В конце декабря из источников в правоохранительных органах поступила информация о новых делах одесской мэрии. На сей раз силовики открыли сразу два уголовных производства: одного по линии НАБУ, другого по линии ГБР. Впрочем, несмотря на различия субъектов расследования, объекты их внимания оказались очень близки друг другу — одесские аэропорты.

Земля. Аэропорт. Мэрия

Самым одиозным стало дело бывшего одесского аэропорта «Застава», расследуемого ГБР с 2016 года, которое очень похоже на дело завода «Краян».

Юрий Ткачев: Труханов мог стать разменной монетой в торгах между Порошенко, США и их агентам влияния в Украине
Юрий Ткачев: Труханов мог стать разменной монетой в торгах между Порошенко, США и их агентам влияния в Украине
© РИА Новости, Евгения Новоженина | Перейти в фотобанк
Одесский аэропорт «Застава» начал свою деятельность с конца 40-х годов. Его грунтовая взлетно-посадочная полоса длиной 800 метров обеспечивала работу большинства самолетов тех времен. Проработав до 1961 года, аэропорт как пассажирская гавань был закрыт, а его возможности стали использовать для выполнения сельскохозяйственных авиационных работ и воздушного сообщения с райцентрами и крупными селами Одесской области.

До 1991 года аэродром числился за Одесским объединенным авиаотрядом, пока в 1992 году «Заставу» не передали Экспериментальному производственному инновационному объединению, которое перепродало его вместе с самолетами и вертолетами бывшему одесскому отряду ООО «Авиакомпания «Одесса». Деятельность ООО продолжалась до 1998 года, то есть до полного исчерпания ресурса последних машин авиаотряда. С тех пор вокруг бывшего аэродрома "Застава", расположенного по адресу Тираспольское шоссе, 22, начались многочисленные судебные тяжбы и рейдерские захваты, а выкупивший аэропорт частник даже жаловался на угон вертолета.

И все же основным вопросом к ООО «Авиакомпания «Одесса» со стороны Прокуратуры Одесской области стала земля под строениями аэропорта. С одной стороны, у ООО имелось твердое право собственности на здания аэродрома, однако отвод земли на земельный участок, под которыми находились здания, бизнесмены должным образом не оформили.

Краян 2.0

В 2016 году для того, чтобы получить право пользования землей аэродрома площадью в 140 гектаров, мэрия решила выкупить в коммунальную собственность у ООО «Авиакомпания «Одесса» здания бывшего аэродрома «Застава» общей площадью 6 065 квадратных метров. Гражданское дело по земле аэропорта, в котором третьим лицом была мэрия, медленно кочевало по судебным инстанциям, каждый раз отменявшим решения нижестоящих судов и отправлявшим его на повторное рассмотрение.

Было подготовлено заключение эксперта-оценщика, согласно которому стоимость зданий общей площадью 6 065 кв. м составила 146 млн 850 тыс. гривен (около 392 миллионов рублей). Таким образом, каждый квадратный метр обошелся бы городу почти в тысячу долларов США, что соответствует стоимости недвижимости в историческом центре Одессы. Решение о покупке было принято на сессии 21-го сентября 2016 года и уже 28 сентября того же года мэрией были подписаны два договора купли-продажи, по которым 6 065 кв. м зданий аэропорта были куплены за 146 млн 850 гривен.

Большую часть земли бывшего аэродрома отвели под расширение Западного кладбища, которое стало самым большим кладбищем на европейском континенте. С формальной точки зрения городу это было крайне необходимо, места под кладбища заканчивались. Остальная часть земли досталась ООО «Био-парк», принадлежащему совладельцу дельфинария «Немо» Андрею Кисловскому.

