Это 10 громад в Донецкой области: Светлодарская, Торецкая, Волновахская, Угледарская, Авдеевская, Марьинская городские ОТГ и Мирненская, Ольгинская, Сартанская, Очеретинская поселковые ОТГ. А также 8  громад в Луганской: Горская, Лисичанская, Попаснянская, Северодонецкая, Счастьенская городские ОТГ, Нижнетепловская сельская ОТГ, Станично-Луганская, Широковская поселковые ОТГ.

Донбасс без права выбора: большой шаг назад в вопросе мира
Донбасс без права выбора: большой шаг назад в вопросе мира
© REUTERS, Gleb Garanich

Также выборы не пройдут на 5 избирательных участках Новойадарской поселковой ОТГ на Луганщине, так как ЦИК сообщил, что «принял к сведению» заключение Луганской ОВГА о том, что на этих участках невозможно организовать и провести выборы.

География лишений избирательных прав

Однако из скупых строк постановления Центризбиркома не сразу можно уяснить масштаб лишения избирательных прав жителей Донбасса, особенно если по старинке считать громадой один населенный пункт, максимум территорию, подчиненную одному сельсовету.

Этот масштаб лучше уясняется после знакомства с правительственными распоряжениями от 12 июня об определении административных центров и утверждении территорий ОТГ № 710-р (по Донецкой области) и № 717-р (по Луганской).

Так, на юге Донецкой области есть райцентр Волноваха. По данным украинской «Википедии» на территории, подчиненной ее горсовету, в 2017 году проживало 23,2 тысячи жителей. Однако по правительственному распоряжению Волновахская ОТГ включает в себя еще 9 ранее самостоятельных сельских и поселковых громад с населением в 15,3 тыс. То есть население Волновахской громады по сравнению с населением Волновахи выросло на 66%. Население же Угледарской ОТГ в том же районе почти вдвое превысило население Угледара, бывшего до сих пор городом областного подчинения.

Наиболее масштабным оказывается лишение избирательных прав в Луганской области. Из постановления видно, что выборы не пройдут в ее крупнейших городах, оставшихся на подконтрольной Киеву территории, Северодонецке и Лисичанске. Изучив на сайте ЦИК разграничение Украины по округам и участкам, понимаешь, что территория громад, которым отказано в проведении выборов, полностью охватывает 3 из 6 избирательных округов Луганщины (№ 105, 106, 107). По данным ЦИК, там проживает 211,3 тысячи избирателей из 528,9 тысячи на подконтрольной части области.

Дорогие голоса. Во сколько Украине обойдутся местные выборы
Дорогие голоса. Во сколько Украине обойдутся местные выборы
© Facebook, Національний банк України | Перейти в фотобанк

В других трех округах региона многие избиратели также лишаются прав. Например, из 40 участков 112-го округа (65,1 тыс. избирателей) 17 находится в громадах, чьим жителям отказано в праве выбора.  В 114-м (105,9 тыс.) таких участков 46 из 146. И лишь 113-й (145,7 тыс.) затронут лишением прав незначительно. Там таких участков 11 (включая упомянутые 5 в Новойдарской громаде) из 198. То есть в этих трех округах лишенцами оказываются еще 70-75 тысяч избирателей.

Таким образом, в Луганской области местные выборы не пройдут на 211 участках из 521 (42%), где прошли выборы в Верховную Раду год назад. При этом на данных участках живет более половины избирателей региона.

В Донецкой области масштаб лишений поменьше. В этой области 3 округа из 12 (№45,51,52) полностью состоят из общин, у чьих жителей отобрали право выбора. Впрочем, это самые малочисленные округа, 87 участков и 110,3 тыс. избирателей (51-й округ — это вообще лишь 2 участка в поселке Зайцево).

Однако существенно ограничено право выбора в 59-м округе, где выборы не пройдут на 37 участках из 144-х, и в 60-м — на 38 из 100. Это лишает прав еще примерно 80 тысяч избирателей.  Также лишенные выбора общины охватывают 7 участков из 151 в 46-м округе и 6 из 113 в 57-м. То есть еще порядка 15 тысяч избирателей.

Всего в Донецкой области выборы не пройдут 175 участках из 1132 (более 15%), где проживает 200 — 205 тысяч избирателей из 1403. Всего же по двум областям «лишенцев» набирается 480-490 тысяч, следовательно, сопредседатель ОПЗЖ Юрий Бойко абсолютно прав насчет того, что решение ЦИК касается полумиллиона избирателей.

Но одно дело объявить, что выборы не состоятся в 8 громадах области, а другое — о том, что они не состоятся в половине округов области. Правда, поскольку речь идет о местных выборах, то ЦИК формально не обязан это акцентировать. Впрочем, не приходится говорить о том, что Центризбирком и с формальной стороны в данном решении был безупречен.

Правовая сторона дела

В пресс-релизе ЦИК об отмене выборов говорится, что «всю ответственность за определение соответствующих территорий несут те органы, которые предоставили соответствующую информацию», то есть военно-гражданские администрации (ОВГА) соответствующих областей. Дескать, Центризбирком ничего не мог сделать, кроме того, как с этими выводами согласиться.

