24 июня заместитель главы российского МИДа Сергей Рябков сделал пугающее заявление о том, что развертывание американских ракет на суше рядом с границами России, в том числе на Украине, приведет к обострению ситуации и кризису, который поставит человечество на грань существования, наподобие Карибского кризиса 1962 года.

«Если же дело дойдет до реального развертывания на суше такого рода систем, тогда ситуация не просто осложнится, она обострится до предела. Мы можем оказаться в ситуации ракетного кризиса, близкого не просто к кризису 1980-х годов, а близкого к Карибскому».

Карибский кризис — это обострение международной ситуации в 1962 году в результате размещения советских ракет на Кубе в ответ на размещение Вашингтоном ракет средней дальности в Турции.

Объекты, упомянутые официальным лицом российского МИДа, уже фактически развернуты в Румынии с 2016 года, а в Польше с 2018 го и представляют собой наземную версию системы противоракетной обороны Aegis Ashore. По поводу их размещения первые лица РФ неоднократно выражали возмущение, не без основания полагающие, что данный комплекс может использоваться для наступательных целей. Однако предлогом к нынешней еще более острой реакции МИД РФ стало заявление Курта Волкера, прозвучавшее в конгрессе США, о том, что Украина собирается приобрести у США системы ПВО, которые имеют признаки противоракетной обороны, о чем издание Украина.ру сообщало на днях.

Ядерный шантаж. Зачем Волкер предлагает Украине приобретать системы ПВО США
Ядерный шантаж. Зачем Волкер предлагает Украине приобретать системы ПВО США
© Facebook/Iryna Gerashchenko

Щит для нападения

Системы ПРО, якобы направленные на защиту европейских союзников США от баллистических ракет Ирана, уже были размещены на территории Румынии и Польши, но их развертывание ранее не вызывало столь резкой реакции, содержащей в себе намек на угрозы США во время Карибского кризиса уничтожить советские ядерные ракеты, базировавшиеся на Кубе.

Непосвященному читателю сложно понять такую осторожную и одновременно ультимативную реакцию официальных лиц без знания некоторых подробностей о функционале американской ПРО и географии ее размещения.

Система ПРО Aegis Ashore, название которой было взято от древнегреческого слова Эгида, означающего непробиваемый щит Зевса, является сухопутной версией системы противовоздушной и противоракетной обороны, развернутой на боевых кораблях США и предназначенной для перехвата баллистических ракет средней дальности. Основным вооружением этих комплексов сейчас являются ракеты SM-3 разных модификаций. Их главной особенностью является заложенная в систему возможность одновременного использования как ракет ПВО, так и крылатых ракет «Томагавк» из одинаковых пусковых установок МК41. Однако старые «Томагавки», которые показали очень низкие результаты в Сирии, не могли вызвать подобной реакции в российском МИДе.

Неполиткорректная физика

Исходя из законов физики, межбаллистическая ракета (МБР) движется по траектории, которая возникает из воздействий ее скорости, силы тяжести и сопротивления воздуха. Траектория становится предсказуемой для перехвата только после окончания работы двигателей ракеты. Поэтому противоракету можно запускать только после того, как баллистическая ракета закончит фазу разгона. Если сделать это до окончания работы двигателей, не удастся понять, куда именно полетит ракета и где её нужно перехватить.

Разгон ряда российских МБР длится порядка 300 сек. Поэтому запуск ракет SM-3 через 300 секунд из Польши и Румынии на перехват российской ракеты на среднем участке траектории не приведет к её перехвату: к этому моменту она уже покинет зону поражения. Проще осуществлять перехват, направив корабли с SM-3 на более удаленное расстояние, например в Северное море, ведь у США есть порядка 40 кораблей, способных на это.

