Издание Украина.ру решило разобраться в этой, на первый взгляд, незначительной истории.

На уровне согласований

Фабула, изложенная в постановлении ЦИК №187, такова. Донецкая областная военно-гражданская администрация (ОВГА) еще почти полгода назад просила назначить эти выборы. Но старый состав Центризбиркома прекратил назначать выборы в объединенных громадах. Соответствующее решение принял новый его состав 12 октября.

Но 18 октября в ЦИК поступает письмо от Донецкой ОВГА «о невозможности обеспечить в связи с вооруженной агрессией Российской Федерации против Украины надлежащую безопасность граждан и избежание террористической угрозы во время проведения упомянутых выборов», с просьбой «отсрочить их на неопределенное время до стабилизации ситуации».

24 октября ОВГА направляет в ЦИК еще одно письмо по этому поводу, прилагая к нему и письмо из Главного управления СБУ в Донецкой и Луганской областях. Там аргументируется отмена этих выборов, но Центризбирком не приводит цитат из этих документов.

Также 24 октября в ЦИК поступает письмо от зама командующего Операцией объединенных сил (ООС) по морально-психологическому обеспечению и гуманитарным вопросам генерал-майора Александра Голоднюка о нецелесообразности проведения выборов «в связи со сложной общественно-политической обстановкой в данном районе».

В ответ ЦИК 25 октября обратился, во-первых, к Донецкой ОВГА, чтобы она предоставила выводы о возможности этих выборов, во-вторых, к начальнику генштаба и командующему ООС, чтобы они высказали свое мнение, а также сообщили, относится ли территория указанных общин «к зонам безопасности, прилегающим к району боевых действий». Как видим, границы этих зон являются таким секретом, что даже ЦИК их не знает.

Военные письмо проигнорировали, но ОВГА, естественно, сделала выводы, что местные выборы сейчас проводить невозможно. После чего ЦИК их и отменил.

На уровне обобщений

Теперь о том, что из этого следует. Карта показывает, что Добропольский район не находится рядом с линией соприкосновения. Села Криворожской общины вообще расположены у границ с Днепропетровской областью. Другая община, где намечались выборы, Шаховская — ближе к зоне боевых действий, но между ней и линией фронта немало населенных пунктов, в частности города Константиновка и Дружковка.

В октябре 2014-го парламентские, а в октябре 2015-го местные выборы проводились в Добропольском районе на всей его территории. А в конце 2016-го и в 2017-м в результате объединения громад в ряде мест области проходили новые местные выборы, в том числе в городах Соледар, Николаевка и Северск, которые до июля 2014-го пребывали под контролем ДНР и сейчас находятся ближе к линии соприкосновения, чем Добропольский район. ОВГА их отменить не пыталась.

Поиск же новостей о районе в «Гугле» не дает информации о каких-либо взрывах и диверсиях. В Добропольском райсовете «Оппоблок», конечно, заметно представлен, но хуже, чем в большей части райсоветов подконтрольной Украине Донетчины. В селах области за «Оппоблок» голосуют меньше, а за БПП гораздо больше, чем в городах. И конечно, лоббировать отмену выборов из боязни победы оппозиции в двух сельсоветах — это слишком мелко даже для украинских губернаторов.

А заявления военных и СБУ объективно означают, что, после того как АТО сменилась ООС, ситуация с безопасностью ухудшилась настолько, что выборы на Добропольщине впервые стали невозможными.

Но что в такой ситуации должен делать нормальный верховный главнокомандующий? Конечно, искать виновных и наказывать их. Поэтому в Донецко-Луганском СБУ и командовании ООС могли писать в ЦИК такие письма только будучи уверенными, что никаких оргвыводов и даже словесных разносов от Порошенко в их адрес за отсутствие контроля за ситуацией в регионе не последует.

Тренируются на сельсоветах. Украинская власть готовит отмену выборов

Но Порошенко-то отмена этих выборов только выгодна. И ситуация с ними похожа на зондаж власти относительно того, сможет ли она безболезненно для себя отменить и президентские выборы на более обширной территории Донбасса, ссылаясь на соображения безопасности.

Перспективы для власти

Теперь о том, что дала бы такая отмена. «Оппоблок» в октябре 2014 года получил в Донецкой и Луганской областях 224 тысячи из 1 486 тысяч голосов, собранных по стране (то есть почти каждый шестой голос), и это притом, что явка в обоих регионах была почти вдвое меньше, чем на остальной территории Украины. По результатам выборов, без учета голосов Донбасса, «Оппоблок» бы набрал 8,3% голосов — то есть на 1,1% меньше, чем получил в реальности. Ну а если бы выборы охватили, скажем, лишь половину подконтрольной территории этого региона, результат был бы на 0,5%-0,6% меньше.

Соцопросы показывают, что Донбасс для Порошенко неблагоприятный регион. В сентябре Киевский международный институт социологии (КМИС) дает ему там поддержку 8,1% определившихся избирателей, т.е почти в 1,5 раза меньше, чем в среднем по стране (11,9%). Тогда как Юрий Бойко имеет в Донбассе 20,3%, а Вадим Рабинович — 14,5%, что соответственно в 2,5 и в 1,8 раза больше их среднеукраинского результата. Да и у Владимира Зеленского там 14,4%, тогда как его рейтинг по стране на одну десятую процента ниже Порошенко.

При такой плотности предвыборной гонки ясно, что изменения даже на доли процента, которые дала бы кандидатам отмена выборов в части населенных пунктов Донбасса, оказались бы очень важными. А значение донбасского электората на этих выборах больше, чем 4 года назад, ибо, согласно исследованиям социологов, явка будет ближе к среднеукраинской.

Так, Порошенко без учета мнения половины избирателей Донбасса обходил бы Зеленского не в рамках статистического погрешности, а посущественней. А на едином кандидате Юго-Востока или на кандидатах «Оппоблока» и «За життя» в отдельности потеря такого электората может сказаться еще существенней. И 0,5% могут оказаться решающими в том смысле, что воспрепятствуют выходу во второй тур. Да эта потеря не обязательно будет фатальной. Но ведь ни одна политтехнология в чистом виде не дает абсолютной гарантии. А в данном случае надо учитывать и то, что отмена выборов в части Донбасса увеличит пассивность юго-восточного электората и в самом регионе, и за его пределами.

Удержаться от соблазна разыграть такой сценарий Порошенко может лишь в двух случаях:

во-первых, из опасения, что благодаря этому во второй тур пройдет не он, а Гриценко, ведь у последнего, согласно КМИС, рейтинг в Донбассе почти в 5 раз хуже, чем у самого Порошенко, а общеукраинские рейтинги обоих очень близки;

во-вторых, поняв на основании закрытых соцопросов собственного штаба, что второй тур ему самому не светит в любом случае. Но в последний вариант поверить трудно.

Но по соображениям безопасности выборы можно отменить в любой момент. Так что с реализацией сценария можно не спешить и пока взвешивать все и за и против. Только для отмены выборов на куда более обширной территории, чем два сельсовета, не обойтись голословными рассуждениями об отсутствии безопасности. Надо такое отсутствие продемонстрировать посредством обострения на фронте. А это Порошенко легко может организовать в любой удобный для него момент.

И именно такое обострение будет первым сигналом к тому, что сценарий отмены выборов на Украине или на части ее территории (в Донецкой и Луганской областях) начал реализовываться.