Геворг Мирзаян: кто он
Геворг Мирзаян: кто он
© Владимир Трефилов
Однако это предложение крайне неудачное. России следует признать ДНР и ЛНР — но не до, а после наступления. Чтобы воспользоваться теми возможностями, которое это наступление дает Москве.

Кто здесь агрессор?

Ситуация на Донбассе обостряется с каждой неделей. Киев перебрасывает на границы ДНР и ЛНР военную технику, концентрирует все боеспособные части, а украинские генералы рапортуют о готовности в любой момент начать военную операцию для «освобождения Донбасса от террористов и пророссийских наемников», а по факту — для зачистки этой территории от числа противников Секты Свидетелей Майдана.

Должна ли Москва спокойно взирать на происходящее? По этому вопросу среди российского населения (за малым исключением сторонников вышеуказанной секты) однозначный консенсус: конечно же нет, не должна. На Донбассе живут не просто русские люди, а граждане Российской Федерации — сотни тысяч граждан ДНР и ЛНР уже стали россиянами.

Конституционная и моральная обязанность российской власти состоит в том, чтобы их защищать. Нарушение Кремлем этих обязанностей чревато потерей Приднестровья (а Молдавия сразу же пойдет по пути Украины), резким обострением ситуации вокруг Южной Осетии и Абхазии.

Новые документы по Донбассу: будет ли прорыв к миру
Новые документы по Донбассу: будет ли прорыв к миру

Вопрос в том, как. Точнее, вопрос в другом: какой вариант защиты выбрать, исходя из интересов Российской Федерации?

Ряд экспертов предлагает нанести Киеву превентивный удар. Не разбомбить места дислокации украинских подразделений, а просто заявить о том, что с данного момента Российская Федерация принимает к сведению результаты прошедших в ДНР и ЛНР референдумов о присоединении к России и включает в свой состав эту территорию со всем проживающим там населением. И будет рассматривать нападение на эту территорию как нападение на Российскую Федерацию — со всеми вытекающими, выстреливающими и вылетающими в адрес страны-агрессора последствиями.

Ход, безусловно, красивый, а также гуманный — он наверняка спасет множество жизней, предотвратит войну, поскольку вряд ли армия Украины (которая, с ее слов, вот уже 7 лет как противостоит российской агрессии) решит перейти от слов к делу и на самом деле попробовать напасть на российские войска. Однако насколько это превентивное признание соответствует интересам РФ в деле решения украинского конфликта?

Увы, оно не соответствует — слишком много издержек. Во-первых, это будет выглядеть как чистой воды акт агрессии со стороны России. Да, на сегодняшний день Москва, уставшая от системного нарушения Киевом условий Минских соглашений, занимается интеграцией ДНР и ЛНР в состав РФ. Интеграцией в экономическом, культурном, инфраструктурном, законодательном, образовательном и всех других смыслах — но за исключением территориального.

В Кремле признают ДНР и ЛНР как часть территории Украины. И если сейчас Москва ее захватит, если сама станет разрушителем Минских соглашений, то у Киева — а также его внешних спонсоров — появится целый веер различных политико-дипломатических, а то и военных возможностей. Начиная с коллективных санкций против агрессора и заканчивая попыткой воспользоваться моментом и затянуть Украину в НАТО.

Не исключено, что именно этого сейчас от России ждут, именно это ее и побуждают сделать через украинские военные приготовления. И поэтому совершать такое вот превентивное присоединение не стоит.

Мы — защитники

Где и как Украина будет наступать в Донбассе? Версии экспертов
Где и как Украина будет наступать в Донбассе? Версии экспертов
© Facebook, Операція об'єднаних сил
Куда более эффективной является иная, трехвекторная стратегия. Продолжение ползучего присоединения в случае отказа Киева от наступления, начало пересмотра политического статуса ДНР и ЛНР и точечных военных ударов по Украине в случае продолжения украинских обстрелов и гибели от них российских граждан на Донбассе. А также — в случае начала украинской операции — немедленное последующее признание Донбасса территорией Российской Федерации.

Но именно в случае начала — признание должно стать реакцией на нападение Киева, а не поводом для самого нападения.

Разница, как говорится, колоссальна. Нападение Киева означает, что Украина сама выбрасывает на помойку истории Минские соглашения. Нападение означает, что Украина начинает убивать российских граждан — а значит, дает Владимиру Путину все легитимные основания для того, чтобы жизни этих граждан защитить. То есть ставит его в положение защитника от реальной агрессии, а не нападающего под соусом возможной агрессии.

Наконец — и это очень важно — в случае превентивного признания Российская Федерация присоединяет только ту территорию, которая сейчас контролируется Донецком и Луганском. Признание же ДНР и ЛНР, проходящее параллельно с изгнанием вторгнувшихся украинских войск, дает иные варианты. В том числе и освобождение городов, которые ДНР и ЛНР считают своей частью (Лисичанск, Славянск, Мариуполь и т.п.), временно оккупированной Украиной — ровно так же, как в 2008 году российские войска освободили те территории Южной Осетии и Абхазии (Ленингорский район, часть Кодорского ущелья), на которых к моменту начала конфликта уже стояли грузинские войска.

Возможны и более амбициозные варианты реагирования, в рамках которых российские войска остановятся западнее — тут многое будет зависеть от сложившейся обстановки.

Реализация этой стратегии потребует двух условий.

Первое — это среагировать вовремя, не позволить Киеву совершить блицкриг до того, как российские войска развернутся, пересекут границу. А это вполне возможно, ведь, вопреки мнению некоторых диванных спецназовцев, украинская армия — это не куча отребья с палками и булавами. За 7 лет украинское государство, конечно, деградировало — но при помощи западных друзей сумело все-таки создать более-менее серьезные вооруженные силы в несколько сотен тысяч бойцов, оснащенных пусть и старой, но работающей советской техникой.

И второе, куда более сложное условие — донести до отечественных ура-патриотов, горлопанов и/или апологетов версии о «детской слезинке» очень простую истину: большие дела не делаются в белых перчаточках, а куются железом и кровью. Да, предложенная стратегия предполагает подождать нужного момента и позволить Киеву начать наступление и пролить кровь жителей Донбасса. Позволить свершиться меньшему злу — но ради недопущения куда большего.

Вот только поймут ли они?