В последнее время имя Евгения Мураева на слуху не только из-за этого эпизода — ранее было много пересудов из-за выхода политика из партии «За жизнь», его совместного проекта с парламентарием Вадимом Рабиновичем, создания Мураевым нового политического проекта — партии «Наши» и начала активнейшей кампании наружной рекламы.


Кто такой Евгений Мураев

Евгений Мураев родился в 1976 году в Харьковской области. Получил в Харькове экономическое и юридическое образование.

С 2000 года занимал должность директора ООО «Анклав» (оптовая торговля нефтепродуктами), с 2001 по 2007 год — директор ООО «МКМ-Харьков». В 2009-2010 годах — генеральный директор ООО «Восточная финансовая группа».

Торговля ГСМ требовала прикрытия сверху, и таким прикрытием был Олег Таранов — отец жены Мураева и авторитетная фигура в Харькове (президент «Укрсиббанка», народный депутат в 1994-1998 годах, заместитель министра Кабинета министров, глава Нацагентства по управлению государственными корпоративными правами). Кстати, в 1989-1994 годах Таранов был директором завода «Рапид» (производство деревянных домов), в 2008 году директором этого предприятия стал отец Евгения Мураева — учредитель «Восточной финансовой группы». Утверждается, что важным инвестором «Рапида» является бизнесмен, связанный с окружением Николая Азарова (гражданин Австрии Пауль Торстен).

В 2006 году Мураев был избран депутатом Харьковского облсовета от партии «Вече» (политический проект харьковчанки Инны Богословской) и возглавил постоянную комиссию по вопросам ТЭК, энергосбережения и ЖКХ. Второй раз избран депутатом облсовета в 2010 году от Партии регионов.

В 2010-12 годах возглавлял Змиёвскую районную администрации (считается, что в это время политическая карьера Мураева была связана с Михаилом Добкиным и Геннадием Кернесом, с которыми он сохраняет хорошие отношения и сейчас). За время его работы район поднялся с 17-го на 1-е место в областном рейтинге социально-экономического развития.

В 2012 году Мураев был избран народным депутатом в 181 округе от Партии регионов, получив свыше 56% голосов избирателей. Работал председателем подкомитета по вопросам внешнеэкономических связей и трансграничного сотрудничества. До июня 2014 года входил во фракцию Партии регионов, а потом — в группу «За мир и стабильность», сформированную бывшими регионалами и коммунистами (группу связывали с «семьей» Януковича в лице Сергея Курченко, Сергея Арбузова и Александра Клименко).


Медиаменеджер

В 2013 году Мураев выкупил у Вадима Рабиновича телеканал NEWSONE.

Надо отметить, что у Мураева давние и вполне родственные отношения с Рабиновичем — он был женат на его племяннице Валерии, с которой развелся в 2017 году (уверяет, что сохранил с ней отличные отношения; она является депутатом Харьковского облсовета и возглавляет одну из региональных организаций партии «Наши», куда ушла из «За жизнь»).

Мураев показал себя блестящим медиаменеджером, довольно быстро сделав NEWSONE одним из наиболее популярных и авторитетных новостных каналов Украины.

Справедливости ради надо сказать, что канал изначально не был таким уж решительно оппозиционным. Именно в нем изначально были трудоустроены эмигранты из России Матвей Ганапольский и Евгений Киселев. Более того, некоторое время считалось, что канал либо уже является, либо вот-вот станет частью медиахолдинга Петра Порошенко. Только в 2017 году все встало на свои места — был создан канал «Прямой», куда и ушли экс-российские ведущие.

В 2018 году Мураев уступил канал сначала Андрею Портнову, а потом — Тарасу Козаку (последний считается партнером Виктора Медведчука). Решение Верховной Рады о закрытии канала последовало уже после этого.

Евгений Мураев - не баг, а фишка украинской политики

Сразу же после ухода из NEWSONE Мураев начал создавать новый телепроект — «Наш». По его словам, речь идет о совершенно новых подходах (как технологических, так и управленческих), которые уже невозможно было реализовать на старом месте.

В «патриотических» СМИ Мураева связывают также с сайтом «Антифашист» и удивительным образом с агентством «Россия сегодня». Насколько можно понять, единственным основанием для таких умозаключений является близость взглядов Мураева и авторов «Антифашиста» и освещение его деятельности в РИАН Украина.