Именно малая географическая пригодность для ПРО Польши и Румынии породила большие сомнения Москвы в изначальном предназначении этих систем. Как оказалось, иранские ракеты тоже подвержены такой математике. Американская Счётная палата признала размещение SM-3 в Европе неэффективным расходованием средств против иранской ракетной угрозы. Поэтому размещение элементов американской ПРО в Польше и Румынии или на территории республик бывшего СССР является абсурдным с технической точки зрения, даже в случае намерения США использовать эти базы для перехвата российских баллистических ракет.

Ракетная афёра

В этих условиях у военных специалистов возникает вопрос, зачем размещать противоракеты там, где они небоеспособны? Ответ находим в универсальности используемых в качестве перехватчиков ракет США. В 1998 г. США на базе ракеты SM-2 начали разработку ракеты SM-4 для ударов по наземным целям. Ракета успешно прошла весь цикл испытаний. ВМС США даже намеревались закупить до 1200 таких ракет, чтобы принять их на вооружение в 2004 году. но в 2003 г., в очень благополучные для военного бюджета США время, программу закрыли якобы из-за прекращения финансирования. Как оказалось, эти ракеты скрытно уже не один год стоят на вооружении ВМС США, но под старым индексом — SM-2. Они способны поражать цели на поверхности моря и земли на дальности 500 км.

В процессе разработки ракеты SM-2 в Пентагоне увидели стратегический потенциал такого рода ракет. Используя имеющийся задел, разработчиками было создано семейство ракет SM-3, которое помимо декларируемых противоракетных функций предназначено и для высокоточного поражения наземных целей, но уже на значительно больших расстояниях. Пока в странах НАТО могут быть развёрнуты лишь ракеты SM-3 Block IA/B. Дальность их действия — 700 километров, высота зоны поражения — 500 километров, с учетом законов баллистики их дальность по поражению наземных целей не превышает 1200 километров. Однако в 2020-м США собирались получить SM-3 Block II A. Это принципиально иная ракета дальностью до 2500 километров, опять же с учетом законов баллистики эта дальность конвертируется в 3000 км дальности поражения наземных целей.

Помимо этого в США в рамках концепции «быстрого глобального удара» на основе противоракеты SM-3 разрабатывается гиперзвуковая ракета условно морского базирования ArcLight.

Благодаря унификации ракетных систем в США все ракеты любых модификаций SM-2, SM-3 и система ArcLight могут быть размещены в вертикальных пусковых установках МК41, идентичных тем, что расположены на базах ПРО Aegis Ashore, построенных США в Румынии и Польше!

Поскольку международный контроль за системами ПРО отсутствует полностью и не предусматривает инспекций таких объектов, эти ракеты могут нести и скорее всего уже несут ядерное оснащение. Например, декларируемые массово-габаритные характеристики экзоатмосферного перехватчика ракеты SM-3 весом около 100 кг позволяют оснащать его маломощным проникающим ядерным зарядом для поражения бункеров. Ведь для противоракеты ПРО на основе ЗУР Стандарт-2 создавалась ядерная боеголовка W-81 с мощностью 3-4 килотонны, а разработанный ранее SM-4 создавался и в противобункерной модификации.

Изложенные факты говорят о том, что еще задолго до выхода из договора о РСМД США обладали достаточным арсеналом ракет средней и меньшей дальности, замаскированным под ракеты противоракетной обороны (ПРО).

Время решает всё

Поэтому, анализируя действия США, руководство РФ пришло к единственному логичному выводу: противоракетная система Aegis Ashore, расположенная в Румынии и Польше, является элементом концепции «глобального мгновенного удара», предназначенной для нанесения так называемого обезглавливающего и обезоруживающего удара по командным центрам и первым лицам государства, ответственным за применение ядерного оружия.

Другое дело, что в связи с возросшими возможностями системы раннего предупреждения о ракетном нападении РФ подлетное время ракет, выпущенных из липовых позиционных районов ПРО, составляющее от шести до восьми минут, уже не позволяло реализовать мгновенный обезглавливающий удар. От момента обнаружения их пуска до принятия решения об ответном ударе руководству РФ необходимо не более 4 минут. Вдобавок дальность ракет SM-3 Block IA/B, размещенных в Польше и Румынии, была на пределе возможностей для уверенного поражения объектов в Москве.