Сверху видно всё

Спустя несколько месяцев, в ноябре 2016 года, схемой приобретения зданий аэродрома заинтересовалось Государственное бюро расследований, которое открыло уголовное производство по факту присвоения и растраты средств одесского городского бюджета и превышения полномочий. По мнению ГБР, необходимость земель аэропорта для города вызывала большие сомнения, да и стоимость сделки оказалась сильно завышенной.

Дело пролежало без движения почти три года, пока в мае этого года по нему не начались активные следственные действия в виде обысков в департаментах мэрии.

И если ГБР абсолютно не компетентно делать выводы о том, нужен ли был данный участок городу или нет, то с оценкой стоимости строений «Заставы» у мэрии могут возникнуть проблемы. Формально земельный участок, на котором находились строения аэропорта, каким-либо образом отведен или передан в аренду бывшему собственнику не был. То есть земля под строениями аэропорта принадлежала городу, и выкуп самих зданий не являлся формально необходимым условием для использования городом этой земли.

В мэрии высокую цену старых и ветхих зданий связывали с тем, что использование земли без выкупа строений невозможно, так как они разбросаны по участку. Не выкупить их город не может, так как другого подходящего места для кладбища нет, что действительно так.

Глава юрдепартамента мэрии Инна Поповская, давшая юридическое заключение о необходимости выкупа, в ходе сессии 21-го сентября уверяла депутатов горсовета, что иного варианта для пользования землей, кроме как выкупить строения, у города нет. Таким образом, в цену сделки были включены не только строения, но и право пользования землей, которого у продавца аэропорта не было. И вот на этом обстоятельстве чиновников Горсовета можно поймать.

С точки зрения закона оценка спорного объекта недвижимости должна была проводиться по рыночной стоимости аналогичных объектов недвижимости, которые в реальности стоят в десятки раз ниже заявленной в деле стоимости. Однако оценщик пошел достаточно оригинальным путем. В экспертном заключении им было указано, что обладание данными строениями аэропорта блокирует возможность использовать участок по иному назначению, кроме как целевому, поэтому в стоимость комплекса должна быть также включена и стоимость земли под ним. 

О том, что здания аэропорта находятся в ветхом состоянии, его коммуникации разобраны, взлётная полоса — не в состоянии принимать самолеты, то есть использовать аэропорт по его назначению невозможно, оценщик умолчал. Таким образом, эксперт вышел за грани своих полномочий, дав заключение по вопросу, на который в состоянии был ответить только суд. В целом дело аэропорта «Застава» отличается от дела завода «Краян» только разницей в стоимости выкупаемого объекта: за «Краян» город заплатил на 41 млн 850 тыс гривен (около 112 млн рублей) больше.

СБУ пришла за Трухановым: силовики обыскали мэрию Одессы
СБУ пришла за Трухановым: силовики обыскали мэрию Одессы
© Facebook, Департамент информации и связей с общественностью Одесского горсовета

Так же как и в деле завода «Краян», доказать в суде персональную ответственность мэра Труханова или его заместителей будет весьма непросто. Ведь решение по приобретению принималось не Трухановым лично, а депутатами горсовета. Поэтому для уверенной победы в суде ГБР придется предоставить доказательства, свидетельствующие о том, что Труханов был в сговоре с представителями продавца и лично заинтересован в получении неправомерного вознаграждения.

Есть ли такие доказательства у следствия, сказать сложно, но судя по тому, как в Малиновском суде развалилось дело «Краян», изыскания ГБР по «Заставе» ожидает та же судьба.

Аэропорт

Еще одним эпизодом, в котором пересеклись интересы мэрии и авиации, стало дело Одесского аэропорта.

История этого вопроса берет свое начало еще в 2011 году, когда мэром Одессы был Алексей Костусев. Тогда по заключенному мэрией инвестиционному договору имущество комунального предприятия «Международный аэропорт Одесса», оцененное сторонами в 118 млн грн (315 млн руб.), было передано в уставный фонд ООО «Международный аэропорт «Одесса».

