Белоруссия, несмотря на ограничение объемов ввоза российской «беспошлинной» нефти, имеет все возможности для ее реэкспорта на Украину, и это не нарушает никаких договоренностей и обязательств. Мало того — это шанс для Минска в условиях обострения отношений с Россией из-за «налогового маневра». А для России важно, чтобы нефтепродукты из ее нефти больше не поступали на Украину. И тут разыгрывается сложнейшая финансово-политическая комбинация.

Долго запрягали, быстро поехали

Нефтяное эмбарго на фоне склок и скандалов вокруг украинских президентских выборов выглядит, если читать украинскую прессу, вяло и блекло. Можно сказать, что это событие совершенно не заметили. Куда более впечатляюще выглядели публичные дебаты Порошенко с Зеленским на стадионе «Олимпийский» и отдых новоизбранного президента Украины в Турции. Скорее всего, нужно признать, что украинские СМИ допустили очень серьезную промашку, недооценив уровень события. Хотя возможно, что эту тему, воздав ей должное, «забанили» информационные кураторы, и именно потому, что слишком уж она угрожающая и может напрочь испортить настроения массам, дух которых, по мнению киевской верхушки, должен быть бодрым.

Украинцы в Белоруссии во второй раз проголосовали вопреки прогнозу Лукашенко
Украинцы в Белоруссии во второй раз проголосовали вопреки прогнозу Лукашенко
© belarus.mfa.gov.ua

Словом, агентство Bloomberg отправило Киеву «черную метку», поместив Украину в ежегодном отчете-прогнозе в десятку самых несчастных экономик мира. Порошенко любил слово «гибридный». Так вот Украина находится в состоянии гибридного дефолта, как страна-банкрот. Это, как и «войну с Россией», не объявили при полной поддержке западных партнеров. Но часы тикают. И терпение Москвы наконец закончилось: Россия ввела самые убийственные для дефолтной страны санкции. Причем не сама, а в ответ. В ответ, потому что терпеть дальше односторонние антироссийские меры сочли невозможным.

Суть эмбарго

18 апреля председатель правительства России Дмитрий Медведев объявил, что с 1 июня Москва запрещает поставки нефтепродуктов на Украину. А поставлять уголь, дизельное топливо, бензин и сжиженные углеводородные газы можно лишь по специальным разрешениям Минэкономразвития. Строго индивидуально, и в каждом случае компаниям придется очень сильно аргументировать свои заявки. Эти меры затронут товарооборот более чем на четыре миллиарда долларов, что составляет порядка 30% объема украинско-российской торговли в 2018 году.

«Холодная дружба» стала еще холоднее. О чем умолчал Лукашенко
«Холодная дружба» стала еще холоднее. О чем умолчал Лукашенко
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Запрет на сырую нефть для Киева сам по себе не критичен. Сырую нефть Украине некуда девать, старые перерабатывающие мощности давно вышли из строя, а новых нет. Не вкладывая деньги в экономику, Киев давно сидит на игле готовой продукции. Поэтому речь идет о том, как будет выживать Украина без российского бензина и солярки. Под грохот танцев с бубнами вокруг «остаточного прощевай России» украинцы совсем забыли, что вся экономика Украины зависит от Москвы, ничего своего у Киева нет, даже «реверсные» поставки газа из Словакии — миф. О чем напомнил 27 апреля в Пекине президент Путин.

Равнодушным и жестоким языком цифр зависимость Украины в вопросе нефтепродуктов выглядит очень просто: Россия обеспечивает 80% украинского рынка горючего. Часть продукции попадала в страну благодаря белорусскому реэкспорту, но это все равно российская нефть.

Белорусский реэкспорт — что это?

За первое полугодие 2018 года Белоруссия получила из России, по разным источникам, 2,3-2,11 млн тонн нефтепродуктов на сумму почти миллиард долларов. Москва утверждает, что реальные потребности Минска в нефтепродуктах намного ниже. В качестве аргумента показано, что пять лет назад (до украинского кризиса) импорт нефти Белоруссией не превышал и 90 000 тонн. Также заказ 2018 года превышал аналогичный в 2017 году на 49,9%. В этих цифрах Россия видит наращивание закупок «беспошлинной» нефти, излишек которой используется для продажи Украине. Минск продал в указанный период 6,6 млн тонн нефтепродуктов.