Проблем вашингтонским ястребам добавили и неудачи с испытаниями гиперзвуковой системы ArcLight и ракеты SM-3 Block II A, отодвинувшие их принятие на вооружение на неопределенный срок. Эти обстоятельства стали понятны руководству США, которое рассчитывает получить козырь в стратегическом противостоянии с Россией. В результате  в конце 2018 года руководство США в корне изменило стратегию.

"Карибский кризис" за счет Украины

В этой ситуации Вашингтону очень пригодилась Украина, в течение пяти последних лет превратившаяся в антироссийский форпост. Кадровая политика новой киевской власти и реформы в Минобороны Украины сделали вооруженные силы этого государства полностью подконтрольными США. Помимо этого новое политическое руководство Украины в лице президента Зеленского так же успешно контролируется администрацией Белого дома. В конце мая Владимир Зеленский во время встречи с американским сенатором Робертом Портманом сообщил, что украинской армии остро нужны новые системы вооружений. Его просьба быстро нашла отклик у Курта Волкера, спецпредставителя Госдепа США по Украине, который 18 июня на слушаниях в Конгрессе начал лоббировать поставки Украине систем ПРО.

Ценность Украины для размещения систем глобального ракетного удара заключается в ее географической близости к России. Прямое расстояние от Киева до Москвы составляет 757 километров, что идеально подходит для размещения систем ПРО с ракетами SM-3 Block IA/B, которые в ядерном исполнении способны преодолеть такое расстояние за необходимые вашингтонским стратегам 4 минуты (а не за 6-8, как от Румынии и Польши). Вдобавок украинским властям даже не обязательно знать, что именно находится в пусковых установках вместо противоракет. Они будут считать, что там элементы ПРО, а на самом деле там могут быть размещены, как уже сказано выше, ракеты с ядерными боеголовками наступательного, а не оборонного назначения. Что в данной ситуации (при подлете к Москве до 4 минут) принципиально важно.

Спустя несколько дней после попадания в СМИ информации о намерениях США в ближайшем будущем поставить Украине системы ПРО руководство РФ проанализировало эту информацию и дало недвусмысленный ответ — по словам заместителя главы МИД Сергея Рябкова поставка Киеву новейших систем так называемой ПРО (а на самом деле наступательных) может спровоцировать в отношениЯх между РФ и США кризис, аналогичный  Карибскому.

Расшифровка этого ответа означает следующее — пока Россия не располагает достоверными данными о наличии ядерного оружия в пусковых установках Aegis Ashore, подтвержденными либо показаниями очевидцев, либо добытыми при помощи технических средств, которые однозначно могут быть восприняты международными организациями.

Поскольку договор о сокращении ракет средней и меньшей дальности прекратил свое действие, то развертывание Aegis Ashore на Украине либо установки ракет с увеличенным радиусом поражения в аналогичные комплексы Румынии или Польши будут однозначно толковаться как скрытая подготовка вооруженной агрессии США в отношении РФ.

В связи с этими обстоятельствами руководство России не будет реагировать на них в ключе противостояния 80-х годов прошлого века, разворачивая в противовес аналогичные системы на своей территории, а сразу перейдет к действиям, похожим на действия США во время Карибского кризиса 1962 года с морской блокадой Кубы и подготовкой военного вторжения.

Таким образом, киевским властям, принимающим приглашение своих американских хозяев по размещению на территории Украины комплекса Aegis Ashore в условия прекращения действия договора ДРСМД стоит хорошо подумать о том, к чему приведут ответные действия РФ в отношении Украины. Ведь американская военная помощь может оказаться тем самым Троянским конем, который поставит украинскую государственность на грань существования, и, вполне возможно, приведет к ядерному Армаггеддону, первой пострадавшей от которого будет как раз Украина.