Однако из законодательства отнюдь не следует, что он должен был автоматически соглашаться с позицией ОВГА. Да, в длинном перечне их полномочий, закрепленном в статье 4 закона «О военно-гражданских администрациях», есть и такое «предоставление выводов Центральной избирательной комиссии о возможности организации и подготовки в соответствии с законом проведения соответствующих выборов на отдельных территориях». ЦИК же согласно статье 205 ч. 7 Избирательного кодекса «в случае установления невозможности обеспечить подготовку и проведение местных выборов в соответствии с положениями настоящего Кодекса на отдельных территориях принимает решение о невозможности проведения выборов».

То есть внятно не сказано, кто же эту невозможность выборов устанавливает. Ведь если исходить из буквы закона, выводы ОВГА о невозможности проведения выборов все же не тождественны окончательному установлению такой невозможности.

Мариуполь перед выборами: удержит ли Ринат Ахметов свой форпост
Мариуполь перед выборами: удержит ли Ринат Ахметов свой форпост
© commons.wikimedia.org, Olegzima

Надо сказать, что, когда в конце правления Порошенко, в октябре-ноябре 2018 года, аналогичная проблема возникла в куда меньшем масштабе (с двумя малочисленными сельскими громадами в Добропольском районе), Центризбирком всё же сопротивлялся дольше. В частности, обращался к начальнику генштаба и командующему ООС, чтобы они сообщили, относится ли территория указанных общин «к зонам безопасности, прилегающим к району боевых действий». Те, правда, не ответили.

В данной же ситуации ЦИК вполне мог обратиться к ОВГА с просьбой пояснить, а какие произошли за последний год изменения, которые делают невозможными выборы там, где они столько лет были возможны. Ведь в 2015-м местные выборы прошли на абсолютно всех территориях, где сейчас граждане лишены возможности избирать власть. А напряженность на линии соприкосновения сейчас несравненно меньше, чем в 2015-м, и заметно меньше, чем во время прошлогодних президентских и парламентских выборов. А последние на тех же территориях также прошли спокойно.

Депутатов Верховной Рады на подконтрольных территориях не избирали лишь в нескольких населенных пунктах у линии разграничения на юге Донецкой области, в частности, в Чермалыке и Широкино, в районе которых традиционно много перестрелок. Но, кстати, выборы президента весной 2019-го и там проводились. Следовательно, процесс практического лишения жителей Донбасса избирательных прав начался еще в первые месяцы правления Зеленского при старом составе ЦИК, а сейчас приобрел новый размах.

Не только электоральные последствия

Для чего это делается? Ответ от ОПЗЖ — потому что партия власти боится разгромного поражения, — вероятно, недостаточен. Конечно, результат «Слуги народа» на территориях, где выборы отменены, был бы совсем не блестящим, и партии не хочется иметь почти два десятка оппозиционных местных советов, в том числе в таких немаленьких городах, как Северодонецк и Лисичанск. Однако всё равно на Украине практически везде партия Зеленского получит гораздо меньше, чем прошлым летом, всё равно во многих громадах Донбасса победит ОПЗЖ.

Кстати, в электоральном отношении территории Донбасса, где выборы не состоятся, ничем принципиально не отличаются от тех, где они должны пройти. Например, в Луганской области ОПЗЖ в 2019-м показала худший результат как раз в 106-м округе, где находится Северодонецк (39,6% против 49,8% в среднем по области). Правда, в этом округе лучший свой результат в регионе показала Партия Шария (5,9% против 3,7%), но в Донецкой области еще лучше она выступила в 58-м и 57-м округах на территории Мариуполя (7,4%  и 6,7% при 5,6% по области), где выборы разрешены. «Слуга народа» на Луганщине лучше всего выступила в ныне лишенном прав 107-м округе (32,3% против 28,8% по региону), где расположен Лисичанск, а в 106-м набрал лишь на 0,3% меньше.

Луцк перед выборами. Мэра города опять назначит Игорь Палица
Луцк перед выборами. Мэра города опять назначит Игорь Палица
© commons.wikimedia.org, Jzod

Однако запрет выборов на части Донбасса имеет отнюдь не только электоральное измерение. Это своего рода зондаж, рассчитанный на реакцию внешних кураторов Украины (если не они вообще подобный запрет придумали). Не будет реакции, которая бы побудила пересмотреть решение ЦИК, значит, власть получит импульс для других действий, не укладывающихся в традиционное понимание демократии.

Так, если на части Донбасса нельзя провести выборы, значит, там нельзя провести и референдум. А в случае, если понадобится освятить референдумом отказ от особого статуса, то очень удобно, если из числа участников мероприятия можно исключить жителей Мариуполя и Лисичанска.

Кроме того, если возможно спокойно лишить избирательного права больше половины избирателей Луганщины и каждого седьмого Донетчины, то почему невозможен запрет ОПЗЖ и Партии Шария? О нем ведь уже сейчас говорят на более заметном уровне, чем говорили о запрете КПУ сразу после Майдана.