Так, данные по внешней торговле услугами (они, в отличие от сводки по торговле товарами, появляются ежеквартально, а не ежемесячно) показывают, что в первые 3 месяца этого года доходы Украины от экспорта услуг трубопроводного транспорта, то есть от транзита российских углеводородов, составили лишь 23,4% от доходов за аналогичный период прошлого года. То есть поступления сократились в 4,3 раза. Во сколько именно сократились доходы от транзита газа, сайт Госстата не сообщает, но традиционно доля газа в этой статье доходов составляла свыше 90%.

В денежном же выражении цифры Госстата значат, что Украина получила за январь—март 2020 года от этих услуг 571,1 млн долларов, а сейчас — 133,8, то есть на 437,3 млн меньше. И это при том, что, по официальным украинским данным, «Газпром» прокачал через страну на 5% газа больше, чем предусмотрено минимальными объемами контракта.

Трубопроводные доходы Киева сокращаются уже второй год. Так, в первом квартале 2019-го они составляли 744,2 млн долларов, то есть были в 5,5 раза больше, чем за соответствующий период минувшего года. Всего же в 2019-м, первом году власти Зеленского, доходы по этой статье составили 2 986 млн. На сайте Госстата, правда, фигурирует почти вдвое большая цифра, но она включает в себя и доход от штрафа в 2 918 млн, который «Газпром» заплатил во исполнение решения Стокгольмского арбитража. А в 2020-м поступления снизились до 2 396 млн, то есть Украина потеряла 590 млн.

«Нам не нужна конфронтация». Блинкен планирует обсудить «Северный поток – 2» на встрече с Лавровым
«Нам не нужна конфронтация». Блинкен планирует обсудить «Северный поток – 2» на встрече с Лавровым
© Twitter, Secretary Antony Blinken

Сохранение транзитных доходов Украины на уровне первого квартала означает, что по сравнению с 2019-м она потеряет еще 2 363 миллиарда. То есть недопоступления за 2020-2021 год превысят тот громадный штраф, которым так хвалились и бывший, и нынешний глава «Нафтогаза» Андрей Коболев и Юрий Витренко и который весьма укрепил финансовое положение компании.

Несколько скрашивает эти цифры тот факт, что в ближайшие три с половиной года статистика доходов от газового транзита не должна принципиально ухудшаться. Ведь пятилетний газовый контракт, подписанный в самом конце 2019 года, предполагал, что минимальные объемы прокачки газа сократятся постепенно — в 2020-м будут меньше, чем годом ранее, в 2021-м еще меньше, но далее должны остаться на уровне нынешнего года.

Однако нынешние цифры всё равно показывают, что украинский транзит и без второй ветки «Северного потока» потерпел крах. Ибо что как не крах — сокращение доходов от него в 5,5 раза и более чем на 2 млрд долларов в годовом исчислении? Да, с вводом в строй новой ветки и после 2024 года эти доходы могут ещё больше сократиться. Но уже на миллионы, а не на миллиарды долларов. В результате трубопроводный транзит, бывший до сих пор одной из главных отраслей украинской экономики, становится отраслью заурядной. Ведь в первом квартале доходы от него принесут Украине в полтора раза меньше денег, чем экспорт мебели, которым эта страна никогда особо не выделялось.

Ясно, что сокращение транзитных доходов создаст немалые проблемы «Нафтогазу» и выделенному из его состава оператору украинских ГТС. Однако, с другой стороны, также становится ясным, что крах трубопроводного транзита не стал архимедовым рычагом, который обрушит украинскую экономику.

Почему? Ответ во многом содержится в статистике торговли уже товарами, где с 2019 года главным партнером Украины стал Китай. За тот же первый квартал этого года экспорт в КНР вырос на 57%, или на 704 млн долларов (с 1 240 млн долларов до 1 944 млн). Что означают эти цифры, хорошо видно по показателям общего внешнеторгового баланса (товары + услуги). За первый квартал он сведен с дефицитом в 712 млн долларов — то есть не будь прироста в экспорте товаров в Китай, дефицит бы удвоился. Подчеркну, речь идет не о самом по себе экспорте, а лишь о его приросте, который вырос как на дрожжах за годы правления Зеленского.

Так, по итогам двух месяцев этого года (подробные данные за более поздний период пока отсутствуют) экспорт зерна в Китай вырос (в денежном выражении) в 2,5 раза, растительного масла — в 4,7, а железной и других руд — в 5,7. А именно эти три позиции дают 86% украинского экспорта в Поднебесную. С другой стороны, на Китай приходилось свыше 20% экспорта украинского зерна и подсолнечного масла и свыше 40% руды.

Серенко сказал, почему Китай не рвет отношения с Киевом из-за «Мотор Сич»
Серенко сказал, почему Китай не рвет отношения с Киевом из-за «Мотор Сич»
© Посольство Украины в КНР и Монголии

При этом скандальный отъем предприятия «Мотор Сич» у китайских инвесторов, произошедший в конце января, не повлиял на торговлю. Тогда немало было рассуждений о том, что китайцы могут наказать Украину. Самым серьезным ударом стало бы сокращение закупок руды. Покупателей этого сырья в мире немного, переориентироваться на другие рынки вряд ли будет возможно, тогда как для Китая поставки украинской руды некритичны (они составляют лишь 2% от импорта этого товара в общем объеме экспорта руды). Но украинский экспорт рос от месяца к месяцу, составив в январе 515 млн долларов, в феврале — 578 млн, а в марте — 851 млн, что на 72% больше, чем в марте прошлого года. Да, на цифрах могло сказаться и то, что в начале прошлого года в Китае был спад, вызванный пандемией коронавируса. Однако экспорт за нынешний март на четверть превосходит и среднемесячный показатель второй половины 2020 года, когда китайская экономика уже восстановилась и пошла в традиционный рост.

Неизвестно, будет ли эта тенденция продолжаться по мере дальнейшего встраивания Киева в антикитайскую политику Запада. Но пока дела обстоят так, и именно китайский рынок, а не ЕС и тем более не МВФ, давно не дававший кредиты, объективно стал главной опорой традиционно проблемной украинской экономике после обвала доходов по транзиту газа.