Сальвадору Дали приписывают такую фразу: «Великие психологи и те не могли понять, где кончается гениальность и начинается безумие». Особенно многозначительной эта фраза становится по весне, когда не только авитаминоз начинает править бал, но и обострения иного рода.

На стыке так и не случившейся в этом году зимы и прекрасной звонкой весны мне удалось разговорить (что уже большая удача, учитывая специфику профессии моего собеседника) заведующего отделением медико-психологической и социальной реабилитации Республиканской клинической психоневрологической больницы медико-психологического центра Валентина Пехтерева и писателя Ивана Донецкого. Хотите верьте, хотите нет, дорогие читатели, но это один человек. Первый каждый день ходит на работу и надевает белый халат, а второй пишет книги и состоит в Союзе писателей ДНР. Книга Ивана Донецкого «Мама, если не я, то кто?» увидела свет в конце 2019 года и сразу завладела умами читателей.

«Мама, если не я, то кто?» — это художественно-публицистический дневник, попытка поставить диагноз современной Украине, первая книга Пехтерева. «До неё была только методичка по судебной психиатрии», — шутит герой этого материала. Книга Пехтерева о войне на Донбассе клинически точная, документальная и объективная. В целом книга даёт представление о том, что называют «донецким характером».

Между Юрием Никулиным и чемпионом по боксу

Валентин Пехтерев из города не уезжал, позицию занимал и занимает непримиримую, исключительно свою собственную, донецкую. Книгу написал честную, такую честную, что глаза щиплет, словно смотришь на солнце в упор. Или на смерть. На неё ведь тоже нельзя смотреть, можно и ослепнуть. Мой первый вопрос Валентину касается его работы, всегда ли он хотел работать на Победе (так в Донецке называют больницу для душевнобольных, где работает Пехтерев).

- Вы для меня Валентин, но книгу написал Иван Донецкий. Отзываетесь на Ивана?

— Это мой позывной в донецком кругу пишущих, если вне Донецка кто-то крикнет «Иван», я вряд ли обернусь. Что касается моего места работы, это всего лишь один из реализовавшихся проектов, в 4-м классе я «хотел быть Юрием Никулиным», в 9-м — олимпийским чемпионом по боксу и т.д. Сейчас я думаю, что медицина, психиатрия и война на Донбассе — это лучшие правильные камни для меня.

- Правда ли, что у нас до сих пор применяются советские методы и препараты?

— В СССР применялись медикаменты, которые производились в социалистических и капиталистических странах. Большая часть этих медикаментов применяется во всём мире и сейчас. Например, антидепрессант «амитриптилин» открыт в США в 1960 году и по сей день входит в список рекомендуемых лекарственных средств ВОЗ. Лоботомию (хирургический метод лечения психических расстройств), за которую португалец Эгаш Мониш получил в 1949 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине, в СССР практически не применяли, а в 1950 году запретили. В США в начале 1950-х годов производилось около 5 тысяч лоботомий в год. За период с 1936 по конец 1950-х искалечено около 50 тысяч американцев. Капиталистическая Европа стремилась не отстать от США: в Великобритании было прооперировано около 17 тысяч человек. Самое интересное, что потом западные психиатры обвинили советских в злоупотреблениях психиатрией, хотя в СССР прооперировано всего 400 человек.

Весенние голоса

- Существует ли «сезонность» у пациентов? Мы часто шутим, что в интернете обострения случаются весной и осенью, но я допускаю мысль, что в этой шутке больше шутки, чем правды.

— Чем тяжелее психическое расстройство и чем более урбанизирована область, тем меньше «сезонность». «Сезонность» у нас связана с отпускными компаниями, началом и окончанием сельхозработ.

- Можно ли лечь в больницу типа вашей по своему желанию и выйти оттуда, руководствуясь опять же собственным желанием?

Язык дешевле танка по цене, но куда более сильное оружие по последствиям
Язык дешевле танка по цене, но куда более сильное оружие по последствиям
© vk.com, Вячеслав Теркулов | Перейти в фотобанк

— Согласно принципам оказания психиатрической помощи (ст. 3 «Закона о психиатрической помощи» ДНР): психиатрическая помощь лицам, страдающим психическими расстройствами, гарантируется государством и осуществляется на основе принципов законности, презумпции психического здоровья, гуманности, соблюдения прав человека и гражданина, добровольности, конфиденциальности, минимальности социально-правовых ограничений, доступности и в соответствии с современным уровнем научных знаний.

- Если обратиться за помощью, то на жизни и профессии можно ставить крест? Поставят на учёт и будут считать сумасшедшим?

— Существует перечень медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности. Перечень составлен разумно. Психическим больным запрещены только те виды работ, при выполнении которых они могут нанести вред себе или окружающим. Чаще всего «ставят на учёт» людей, обратившихся к психиатрам за помощью, соседи и сослуживцы. Психиатры мира борются со стигматизацией своих пациентов, называя их «людьми с особенностями психической деятельности».

- Как изменилась картина до и во время войны?