Чтобы бороться с реэкспортом, с ноября 2018-го Россия ограничила поставки в Белоруссию бензина, дизельного топлива и мазута (которые так нужны Украине) до конца 2019 года. Минэнерго РФ объясняет, что беспошлинный экспорт нефтепродуктов в Белоруссию нецелесообразен, так как страна полностью обеспечивает себя за счет переработки российской нефти. Трудно сказать, была ли бы настолько принципиальна Москва по отношению к своему главному союзнику в европейской части бывшего СССР, если бы реэкспорт шел не на Украину. Впрочем, такой вариант невозможен: кроме как Киеву, Минск нефть продавать не может чисто географически. Но дело точно не в скаредности Москвы, что доказало объявленное с 1 июня нефтяное эмбарго. Украина — цель санкций, и Белоруссию избавляют от лишних метаний, чтобы экономическое давление на Киев было адекватным его поведению.

Не мытьем, так катаньем

Аналитики устали напоминать о том, что кризис на Украине дал Белоруссии уникальный шанс стать посредником. Им она стала в полной мере, от дипломатии до трансграничной торговли. Ограничительные меры вызывают в Минске неудовольствие. Но в украинском разрезе его не подают. А на самом деле даже в усеченном виде беспошлинная нефть выглядит так: из условных 100 тонн в день Белоруссия потребляет 10. Учитывая наступающий летний сезон и пониженный расход нефтепродуктов, существенный объем может быть продан без нарушения договоренностей с третьими странами. Сегодня между Белоруссией и Россией они предусматривают поставки 24 млн тонн нефти ежегодно по трубе. НПЗ страны перерабатывают не менее 18 млн тонн. Арифметика очень простая.

Аресты и интриги в Минске, много слухов. Что произошло на самом деле
Аресты и интриги в Минске, много слухов. Что произошло на самом деле
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Получается, что даже в условиях ограничений реэкспорт однозначно выгоден. А при наличии жесткого эмбарго он может стать блестящей для выгодной торговли ситуацией. Теоретически Минск может не просто сохранить, но даже и нарастить реэкспорт. Дело в том, что никаких обязательств перед Россией в этом вопросе нет, а продажа ведется по итогам биржевых торгов. Именно этот объем нефти и можно направить на Украину. Это игнорирует эмбарго, но Белоруссия не присоединялась к нему — это мера только России. Рано или поздно новый президент Украины должен будет взяться за решение вопроса. И если недостаток российских нефтепродуктов станет критичным, то и цена реэкспорта вырастет. Сомнительно, что Украина найдет более дешевую нефть в ЕС или США. Для Белоруссии такая ситуация состоит из одних преимуществ.

Немного холодной воды

И все же есть нюансы, причем не особо оптимистичные. Первый — это то, что доля Белоруссии на украинском рынке нефти и нефтепродуктов далеко не контрольная. Так что выиграть и заработать можно исключительно ситуативно и не долгосрочно. Но есть и второе, гораздо более неприятное для Минска обстоятельство. Дело в том, что с новым украинским президентом, обоснованно или нет, но связывают пренеприятнейшую фигуру пока что беглого, но все же очень влиятельного олигарха Игоря Коломойского. А он до своей эмиграции из Украины имел серьезные интересы и в «нефтянке» тоже. Причем в раскладах Игоря Валерьевича Белоруссия является конкурентом, которого желательно было бы подвинуть.

Схемы Коломойский знает как никто, некоторые он сам и создавал. Это для централизованной, автократической Белоруссии является серьезным риском. Потому что рынок Украины куда более емкий, намного более конкурентный, там больше возможностей для маневров, зигзагов и выбора. К тому же политическая система Украины конкурентна тоже. Особенно в тех условиях, что Зеленский уже стоит на пороге войны с собственным парламентом, финансово-промышленными группами, которые в нем представлены, а главное — западными партнерами, которые заботливо культивируют на Украине хаос. Договоренность о поставках нефти из Белоруссии достигается на уровне не только президентов, но и правительств. Правительство Украины утверждает Рада. Так что до выборов нового созыва строить прогнозы о выгоде реэкспорта Минску не стоит.

Игорь Коломойский. Справка
Игорь Коломойский. Справка
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Не секрет и то, что Зеленский может распустить нынешний созыв Рады, что приведет к политической войне, которая поломает все существующие схемы. А договариваться о новых придется с победителями. Так что прогнозы о том, будет ли Минск поставлять нефтепродукты независимо от российского эмбарго, можно строить только в 2020 году.

К тому же, Белоруссия, которая переживает непростой период отношений с Россией также по причине нефти, и сама находится в активном поиске альтернативных поставщиков. Это может быть Венесуэла, это может быть Азербайджан или Ирак, как уже было в 10-х годах. Если поставщики более дешевого топлива будут найдены, у Украины появится весомый аргумент на переговорах, потому что транзит в Белоруссию в этом случае идет через Одесский терминал.