Талибам, чьё движение состояло в основном из пуштунов, так и не удалось до конца подавить сопротивление на севере, и в 2001 году именно северные ополчения, поддержанные американскими бомбардировками, свергли режим талибов. Однако во время последних событий в Афганистане талибы установили контроль над большей частью севера страны даже до захвата Кабула.

О причинах их успешного овладения севером страны рассказывает статья в американской газете «Крисчен Сайенс Монитор».

В беседах с корреспондентами газеты «командиры и боевики «Талибана»* рассказали о десятилетней кампании по вербовке среди этнических меньшинств, которая подготовила почву для молниеносной победы над афганскими силами безопасности в одном городе за другим, вплоть до капитуляции Кабула».

Минобороны России вывезло украинцев из захваченного талибами* Кабула
Минобороны России вывезло украинцев из захваченного талибами* Кабула
© Пресс-служба Минобороны РФ / Перейти в фотобанк

Мулла Алим, узбек, командир движения «Талибан»* в провинции Фарьяб, рассказал, как талибы создали «кадровый резерв» местных лидеров, которых они постоянно посылали в Пакистан для военной подготовки и религиозного воспитания.

«После 2008 года в медресе началась вербовка молодых людей из деревень», — рассказал он корреспонденту газеты незадолго до падения Кабула, добавив, что лично ездил в Пакистан три раза.

Программа обучения кроме тем, связанных с религией, включала военную подготовку, в частности, обучение изготовлению придорожных мин. Впоследствии, по словам Алима, те, кто получил образование в Пакистане, сыграли ключевую роль в активизации атак талибов.

«В мечетях мотивировали молодёжь на обучение в медресе, — вспоминает он. — Пропаганда распространилась и достигла значительных успехов в большинстве деревень северных провинций, где через пару лет по два-три молодых человека из каждой семьи зарегистрировались для обучения в религиозных школах».

После каждой новой поездки в Пакистан Алим получал повышение в рядах талибов. Сначала он возглавлял группу из десяти местных боевиков, затем стал военным командиром нескольких сельских районов. После третьей поездки он был переведён на должность учителя в местном медресе, подконтрольном талибам, и теперь сам вербует рекрутов среди молодёжи северного Афганистана.

«Мы вступили в ряды моджахедов Исламского эмирата Афганистан ради священного джихада и защиты ислама. Я знаю сотни других людей из местных деревень, вступивших в наши ряды», — сказал он корреспонденту.

Яков Кедми рассказал, сколько денег США тратили на Афганистан, и сколько — на Украину
Яков Кедми рассказал, сколько денег США тратили на Афганистан, и сколько — на Украину
© commons.wikimedia/Mark Nakoykher

«Вербовка талибами афганских узбеков, туркмен и таджиков под широким панисламским знаменем «подслащивалась» обещаниями полностью оплачиваемого религиозного образования в Пакистане и шансом на мученичество. Наряду с исламской юриспруденцией новобранцы с севера до возвращения домой изучали тактику и навыки партизанской войны с тем, чтобы служить в качестве местных лидеров талибов», — отмечается в статье.

Результаты такой политики оказались «блестящими» для талибов и неожиданными как для западных, так и для афганских комментаторов — талибы начали наступление на провинциальные столицы с захвата северных городов.

Корреспондент газеты взял интервью у бойца движения «Талибан»* туркменской национальности из провинции Фарьяб по имени Ханзале.

Десять лет назад, в двенадцатилетнем возрасте, он начал обучение в местном медресе. Впоследствии он был на два года отправлен на обучение в Пакистан где проповедники и учителя «всё время говорили о достоинствах джихада, и о том, что, кто бы ни стал мучеником на пути Бога, вся его семья попадёт в рай», — рассказал боец.

Он также вспомнил, как в день выпуска из пакистанского медресе религиозные учителя спросили, кто из учеников готов принять участие в джихаде. Половина его одноклассников ответила утвердительно. Десять дней спустя они вернулись в Афганистан, получив оружие на границе, и после трёх месяцев военной подготовки вернулись домой.

«Почему мы смогли установить контроль над территорией? Потому что мы знаем местность», — говорит Ханзале.

Неожиданная победа талибов на севере Афганистана доказывает глубокое понимание ими местных проблем, говорится в статье. Боевики в полной мере воспользовались недовольством местного населения коррупцией и некомпетентностью властей и непопулярностью местного руководства, назначаемого проамериканским правительством в Кабуле.

«Танки не могли стрелять». Эксперт о том, почему в Афганистане так и не удалось построить нормальное государство
«Танки не могли стрелять». Эксперт о том, почему в Афганистане так и не удалось построить нормальное государство
© REUTERS, Stringer
Стена отчуждения между национальными меньшинствами и официальными властями стала благодатной почвой для идеологической обработки молодёжи в медресе, находящихся под контролем талибов как на севере страны, так и в Пакистане. С другой стороны, у людей не осталось мотивации для противостояния талибам.

«Бороться против чего-то недостаточно, нужно бороться за что-то. А у центрального правительства полностью отсутствовала стратегия в отношении местных жителей, в которую они могли бы поверить», — говорится в статье.

Движению «Талибан»* удалось выйти за пределы своих пуштунских «корней» с помощью панисламских лозунгов, указывается в статье.

И это не может не вызвать тревоги у сопредельных государств. Даже если руководство движения «Талибан»* серьёзно настроено на консолидацию власти в Афганистане, а не на экспансию за пределы его границ, согласятся ли с такой политикой тысячи бойцов и местных командиров с севера, вроде беседовавших с корреспондентом «Крисчен Сайенс Монитор»?

* Запрещённая в РФ террористическая организация