Политик

В 2014 году Мураев был переизбран в парламент от «Оппозиционного блока» по прежнему своему округу. Стал членом комитета по вопросам налоговой и таможенной политики.

Интересно, что Мураев изначально не собирался связывать свое будущее с «Оппоблоком» и вошёл во фракцию только в июне 2015 года. Для чистоты понимания: министром экономического развития и торговли в «Оппозиционном правительстве» он стал ещё в марте… Кстати, вице-премьером этого правительства был Вадим Рабинович.

В 2016 году Мураев покинул фракцию «Оппозиционного блока» по причине его недостаточной оппозиционности — «я просто не могу в этой ситуации сидеть и ждать, пока мимо меня по реке проплывут все те, кто довел нашу страну до такого состояния». Позже он более жестко высказывался о партии и её руководителях (это, правда, результат обмена мнениями между ОБ и группой Мураева-Рабиновича, которые обвиняли друг друга в работе на Банковую).

Потом Мураев вошёл в партию «Центр», лидером которой еще с 2014 года был Вадим Рабинович, после чего партия была переименована в «За жизнь» (злые языки называют ее «ле хаим», что является прямым переводом на иврит).

Рабинович в партии остался председателем, а Мураев — главой политсовета. Их обязанности в политсиле были разделены. Рабинович занимался медианаправлением, осуществляя пропаганду через свои передачи «Кто кому Рабинович» (112 канал) и «За жизнь» (NEWSONE). Мураев был занят организационно-кадровой работой, делая на основе медиапроекта политическую партию.

Кризис в отношениях между партнерами произошел в августе-сентябре 2018 года, когда в партию пришел Виктор Медведчук, а Рабинович высказался за объединение с «Оппозиционным блоком», против чего возражал Мураев.

Формальной причиной разрыва Мураев называет фальсификацию Рабиновичем устава партии перед регистрацией, в результате чего голос председателя в политсовете оказался решающим. Мураев якобы не мог поверить в вероломство партнёра (у последнего вообще очень своеобразный имидж, про него говорят, что если вас ни разу не кинул Рабинович, значит, вы просто никогда не были в Киеве, но у Мураева были основания не относить подобные высказывания на свой счёт).

Он уклоняется от негативных высказываний в адрес Медведчука, но по контексту видно, что там не всё однозначно. Мураев, например, считает, что Медведчуку не стоило идти в публичную политику, поскольку его теневое влияние намного больше, чем возможное в качестве народного депутата. Он также критикует технологию приёма Медведчука в руководство партии (формально это выглядит как критика политсовета «За жизнь», но возникает вопрос — а Медведчук-то почему согласился на «колхозный» вариант действий?).

В сентябре 2018 года Мураев анонсировал создание партии «Наши».

Программа партии достаточно определённая и предполагает обеспечение независимости Украины, переход к парламентской республике, федерализацию. Для прекращения войны Мураев предлагает проведение переговоров с участием Украины, России, США и непризнанных республик Донбасса (по его словам, «на территории нашей страны нашими руками ведут войну Соединённые Штаты и Российская Федерация»), прекращение блокады и наказание виновных в развязывании конфликта.

По его словам, в новую политсилу за ним последовали все люди, которые составляют основу партии и являются носителями её идеологии. Это не совсем так. Например, авторитетнейший одесский политик Николай Пундик (в прошлом заместитель губернатора и председатель облсовета) остался в партии Рабиновича, хотя изначально ориентировался на Мураева.

Мураев не исключает участия в президентских выборах. Его рейтинг, по данным разных исследований, примерно на одном уровне с рейтингом Рабиновича — 2-3%.

Резюме

Мураев — достаточно своеобразный оппозиционный политик, молодой, энергичный, способный. Принципиальный ровно настолько, насколько вообще можно говорить о принципиальности в украинской политике. У него, безусловно, есть определённые политические перспективы.

Забавным моментом является то, что трудно понять, где находится грань между Мураевым-политиком и Мураевым-медиаменеджером. Но это, как говорят программисты, «не баг, а фишка» — т.е. не ошибочное позиционирование, а взаимодополнение обеих ипостасей.