Начавшееся 4 июля в Малиновском районном суде оглашение приговора по делу «Краяна» длилось четыре рабочих дня и неоднократно срывалось из-за сообщений о ложном минировании суда.

Малиновский суд — самый справедливый суд в мире

Напомним, что Геннадия Труханова, его зама Павла Вугельмана, директора департамента коммунальной собственности Алексея Спектора, его заместителя Владимира Родионова, главу комиссии по коммунальной собственности Одесского горсовета Василия Шкрябая и ряд предпринимателей обвиняли в том, что они в составе организованной группы произвели покупку за бюджетный счёт зданий завода «Краян», при этом ввели в заблуждение депутатов горсовета, чтобы добиться от них согласия при голосовании за это решение. Обвинение считало, что указанные лица вступили в преступный сговор с целью присвоить часть средств городского бюджета, чем совершили преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 191 УК Украины.

Специальная антикоррупционная прокуратура, представляющая обвинение в суде, просила назначить наказание для мэра Труханова в виде двенадцати лет лишения свободы с конфискацией имущества, для Павла Вугельмана — 11 лет с конфискацией имущества, Алексею Спектору, Владимиру Родионову и Василию Шкрябаю — по 10 лет с конфискацией имущества. Предпринимателям Игорю Кравченко, Петру Загодиренко и оценщику Галине Богдановой, которые также являются обвиняемыми по делу, прокуратура просила также назначить срок тюремного заключения в виде 11, 10 и 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

А прокурор даже не явился

Стоит указать сразу, что в материалах уголовного дела отсутствовали прямые доказательства вины Труханова и остальных обвиняемых, ни один из обвиняемых не признал свою вину, что в таком виде уголовных производств является драматическим обстоятельством для гособвинения, поскольку не позволяет доказать умысел обвиняемых.

На основании этого и изучив все представленные в ходе судебного следствия доказательства, суд пришел к выводу, что большая их часть добыта незаконно и не может быть доказательствами по делу. Будучи свежесозданным органом, НАБУ, видимо, понабирало на работу идейных лоботрясов, которые в пылу антикоррупционной целесообразности нарушили процессуальные правила сбора и закрепления доказательств. Так, протоколы обысков, составленные в ходе следственных действий, по которым был изъят целый ряд документов и предметов, были оформлены ненадлежащим образом — либо сотрудниками, которые не входили в следственную группу, либо без участия понятых. Также на большинство изъятых в ходе следствия вещей и документов не был наложен арест, следовательно, орган досудебного следствия не мог удерживать данные предметы и представлять их в качестве доказательств.

Помимо этого, суд признал недопустимой проведённую по заказу следствия экспертизу здания завода, на основании которой обвинение пришло к выводу о том, что здания были куплены дороже, чем стоили на самом деле. Также суд признал недопустимыми доказательства, собранные в рамках международно-правовой помощи за пределами Украины.
Прокуроры Специальной антикоррупционной прокуратуры (САП), видимо, заранее догадываясь о результате дела, проигнорировали заседание суда и не явились на оглашение приговора.

Предположения НАБУ

Принятые во внимание судом доказательства, по мнению судей, не доказывают вины Труханова и его подчинённых. Допрошенные в качестве свидетелей депутаты Одесского горсовета заявили в суде, что не были ограничены в возможности ознакомиться с документами по вопросу покупки зданий. Ни один и свидетелей не сообщил суду о фактах завладения должностными лицами мэрии средствами городского бюджета Одессы. Поэтому суд в приговоре указал, что факт незаконного влияния Труханова, Вугельмана и Спектора на депутатов горсовета не находит своего подтверждения.

Также суд счёл безосновательными утверждения следствия о том, что Труханов и остальные обвиняемые вступили в преступный сговор с целью завладения средствами городского бюджета. Судом было справедливо установлено, что в силу ст. 62 Конституции Украины предположения не могут быть положены в основу обвинения, поэтому утверждения следствия и обвинения о преступном сговоре обвиняемых не доказаны материалами дела и являются незаконными.

