Напомним, что руководителя русских галицких скаутов Кирилла Арбатова на прошлой неделе нашли повешенным. Учитывая его прошлую активную пророссийскую деятельность, эта смерть вызвала серьезные подозрения в том, что это могло быть убийством.

- Расскажите немного о Кирилле Арбатове, чтобы мы имели представление о том, что он был за человек?

— Ему было где-то в районе 36-38 лет. Мы познакомились то ли в конце 90-х, то ли в начале нулевых. На тот момент Кирилл участвовал в русском движении Львова, был руководителем Русского молодежного братства и Федерации скаутов «Галицкая Русь». В скаутах состояло несколько десятков человек, что достаточно серьезно для Львова.

Надо понимать, что Кирилл и его скауты были серьезной и большой занозой для Пласта — бандеровских «пионеров», из которых вышли такие радикальные националисты как Парубий и Парасюк. Вы же понимаете, что идеологически Пласт тогда подмял под себя всю галицкую молодежь, которая кроме как бандеровской быть просто не могла. Естественно, такого ему простить не могли. Руководители Пласта знали Арбатова очень хорошо.

Скауты из "Галицкой Руси" были хорошо организованы, у них у всех были звания, которые брались из времен Киевской Руси. Например, «витязи».

- После 2014 года у него были проблемы с украинскими националистами или СБУ?

— Не знаю, мы на тот момент уже не общались. В последний раз виделись осенью 2013 года на одном из мероприятий русского движения Украины под Киевом. Он тогда мне сказал, что собирается ехать в Питер, чтобы защищать диссертацию. Поэтому я искренне думал, что он уехал, пока не пришла эта трагическая новость.

- Так а почему он все-таки не уехал? Неужели не понимал, что с таким русским бэкграундом у него будут проблемы?

— Он просто занял позицию невмешательства в гражданском конфликте. Действительно, противостоять бандеровцам во Львове было невозможно. Нам, в Киеве, было это тяжело делать, а представьте себе ситуацию в Галичине…

Помните, когда на 9 мая 2011 года во Львов с красными знаменами и георгиевскими лентами приехали представители партий «Родина» Игоря Маркова и «Русское единство» Сергея Аксенова? Так вот, Кирилл все это воспринял как провокацию, потому что активисты приехали и уехали, а ему надо было после этого жить во Львове, где большинство было настроено известно как. Он не хотел обострения.

Его позиция в гражданском конфликте была сродни той, что и у Олеся Бузины. Невмешательство. Просто он в отличие от Бузины не был медийно известной персоной. В общем, Кирилл пытался не участвовать, и как я понял потом, он уехал в Закарпатье, на родину своей жены-журналистки. Последняя после его смерти, как я прочитал, сказала «Комсомольской правде в Украине», что это было самоубийство, а его причиной было то, что он, горожанин, не смог адаптироваться к жизни в селе.

- Вы, как я понял, считаете, что это было не самоубийство, а убийство, замаскированное под убийство, и к нему могли быть причастны СБУ и украинские националисты, недруги Арбатова.Что, недруги ждали четыре года, чтобы его убить? Не слишком ли много? А почему вы все-таки не думаете, что это было самоубийство, доведенного до отчаяния человека?

— Я хорошо знал Кирилла. Он был православным человеком, прихожанином одного из крупных приходов Московского патриархата во Львове — Свято-Георгиевского. Поэтому для него самоубийство исключено.

Убийство или самоубийство: Что стоит за смертью русского активиста из Галичины

- Марина Цветаева тоже была православной, что никак не помешало ей совершить самоубийство.

— Да, возможно. Но в любой трудной для себя ситуации он мог бы, например, поселиться в монастыре, чтобы пожить там некоторое время, чтобы найти решение.

Вы знаете, я одному сисадмину, украинскому националисту, еще в 2005 году дал по шее. Так он это не забыл и до сих пор пишет гадости обо мне. Точно так же могли не простить и Кириллу его деятельность.

СБУ могла навести украинских националистов на место пребывания Кирилла, уехавшего из Львова.

У меня был в свое время аналогичный случай в период весны-лета 2014 года, когда я ненадолго приехал в Киев. Меня по телефону вело СБУ. Я об этом знаю, потому что некоторые работники этой организации через моих знакомых предупредили меня об этом.

Я по телефону назначил встречу одному своему знакомому. Она должна была произойти в Дарнице, в «Детском мире», где я никогда, в общем-то, не бывал.

Они знали об этом, и на одной из прилегающих к магазину улиц была устроена засада. На меня тогда напали пятеро. Они прекрасно знали, кто я такой, потому что выкрикивали мою фамилию. Все они были украинскими националистами, хотя и кричали, что из СБУ. Я от них успешно отбивался, пока сзади меня не ударили по голове, и я не потерял сознание. Очнулся от сирен скорой помощи, которая приехала за мной, а они к тому моменту разбежались.

Вот и в случае Кирилла, может быть, его могла вести СБУ, а потом сообщить украинским националистам, которым также нужно себя чем-то занять, например, убивая русских активистов.