из них, президент которого назначался совместно правительством Польши и властями «Вольного города Данцига») с полномочиями по управлению портом, портовыми сооружениями и судоходством на Висле.

При этом Польша по соседству с Данцигом сразу же начала строить порт в городе Гдыня, который уже к середине 1930-х взял на себя значительную часть товарооборота данцигского порта.

Отмечу, что статус «вольного города» не имел ничего общего со статусом «порто-франко», которым обладала Одесса в 1819-1859 годах. Во-первых, никто не ставил под сомнение суверенитет Российской империи над Одессой, тут действовали обычные имперские структуры власти, а во-вторых, территория этого города и порта не была частью общероссийского таможенного пространства — в отличие от Данцига в Польше.

При этом в Варшаве никогда не скрывали стремления присоединить территорию «Вольного города» к Польше, в том числе военным путём. Так, в 1924 году Польша получила согласие Лиги Наций на создание «транзитного» военного склада на полуострове Вестерплятте, расположенном при входе в Данцигский порт, и размещение там гарнизона для его защиты.

Хотя город считался «демилитаризованной зоной», но он был вынужден подписать с Польшей договор о базировании в порту Данцига польских военных кораблей. Власти города обжаловали этот документ в Суде Лиги Наций, и в 1930-м году получили выгодное для себя решение, на основании чего объявили договор недействительным. Однако в 1932 году по приказу Юзефа Пилсудского польский эскадренный миноносец «Вихрь» вошёл в порт, угрожая открыть огонь по административным зданиям Данцига, — и договор был возобновлён.

А в марте 1933-го на полуостров Вестерплятте был высажен польский десант из 200 военных «для усиления находившегося там польского гарнизона».

Не исключено, что таким образом поляки не просто демонстрировали свою власть над городом, но и хотели спровоцировать Германию на силовые действия в ответ. Это, в свою очередь, дало бы Варшаве формальный повод начать войну с Германией, а поставленная в такой способ перед фактом Франция, союзник Польши, вынуждена была бы в эту войну втянуться. Но Берлин поставил вопрос о польском десанте на Вестерплятте в Совете Лиги Наций, и под нажимом Англии и Франции Польша вынуждена была эвакуировать своих военных.

На территорию «Вольного города Данциг» в 1920-30 годах выехали несколько десятков тысяч немцев с территории Польши, в первую очередь из близлежащих прусских земель, отошедших полякам, а также из Торуня, Быдгоща и Куяв.

В свою очередь, власти Данцига сопротивлялись иммиграции этнических поляков, препятствовали созданию польских компаний, импорту польских товаров, трудоустройству польских граждан и приобретению ими недвижимости в «Вольном городе».

С самого начала своего создания «Вольный город Данциг» был своеобразной «европейской столицей шпионов».

Тут работали мощная польская резидентура и немецкая разведшкола, в которой в 1932 году учился и Степан Бандера, через Данциг в Польшу проникали и агенты советской разведки. Но после прихода нацистов к власти в Германии всё изменилось. В Данциге гитлеровцы быстро взяли под контроль исполнительную власть и ограничили возможность Польши вмешиваться в дела города.

В то же время, в Данциге были ограничены права сначала поляков, а потом и всех граждан города, и к 1938 году НСДАП получила в городе неограниченную власть, создав в нём подразделения штурмовиков.

Польша смотрела на это сквозь пальцы, ведь Варшава в те годы была союзником Берлина.
Как известно, 26 января 1934 года Польша и Германия (польский посланник в Берлине Юзеф Липский и министр иностранных дел Германии Константин фон Нейрат) подписали «Декларацию о мирном разрешении споров и неприменении силы между Польшей и Германией» сроком на 10 лет. Она вошла в историю как германо-польский пакт о ненападении, или «пакт Пилсудского-Гитлера» https://ukraina.ru/history/20200126/1026453800.html.

Осенью 1938 года Польша вместе с гитлеровской Германией приняла участие в разделе Чехословакии, получив Тешинскую область. Но когда весной 1939 года за эту услугу Гитлер потребовал у Польши право проложить экстерриториальный автобан и железную дорогу до Данцига (с целью получить прямое сообщение с Восточной Пруссией), в Варшаве отказались.

Так что с чисто формальной точки зрения именно «Данцигская проблема» стала поводом для Второй мировой войны.

23 августа 1939 года сенат «Вольного города Данциг» в нарушение Конституции объявил гауляйтера НСДАП Альберта Форстера «главой государства», а уже 1 сентября 1939-го Рейхстаг Германии и сенат Данцига объявили о включении этого города в состав Третьего Рейха. Официально это было сделано декретом Адольфа Гитлера 8 октября 1939 года.

Данциг был освобождён от нацистов в ходе Восточно-Померанской наступательной операции Красной Армии, бои за город продолжались 25-31 марта 1945 года. Но уже 30 марта 1945-го, когда красноармейцы ещё выбивали гитлеровцев из Нижнего города, коммунистическое правительство Польши приняло декрет «О создании Гданьского воеводства» на месте «бывшего Вольного города Гданьск», хотя на Ялтинской мирной конференции единого мнения о включении Данцига в состав Польши не было.

Зато на Потсдамской конференции Сталину удалось убедить союзников, и на основании её решений законом от 11 января 1949 года Гданьское воеводство, вместе с остальными бывшими немецкими землями, было включено в общую систему власти «народной Польши».

Примечательно, что в ходе подготовки договора между Польшей и ФРГ о признании нынешней польско-немецкой границы, который был подписан 14 ноября 1990 года, вопрос Данцига/Гданьска не обсуждался.

Позиция правительства Польши состояла в том, что «Вольный город Гданьск» не был суверенным государством, и его включение в состав Польши в 1945 и 1949 годах было не аннексией, а присоединением «заброшенных земель», от суверенитета которых — если можно говорить об этом после 1939 года — государство или общество Гданьска отказались.

Однако ряд бывших граждан «Вольного города Данциг» и их потомков, живущих ныне в Германии, до сих пор считают своё квазигосударство существующим де-юре. В 1947 году они избрали Данцигский совет (нем. Rat der Danziger), который существует по сей день, действуя как правительство «Вольного города Данциг» в изгнании.