— Зона вооружённого конфликта — это зона повышенных требований к нервно-психической устойчивости и травматичности. Больные с тяжёлыми психическими расстройствами погружены в мир своих переживаний и тем самым защищены от агрессивного социума. Больные с нервно-психической неустойчивостью покинули и покидают зону вооружённого конфликта. Люди, нервно-психическая неустойчивость которых не проявлялась в мирное время, в военное время дают невротические, связанные со стрессом расстройства. У некоторых людей, получивших травмы головы, потом развиваются психические расстройства.

- Как писатель о писателях, можете обозначить диагнозы возможных психических заболеваний у известных поэтов и писателей?

— Поэтам и писателям, как и графоманам (хохочет), доступен весь спектр психических расстройств.

- Является ли наркотическая зависимость психическим заболеванием?

— Раздел «Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ» входит в «Классификацию психических и поведенческих расстройств (МКБ-10)». В СССР с прошлого века наркологические отделения вынесли за пределы психиатрических больниц и превратили в отдельные больницы. Выделилась специальность «врач-психиатр-нарколог». Так как методы исследования в психиатрии и наркологии едины, то наркология — это раздел психиатрии. Вопрос «насколько алкоголизм и наркомания являются психическим расстройством» сложен, ибо общество часто решает социальные проблемы средствами психиатрии (медикализирует проблему). Если бы психиатры более активно сопротивлялись попыткам общества «загребать жар чужими руками», то не было антипсихиатров.

- Можно ли вылечиться от психического заболевания раз и навсегда? Нельзя вылечиться от того, чем нельзя заболеть.

— В МКБ-10 используется термин «расстройство». От терминов «болезнь» и «заболевание» психиатры отказались. Изолированные социальные отклонения или конфликты без личностной дисфункции не включаются в группу психических расстройств. Первые признаки того, что надо обращаться к доктору. Во многих городах есть бесплатные, анонимные телефоны доверия, где круглосуточно работают медицинские психологи, психотерапевты, психиатры. При сомнениях в собственном психическом здоровье или здоровье близких лучше проконсультироваться со специалистом.

- Существуют ли нормальные люди вообще в природе? Или мы все малость тронувшиеся, только каждый в своей мере? Где оно — это понятие нормы? Интересна профессиональная статистика. Изменилось ли понятие психической «нормы» за последние 30 лет?

— По мере того, как общество становится более терпимым, границы психических расстройств сужаются. Сейчас гомосексуализм вынесен за рамки психических расстройств, появилось даже выражение «носители голосов». То есть, психической нормой считается всё, с чем личность и общество согласно жить не страдая. Если каждый мазохист найдёт себе садиста по нраву, то в обществе наступит гармония.

- Кто больше подвержен, физики или лирики, инженеры или гуманитарии, слесари или учителя?

— Психические расстройства, как и венерические болезни, национальностью, пропиской, профессией, политическими и религиозными взглядами своих жертв не интересуются.

- Можно ли свести человека с ума?

— Описаны индуцированные психозы, но это больше история. Нет, конечно, психика человека, как и тело, отторгает всё чужеродное.

Мова, прощай!

Одно из самых рейтинговых обсуждений последних дней (кроме коронавируса, конечно, и стремительно подешевевшей нефти) — это разговоры по поводу отмены государственного статуса украинского языка в Донецкой Народной Республике. 6 марта за соответствующий законопроект проголосовали депутаты народного совета ДНР. Русский язык утверждён, как единственный государственный в ДНР. Вопрос языка — это вопрос, который напрямую касается именно писателей.

«Русский язык отличается от украинского, как «Мерседес» от «Запорожца», — прокомментировал событие Пехтерев, — если кто-то из русскоговорящих хочет посвятить свою жизнь развитию, обогащению, усовершенствованию украинского языка, то — пожалуйста, но принуждать других к техническому или языковому мазохизму он не вправе».

Донецкий характер

- Сегодня многое из того, что раньше считалось диагнозом, относят к особенностям характера и личности. Вы в книге даёте определение донецкому характеру. В чём особенность людей, которые обладают именно таким характером?

— Русский художник Василий Верещагин сказал: «Я буду всегда делать то и только то, что сам нахожу хорошим, и так, как сам нахожу это нужным». Когда сотня тысяч таких Верещагиных, лишённых его таланта и ума, вынуждены кормить себя, своих жён и детей каторжным трудом, тогда формируется, поколение за поколением, «донецкий характер». Люди добровольно шли на каторжный труд, но, поднявшись на-гора, мало кому позволяли себе указывать. Столичные лакеи говорят об отсутствии свободы слова в СССР. На донецких шахтных посёлках свобода слова била через край и в этой, бьющей через край свободе, мы росли. На предупреждение: «Не болтай, посадят», — следовал матерный ответ: «А мне всё равно, где лопатой махать». Когда Киев после совершения государственного переворота решил указать, что Донбассу хорошо и нужно, получил то, что и должен был получить.

Донбасский характер — это всегда про справедливый и симметричный ответ обидчику, многажды я в этом убеждалась. Это не мельтешение мелкой мести, не всепрощенье с его второй-третьей или пятой щекой. Донбасский характер равен огнеупорности и фатально жуткой, но такой невероятно честной фразе любого дончанина, сделавшего судьбу города своей судьбой, — «Мама, если не я, то кто?».