Бой в здании суда, оправдавшего мэра Одессы Труханова, проиграл экс-президент Грузии Саакашвили

В итоге в резолютивной части приговора суд пришел к выводу, что обвинение в злоупотреблении служебным положением с целью завладения государственным имуществом Трухановым, Вугельманом, Спектором, Родионовым и Шкрябаем не доказано. Решение сессии горсовета о покупке зданий не обжаловано и является законным, а договор его купли-продажи — действительным. Таким образом, САП не была доказана вина Игоря Кравченко и Петра Загодиренко — директора и соучредителя фирмы продавца «Девелопмент элит».
В отношении оценщицы Богдановой суд ограничился формулировкой, что обвинение не предоставило каких-либо доказательств, свидетельствующих о совершении ею при составлении акта оценки противозаконных действий.

Естественно, что прокуратура с таким решением судей не согласилась и завила о намерении обжаловать приговор, на что у САП будет 30 дней.

Суд — не цирк

Кульминацией оглашения приговора стало появление в суде бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, который привел с собой небольшое количество уличных активистов, пользующихся дурной репутацией городских сумасшедших, среди них были Тодор Паеновский, Михаил Кузаконь, Олег Михайлик и Алина Подолянка. Помимо них, в суд прибыло около двадцати сторонников Евромайдана. Однако силы были неравны. В коридоре суда городских сумасшедших встретила группа поддержки Труханова, состоящая из двух десятков молодых людей спортивного телосложения, а также сочувствующих Труханову одесситов. Кроме них, в коридорах суда Труханова поддерживали депутаты Одесского горсовета, среди которых особо отличились Дмитрий Танцюра и Марат Королев.

Около 16:00 Саакашвили повел своих соратников на штурм зала суда. В коридоре началась давка и суматоха, полиция оцепила зал судебного заседания. Группа поддержки Труханова выстроилась плотным кордоном и не позволила Саакашвили приблизиться к залу. В его адрес звучала неприкрытая, а порой и нецензурная брань, которую не могли перекричать его обычно крикливые соратники. В итоге Саакашвили выгнали из здания суда.

Собравшись с силами и дождавшись небольшого подкрепления Саакашвили снова пошел на штурм, на этот раз ему удалось почти добраться до зала, в котором оглашался приговор, но он был снова остановлен оцеплением сочувствующих Труханову, в котором оказались физически крепкие Марат Королев и Дмитрий Танцюра. В этот раз моральный авторитет Саакашвили пал еще ниже, его уже не обзывали, его открыто оплевывали сопровождая действия демонстрацией оскорбительных для Саакашвили жестов.

«Убирайся к себе в Грузию, преступник!» — кричал в адрес Саакашвили крепкий мужчина средних лет со шрамом на лице. «Тебе, подонку, там срок уже светит, отсиди и возвращайся обратно», — добавлял он, перемежая свою речь нецензурными словами. Отовсюду звучали крики сочувствующих: «Одесса особенный город, мы сами разберемся», «Валите на свой майдан, клоуны» и тому подобное. Одна женщина даже показала Саакашвили веник, в память о скандале с издевательством над осужденными во время его президентства.

Саакашвилли заявил об изнасиловании

В итоге Саакашвилли снова выгнали из суда. Стоя на крыльце Малиновского суда, бывший президент Грузии представлял собой жалкое зрелище — нелепо одетый, косолапо переминающийся с ноги на ногу, он смотрел по сторонам пустым безумным взглядом, не зная, что ему делать. Некогда бывший авторитетным международным политиком Саакашвили опустился до уровня городского сумасшедшего, который сам втоптал свой авторитет в грязь, вступив в нелепую войну с мэром Одессы и проиграв ее вчистую. Уличные сумасшедшие и просто праздные зеваки подходили к потерянному Мишико, как к цирковому медведю, для того чтобы сделать селфи на его фоне.

После окончательного оглашения приговора суда бывшие обвиняемые покинули суд через черный ход, снова оставив Саакашвили без шоу. Но Михаил не растерялся и в своем интервью прессе заявил об изнасиловании Одессы Малиновским судом и Трухановым. Неизвестно, о чем думал в этот момент бывший президент Грузии — возможно, о тех зверствах, которые царили в тюрьмах Грузии в его время, а может, об обстреле спящего Цхинвала и убийстве российских миротворцев в Северной Осетии в 2008 году — но в любом случае речь, изобиловавшая словами о восстании в Одессе против Труханова и мобилизации своих сторонников, была такой же пустой и в конечном счете бессмысленной, как и его политическая карьера.