По его словам, правовой статус Азовского моря определяется Договором между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. Согласно договору, Азовское море и Керченский пролив — это внутренние воды РФ и Украины. Азовское море разграничивается линией госграницы в соответствии с соглашениями между Сторонами.

Эксперт: Киев имитирует активность в Азовском море, чтобы выпросить деньги у Запада
Эксперт: Киев имитирует активность в Азовском море, чтобы выпросить деньги у Запада
© пресс-служба министерства обороны Украины | Перейти в фотобанк

Договор предусматривает право торговых судов под флагами третьих государств заходить в Азовское море и проходить через Керченский пролив, если они направляются в российский или украинский порт или возвращаются из него.

«Однако российско-украинская граница, несмотря на продолжающиеся конфликтные отношения между двумя странами, до сих пор не демаркирована. Это означает, что не существует никакой четкой линии границы в Азовском море между двумя странами. Да и процесс делимитации границ, в результате которого граница на географических картах будет обозначена так, как признают ее обе стороны, тоже затянулся на десятилетия, а в настоящее время фактически заморожен», — поясняет адвокат.

Фактически вся акватория Азовского моря — это общие внутренние воды России и Украины. Ситуация стала коллизией (столкновением и противоречием) международного и национального права, в результате которой появилась территория, где равно действуют суверенитет и нормы национального права РФ и Украины. По сути, территория, которая принадлежит двум государствам одновременно.

«Правовой режим замкнутых или полузамкнутых морей, к которому относится Азовское море, определяется требованиями ст. 123 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, однако в ней содержаться лишь рекомендации и предложения в части сотрудничества данных государств, без указания на обязанности сторон обеспечивать проход или транзит судов», — говорит Цветков.

В то же время не может помочь в разрешении этого конфликта и международное морское право. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года не относит проливы со статусом внутренних вод к проливам, используемым для международного судоходства. Изъятие установлено п. а ст. 35 Конвенции, которая четко указывает на то, что сфера действия Конвенции не затрагивает любые внутренние воды в пределах пролива.

Изображая жертву. Порошенко меняет Азовское море на рейтинги
Изображая жертву. Порошенко меняет Азовское море на рейтинги
© commons.wikimedia.org, MOs810


«Пункт С ст. 35 Конвенции вообще исключает из сферы действия Конвенции любые проливы, которые регулируются находящимися в силе международными конвенциями, относящимися специально к таким проливам. Неприменимо к сложившейся ситуации право транзитного и мирного прохода через Керченский пролив, как установленный Конвенцией вариант, поскольку они касаются лишь проливов, соединяющих открытое море или экономическую зону с открытым морем, экономической зоной и, соответственно, территориальными водами. Как было указано выше, внутренние воды РФ и Украины обладают совершенно иным статусом», — сообщил адвокат.

По его словам, поскольку Крым — территория Российской Федерации, Россия распространила свой суверенитет на всю акваторию Керченского пролива и применяет к нему свои законы и правила.

«Правовой режим внутренних вод устанавливается прибрежным государством по его усмотрению. В частности судоходство и рыболовство во внутренних водах регулируются исключительно законами и правилами прибрежного государства. Как правило, любые иностранные суда могут заходить во внутренние воды другого государства с разрешения последнего.

Кризис Россия-Украина в Азовском море: какие права и возможности у сторон

Таким образом, Российская Федерация, в силу требований Договора о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива не имеет права открыто запрещать проход иностранных судов в украинские порты, но имеет право досматривать иностранные суда и регулировать судоходство для предотвращения столкновений на море», — отметил Цветков.

При этом, подчеркнул он, действуя в рамках Договора между Украиной и РФ, российская сторона создала большие проблемы для украинских морских портов, сократив их товарооборот.

«Поэтому решение проблемы лежит в политическом русле. Сейчас очень сложно предсказать теоретические результаты обращений Украины в международные суды, ведь каждый случай досмотра торговых судов должен рассматриваться отдельно, а общие требования Украины к РФ о прекращении досмотров иностранных судов лежат в русле международного договора двух стран.

Всех моряков «Механика Погодина» отправили домой из-за пережитого на Украине
Всех моряков «Механика Погодина» отправили домой из-за пережитого на Украине
© ООО "В.Ф.Танкер"

Денонсация же Договора о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива не принесет Украине каких-либо существенных дивидендов, поскольку не разрешит проблему Керченского пролива, который контролируется Российской Федерацией», — рассказал Цветков.

Даже если договор будет денонсирован, у РФ останутся такие же возможности для осуществления препятствий прохода иностранных судов к азовским портам под видом безопасности судоходства и регулирования движения судов или временного приостановления права мирного прохода иностранных судов для охраны его безопасности или проведения учений с использованием оружия.

«Касаемо заявлений украинских политиков с просьбами к странам — членам НАТО осуществлять контроль или блокаду российских судов при их проходе через черноморские проливы (Босфор и Дарданеллы), то данные высказывания являются частными фантазиями, не имеющими отношения к международному праву.

Статус черноморских проливов определен Конвенцией Монтрё 1936 года о Черноморских проливах, которая сохраняет за торговыми судами всех стран свободу прохода через проливы, как в мирное, так и в военное время.

Предвыборный морской бой. Зачем Украине локальная война в Азовском море
Предвыборный морской бой. Зачем Украине локальная война в Азовском море
© пресс-служба министерства обороны Украины | Перейти в фотобанк

Ограничения, накладываемые конвенцией, касаются как раз военных кораблей нечерноморских держав, к которым по большей части относятся страны-члены НАТО. Так что досмотр или иные меры по блокаде черноморских проливов, для российских торговых судов, странами НАТО нарушают положения международного морского права и возможны только в случае открытого военного конфликта между РФ и НАТО. В любом случае, трудно представить, чтобы корабли Альянса открыто хозяйничали в территориальных водах Турции», — заявил адвокат.