В свою очередь, ООО «Одесса аэропорт Девелопмент», представлявшее интересы Кауфмана и Грановского, должно было внести 335 млн грн (894 млн руб). Таким образом, доля города в размере 25% оказалась неспособной влиять на принятие решений по управлению предприятием. В обмен на контроль над аэропортом по инвестиционному договору инвесторы обязались построить новый терминал, который обошелся им в 638 млн гривен.

Однако в период с 2012 по 2016 годы Кауфман и Грановский заработали на аэропорту почти 2 миллиарда гривен. Экономическая целесообразность такой сделки вызвала интерес не только у общественности, но и в НАБУ, которое в 2016 году открыло уголовное производство по факту превышения властных полномочий чиновниками одесской мэрии, ст. 364 УК, но не по факту событий сделки 2011 года, а в отношений действий уже нынешней Одесской мэрии.

Погорели на кредите

После бегства из страны Виктора Януковича в 2014 году и смены элит историей с приватизацией Одесского аэропорта заинтересовались в Генпрокуратуре у Юрия Луценко. С подачи прокуратуры мэрия обратилась в суд с иском о признании инвестиционного договора недействительным.

Как оказалось, Кауфмана и Грановского подвела собственная жадность. Формально закон о хозяйственных обществах запрещал формировать уставной капитал из кредитных средств, однако взнос ООО "Одесса аэропорт Девелопмент", как установила прокуратура, был оформлен из средств, взятых в «Финбанке» того же Грановского. По эти основаниям в 2015 году инвестиционный договор был признан недействительным судом первой инстанции с обязанностью передать имущество аэропорта в собственность города. Однако решение суда оказалось исполнить не просто.

Во-первых, ответчик подал апеляцию, а во-вторых, на момент вынесения решения суда имущество аэропорта находилось в залоге по кредиту, взятому в 2013 году в государственном «Укрэксимбанке». Результатом судебной тяжбы стало подписание мирового соглашения, по которому городу частные инвесторы вернули из коммунальнорго имущества только то, чем не успели распорядиться, то есть десять из тридцати объектов аэропорта, списанные и малозначащие объекты: трапы, разрушенные хозяйственные постройки.

Фактически это соглашение отменило любые обязательства частной фирмы перед Одесским горсоветом, в частности привлечение 90-120$ млн инвестиций.

Под защитой ГПУ

По результатам такого мирового соглашения НАБУ и открыло уголовное производство по ст. 364 УК Украины — превышение властных полномочий. Однако, несмотря на очевидную роль в этой истории Труханова, грубо нарушившего при подписании соглашения закон «О местном самоуправлении», дело одесского аэропорта не без помощи ГПУ легло «под сукно» до 2019 года.

Такая странность в поведении НАБУ объясняется личной заинтересованностью Луценко в разрешении дела аэропорта в пользу Кауфмана и Грановского. По информации от компетеных источников, Труханов пошел на подписания мирового соглашения по личной просьбе бывшего Генпрокурора.

В начале 2019-го дело получило новый импульс, даже готовились проекты уведомлений о подозрении, в том числе и Труханову, однако в июле прокуратура забрала дело из НАБУ и передала для расследования в полицию Одесской области, где оно потихоньку умирает.

И удивляться такому повороту событий не стоит, Кауфман и Грановский прекрасно понимают, что в случае осуждения Труханова по этому делу будет отменено мировое соглашение и они лишатся одесского аэропорта. Поэтому, как опытные и влиятельные украинские бизнесмены, они сделают все, чтобы защитить как Труханова, так и свои инвестиции. Несмотря на весьма закономерный интерес следствия к авиационным делам одесской мэрии, их доведение до логического конца в виде обвинительного приговора маловероятно.

Но на другом фронте, очень тесно связанном с личной жизнью одесского мэра, у Труханова могут возникнуть серьёзные проблемы, причём в ближайшее время. Но это уже совсем другая история, о которой мы расскажем в следующих статьях.