Этим «пытающимся» являются, в первую очередь, Соединённые Штаты Америки. Хотя место, которое США заняли в системе глобального мира, оказалось во многом тоже объективным.

США оказались главным выгодоприобретателем по итогам Второй мировой войны — потеряв меньше всех, они больше всех получили. Финансовые возможности США обеспечили им доминирование в мировой экономике вообще и в сфере высоких технологий — в частности. А это дало и уникальные возможности для продвижения своей идеологии. С распадом СССР началась эпоха полного доминирования США (как писал Салтыков-Щедрин — «история прекратила течение свое»).

И тут что-то сломалось.

История снесла установленную запруду (опять-таки — в точности как у Салтыкова-Щедрина). Вновь возникла конкуренция, а расслабившийся, и более того — возведший расслабленность в принцип гегемон оказался к этому совершенно не готов.

Правда, новоявленные конкуренты тоже оказались к новой ситуации не готовы и пытались использовать для конкуренции глобальные институты. Гегемон довольно быстро сообразил, что надо принимать меры. И начал их принимать, не считаясь с идеологией, которую он формально проповедует.  

В первую очередь это коснулось информационной сферы, которую контролируют крупнейшие американские частные компании. Google, Facebook, Instagram и другие компании уже давно начали постепенно вводить ограничения.

Цензура XXI века. StopFake — это не только алгоритм, но и 70-80-90 килограммов живого веса
Цензура XXI века. StopFake — это не только алгоритм, но и 70-80-90 килограммов живого веса
© РИА Новости, Евгений Одиноков | Перейти в фотобанк

В социальных сетях модерирование объяснялось, прежде всего, заботой об удобстве клиентов. Начали удаляться сообщения и блокироваться пользователи, которые оскорбляли и угрожали другим пользователям.

Причём тут вскоре выяснилось, что подходы тут разные. С началом Майдана и гражданской войны на Украине оказалось, что заблокировать публикации с оскорблениями украинских «ватников» намного проще, чем сторонников Майдана. Формально это объяснялось тем, что майданщики более организованы и им проще собрать необходимое число жалоб. И это правда, но… Сотрудники Facebook, например, не скрывали своих политических симпатий, а среди сторонников Майдана обнаружились люди, которые размещают в сети платную рекламу (например — известный «порохобот» Мирослав Олешко) — к ним отношение совсем другое, и заблокировать их публикации просто нереально.

Соответственно, иное было и отношение к людям, которые исповедовали «неправильные» взгляды. Например, автора неоднократно блокировали (и, в конце концов, снесли два профиля) за нарушение «правил сообщества», которые вообще не он допускал, а комментаторы его публикаций.   

Потом сети перешли к борьбе с «языком вражды», который понимали весьма расширительно. Блокировались (и блокируются), например, публикации со словом «хохол», нередко — включая географические названия (Хохол — райцентр в Воронежской области, Новохохловская — улица, станции надземного метро в Москве). Или «негр» — как представитель негроидной расы.

Но это всё делось как бы силами самих пользователей — через механизм жалоб. Но с началом эпидемии коронавируса, в порядке борьбы с фейк-ньюз началась прямая цензура со стороны Facebook, который нанял фактчекинговые компании. С немалым удивлением мы обнаружили, что компания эта, удивительным образом, связана с бывшей и.о. министра здравоохранения Украины Ульяной Супрун.

Цензура в интернете. Запреты, которые рождают прозрение
Цензура в интернете. Запреты, которые рождают прозрение
© AFP, Ethan Miller / GETTY IMAGES NORTH AMERICA

Аналогичная ситуация была и в других системах. Например, пока Украина.ру критиковала украинские власти, примерно 50/50 процентов пользователей приходили на страницу издания через Google и «Яндекс». Стоило нам начать критиковать цензуру в соцсетях и поисковых системах, как трафик через Google обрушился до 7-8% от общего. Судя по всему, через этот поисковик можно найти только те публикации, которые человек ищет целенаправленно. Поиск по тегам в случае нашего издания не работает, хотя никаких санкций против нашего издания не вводили.

Что, собственно, происходит? Происходит то, что в США внезапно поняли, что те самые институты глобализации и «открытого общества», на внедрении которых они сами так настаивали, позволяют распространять далеко не только ту информацию и пропагандировать не только те взгляды, которые одобрены в Вашингтоне. И, естественным образом, страна, которая всегда настаивала на широчайшей свободе слова, стала эту свободу ограничивать.  

Как именно это происходит не столь уж важно. То ли спецслужбы США находят путь к сердцу владельцев крупнейших компаний, обеспечивающих глобальные коммуникации, то ли сами эти владельцы действуют в соответствии с собственными убеждениями… Учитывая нынешний кризис в США, логично выглядят обе версии.

Естественно, представители «неодобряемых» взглядов будут возражать и жаловаться, но жаловаться на цензуру имеет смысл только в том случае, если она действительно существует и ограничена определёнными законодательством рамками. Но нас же убеждают, что никакой цензуры нет — это мы распространяем соответствующие действительности фейк-ньюз, о том, что в России есть вакцина от коронавируса, а в США нет (за это, кстати, тоже блокируют, но креативно — публикуется статья о вакцинах, над которыми работают в мире, а о российской вакцине, уже зарегистрированной, в ней ни слова…).

Что следует делать в таком случае? Создавать своё собственное информационное пространство. С поиском через «Яндекс», а не через Google. И, возможно, с цензурой — потому что далеко не всё, что считается нормой на Западе, является нормой у нас. «Великий китайский файрволл» — реальность не только для Китая.

Константин Кнырик: Так называемые "свободные площадки" - инструмент США в идеологической борьбе с Россией
Константин Кнырик: Так называемые "свободные площадки" - инструмент США в идеологической борьбе с Россией
© РИА Новости, Владимир Трефилов

В общем, мир скатывается в доглобальную эпоху. Причём не только в сфере информации, но и в сфере финансов — всё больше стран заключают соглашения о товарообмене без применения мировой валюты — американского доллара.

И разрушение глобального мироустройства является следствием действий именно США. Причём не Трампа, который захотел сделать Америку великой снова, а демократов-глобалистов. Такой вот удивительный случай самоотрицания…