Безнаказанность приводит к тому, что совершаемые преступления становятся всё более тяжелыми — как и накапливающийся груз личной ответственности, которой все-таки хочется избежать. А там и до зверства недалеко, после чего все пути назад отрезаны. Уголовные деяния всяческих добробатов на Донбассе в 2014-15 годах являются наглядным примером, насколько быстро человек превращается в опасное животное, которое не чурается бессудных убийств, пыток, мародёрства.

Убийцам и военным преступникам терять нечего, потому они призывают становиться убийцами всех вокруг — чтобы разделить свою собственную ответственность, размыть ее в коллективной безнаказанности. Например, один из наиболее известных и одиозных представителей ВСУ, бывший замсекретаря Совбеза Украины, экс-заместитель командующего силами спецопераций ВСУ Сергей Кривонос в случае возможных военных действий с Российской Федерацией публично призвал не брать пленных.

Константин Кеворкян: кто он
Константин Кеворкян: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов

«Я уверен, что на этой войне, если россияне начнут активную агрессию, то количество пленных будет значительно меньшим. Потому что когда к нам пришли, то никаких пленных не будет — мы будем уничтожать, безжалостно, тех, кто вторгся в наш дом», — в эфире радио «НВ» провозгласил господин Кривонос. Звучит пафосно, но таким образом он призвал рядовых украинцев к массовому совершению тяжких военных преступлений, поскольку международные конвенции запрещают убийство тех, кто сдаётся. А призвавший к зверству Кривонос уже сегодня (в теории) мог бы стать фигурантом уголовного дела за подстрекательство к преступлению.

Или одиозный нардеп Никита Потураев в эфире телеканала «Украина 24» публично пригрозил оппозиционному коллеге Нестору Шуфричу расстрелять всю оппозиционную фракцию ОПЗЖ. «Проблема политическая одна в стране решилась бы, если бы была объявлена война. В условиях войны вашу фракцию следовало бы, конечно же, расстрелять. И проблема политическая была бы ликвидирована, потому что по законам военного времени такие вещи наказываются высшей мерой наказания, военно-полевым судом быстро и без особых сантиментов», — считает господин Потураев. В стиле германского рейхстага образца 1933 года публично оглашена неприкрытая угроза убийством представителям парламентской партии. И это тоже повод для уголовного разбирательства — если кто-то взялся бы за дело всерьёз.

А пока, в ожидании команды на истребление внутренних и внешних врагов, они «тренируются». Например, в день рождения Гитлера его последыши в Харькове провели турнир по ножевому бою — причем ультраправый ТГ-канал Nord×Storm разместил видеоотчет о турнире с весьма характерным текстом: «И пусть пал наш Вождь, но Его слава не померкнет в веках. Турнир в Его честь. Украина. Харьков. 20 апреля 2021». Случайность? Не думаю.

И разумеется, торжественный марш в честь ваффен-СС «Галичина» в Киеве 28 апреля. Прошедшая при организационной поддержке мэрии Киева манифестация неонацистов была доброжелательно воспринята «патриотической общественностью», а заодно замечена в Германии и Израиле. Последний отреагировал на уровне тамошнего МИДа («Мы осуждаем продолжающееся прославление нацистских пособников и ожидаем, что украинское правительство безоговорочно осудит все подобные явления и предотвратит их повторение»), Германия ограничилась специальным дипломатическим заявлением.

А может надо было порезче? Скажем, немцам выставить юридические претензии к согласовавшему шествие мэру Виталию Кличко, тем более, что недвижимости в Германии у господина Кличко предостаточно, да и сам он имеет вид на жительство в этой стране. Или Израилю по своим неформальным каналам максимально сурово довести до сведения господина Зеленского простейшую мысль о физической несовместимости еврейства и нацизма (если, конечно же, господин Зеленский до сих пор считает себя евреем).

Спектакль для Запада. Почему Офис президента Украины впервые осудил марш нацистов
Спектакль для Запада. Почему Офис президента Украины впервые осудил марш нацистов
© AP, Efrem Lukatsky

Но в целом (и это надо признать) «международное сообщество» старается игнорировать любые преступления киевского режима. «Как же смешно читать, — "Евросоюз" высказывает серьёзную озабоченность изменениями в составе НАК Нефтегаз и готовит ещё одно специальное заявление", — пишет известный украинский юрист Андрей Портнов об очередном демарше ЕС, — Неприкрытая и бесстыжая обеспокоенность, когда речь о своём личном влиянии на раздел украинских государственных ресурсов. А по внесудебным расправам, незаконным лишениям гражданства и отъему без решения суда чужой собственности нет пока озабоченности?».

Отвечаем — нет, и не будет. Фактическое отсутствие реакции (кроме Германии и Израиля) на шествие памяти СС, а до того на международные доклады о нарушении прав человека, многочисленных фактах беззакония и пытках, политической цензуре — это проявления всё той же безнаказанности, которая неизбежно ведёт к новым преступлениям. В том числе и против тех, кто самолично раскручивал спираль насилия.

Недавно в Никополе убили 51-летнюю Анжелу Мончинскую, популярную в местных «патриотических кругах» волонтера АТО. Убили на работе: напал охранник подпольного игрового клуба, где Анжела работала администратором, изнасиловал, забрал деньги из кассы, избил до смерти. Убитая женщина наверняка выступала за Евромайдан и против азиатской Московии, помогала волонтёрской помощью тем, кто убивал ее сограждан. Как и ее коллега, ранее убитая «побратимами» волонтёр Катя Гандзюк из Херсона, одобрявшая сожжение людей в Одессе…

Надо наконец понять: демон всеобщего насилия и безнаказанности не щадит даже тех, кто его подкармливал. И если он набросится на призывающих сегодня к репрессиям и расстрелам, любопытно окажется понаблюдать — какими пронзительными голосами они тогда заверещат, о каких законах залопочут…

Но обманутых и погибших в битве за благополучие нынешней киевской камарильи уже не вернуть. И жаль — потому что мы люди.