В ходе завершившейся в воскресенье поездки в Индонезию президент Украины Петр Порошенко сказал: «после этого визита и встреч наши страны и граждане станут ближе». Очевидно, за этими словами ничего не стоит кроме вежливости к принимающей стороне: ведь такие ритуальные фразы Порошенко произносил, посещая и другие страны, и принципиально ничего после этого в отношениях с ними не менялось.

Между тем действительно было бы неплохо, если бы Индонезия стала кое в чем ближе к Украине. Ведь у нее есть опыт, который пригодился бы для мирного урегулирования в Донбассе. Имею в виду, прежде всего разрешение многолетнего конфликта в провинции Ачех.

Особенный Ачех

Ачех расположен на севере острова Суматра в границах одноименного султаната, который вошел в состав Голландской Ост-Индии заметно позже большинства территорий, ставших после второй мировой войны независимой Индонезией. Война за завоевание султаната длилась с 1873 по 1904 год (интересно, что в ее ходе правители Ачеха неоднократно обращались к России с просьбой о принятии в подданство).

На правах широкой автономии: индонезийский опыт «усмирения» войны

Централизаторская политика Джакарты, несправедливое распределение доходов от природных ресурсов, в первую очередь нефти, переселение в провинцию яванцев стали причиной создания Движения за свободный Ачех (латинская аббревиатура GAM), который возглавил правнук героя войны с голландцами Хасан де Тиро. GAM провозгласил независимость Ачеха 4 декабря 1976 года, но не контролировал большей части провинции, а через 3 года, казалось, повстанцы окончательно разгромлены. Возобновление заметных боевых действий последовало только в конце 1980-х, когда сепаратисты заручились поддержкой Муаммара Каддафи и смогли подготовить в Ливии порядка 1000 бойцов.

После того как в 1998 в Индонезии была свергнута диктатура Сухарто, GAM перехватил инициативу, и власти с 2000 начали прямые переговоры с повстанцами, а декабре стороны 2002 договорились о прекращении огня. К тому времени повстанцы контролировали 70% сельской местности провинции. Перемирие длилось меньше полугода, и индонезийская армия перешла в наступление где добилась заметных успехов. Соотношение сил у сторон была качественно иное, чем в Донбассе. Ведь в Ачехе проживает меньше населения, чем было в Донецкой области к началу войны, тогда как все население Индонезии в пять раз больше украинского. Тем не менее, избранный в октябре 2004 новый президент страны Юдойоно был настроен решить дело миром, и 15 августа 2005 в Хельсинки при посредничестве экс-президента Финляндии Мартти Ахтисаари было подписано соглашение об урегулировании под названием Меморандум о взаимопонимании между правительством республики Индонезия и Движением за свободный Ачех.

Соглашение о мире

Основные элементы этого документа таковы:

В течение 15 дней после подписания меморандума правительство Индонезии обязуется даровать амнистию всем (именно всем без оглядки на инкриминируемые преступления) участникам GAM и освободить всех политических заключенных и задержанных в связи с конфликтом.

С 15 сентября 2005, то есть уже после реализации амнистии, предполагалось начать два параллельных процесса: разоружение отрядов GAM и вывод индонезийских войск. В провинции должны были остаться только «органические» — то есть сформированные из ее уроженцев, подразделения армии и полиции. Оба процесса предполагалось завершить к 31 декабря.

Индонезия обязывалась не позднее 31 марта 2006 принять закон об управлении Ачехом и на его основе в апреле 2006 провести выборы губернатора провинции (в других регионах Индонезии губернаторы тоже выборные) и органов местного самоуправления. (На деле закон был принят в июле 2006, а выборы проведены в декабре, что, впрочем, не создало особых проблем). Перевыборы провинциального законодательного собрания назначались на 2009, а до их проведения губернатор получал право непреодолимого вето на его решения. Соглашение также допускало создание местных политических партий.

Главным элементом договоренностей была автономия провинции, которая оставляла за центром лишь оборону, безопасность внешнюю политику, вопросы правосудия и налогообложения — да и то не полностью.

Как уже говорилось выше, армия и полиция должны были состоять только из местных уроженцев. Руководство местной полицией и прокуроры могли быть назначены центром с согласия губернатора. Для международных договоров и внутренних законов, которые затрагивали интересы провинции, требовалось согласие ее законодательного собрания.

В области экономики меморандум разрешал не только местные налоги, но и введение провинциальным банком особой учетной ставки, право привлекать внешние займы, передачу в распоряжение провинции морских портов и аэропортов, а главное — 70% доходов от добычи нефти, газа и других природных ресурсов, как в самой провинции, так и в омывающих ее территориальных водах Индонезии.

Для контроля над имплементацией соглашения создавалась гражданская мониторинговая миссия из представителей стран ЕС и АСЕАН, проработавшая до 2012 года.

Двойные стандарты Европы

Выборы показали, что бывшие сепаратисты имеют большую социальную. базу. Так, первым губернатором автономного Ачеха стал Ирванди Юсуф, освобожденный по амнистии повстанец, который до того как попал в плен занимался в штабе GAM контрразведкой и операциями психологической войны. В 2012 г он проиграл выборы бывшему министру иностранных дел GAM Зайни Абдулле.

Приход к власти бывших повстанцев не возродил конфликт, который унес жизни 15 тысяч человек. Ачехцы удовлетворились широкой автономией. И более 10 лет устойчивого мира на севере Суматры как раз подчеркивают актуальность этого опыта для Украины.

Но он, увы, этот опыт остается невостребованным. Хотя по большому счету это опыт не только далекой Индонезии, но и близкого Евросоюза, который немало способствовал окончательному мирному урегулированию.

Но в случае с Украиной европейцы молчат. Если в конце 2014- начале 2015-го их высокопоставленные представители (президент совета Европейского союза Херман ван Ромпей, президент Венецианской комиссии Джанни Букиккио, генсек Совета Европы Торбьерн Ягланд) могли говорить о федерализации, асимметричной децентрализации, опыте Испании и Южного Тироля применительно к Украине, то с прошлого лета, с момента появления официального псевдодецентрализационного проекта Конституции от Порошенко такие высказывания исчезли.

Похоже, они сами не заинтересованы в пропаганде этого опыта и решении Донбасского конфликта по образцу успешных аналогий, в частности Ачеха. Ведь автономия Ачеха — это автономия исторически наиболее исламизированного региона Индонезии (именно оттуда мусульманство распространилось на другие территории архипелага, вытеснив буддизм). И соглашение 2005 года предполагает возможность инкорпорации норм шариата в правовую систему провинции. А вот особый статус Донбасса — фактический означал бы автономию русского мира на Украине. И видимо для европейцев русский мир у своих границ гораздо опасней шариата.