Украина заняла третье место в мире по объемам импорта секонд-хенда, уступая лишь Пакистану и Малайзии. Он составляет около 54% готовых товаров легкой промышленности, которые импортируются сейчас на внутренний рынок страны. Об этом заявила президент-председатель правления Ассоциации предприятий легкой промышленности «Укрлегпром» Татьяна Изовит.

Конечно, эта новость не стала большой сенсацией для жителей Украины, которая буквально усыпана торговыми точками «секондов». Такие магазины есть практически в каждом квартале, не считая огромных централизованных рынков — вроде киевского торгового комплекса на метро «Лесная» или Барабашовского рынка в Харькове. Сегодня там одеваются миллионы людей, причем их число растет по мере развития кризиса. Каждый понедельник у «секондов» выстраиваются длинные очереди — в этот день туда обычно завозят новые партии товара, и люди стремятся первыми покопаться в этих грудах чьей-то чужой одежды, чтобы найти себе тряпку получше.

Иногда это заканчивается грандиозными потасовками, как это произошло в апреле в Хмельницком, где покупатели устроили яростный бой за право первыми попасть внутрь магазина.

«Крики, ругань и даже драки возникают в очереди за секонд-хендом. Посетители таких магазинов не скрывают — хотели бы покупать новое, но только нет денег ни на импортную, ни на отечественную одежду. В секонд-хенде свежий завоз. Одежда из Европы — 195 гривен килограмм. Одеться с ног до головы в секонде можно всего за пару сотен гривен. Поэтому и безумная давка. Чтобы выбрать лучшее, надо хорошенько поработать локтями. Посетители делятся впечатлениями: «Я не могу заработать на нормальную одежду. Человек с высшим образованием», — описывает такую сцену репортер газеты «Сегодня».

Видеозаписи разборок за право купить поношенную одежду широко расходятся в социальных сетях, вызывая ехидные комментарии противников украинской власти. «Люди считали, что проголосуют за олигарха, получат безвизовый режим и будут на выходные ездить в Европу на шопинг за модными вещичками, а закончилось всё тем, что сегодня украинцы стоят в многочасовых очередях, чтобы купить поношенные вещи европейцев», — с иронией написал об этом один из комментаторов на ютюбе.

Увы, украинцы не могут позволить себе брезгливость и щепетильность. Популярность секонд-хенда только растет, несмотря на то что его поток на корню уничтожает остатки легкой промышленности, которая процветала в Украине в советские времена. Это вызвано нищетой, которая не позволяет большинству граждан отовариваться качественной и новой одеждой, вынуждая их делать выбор в пользу обносок.

«Продажа б/у одежды из Европы стала в бывшей УССР целой индустрией, многих выручающей, но разоряющей производителей текстиля в стране. Если не станет «секондов», то, пожалуй, две трети населения почувствуют серьезные затруднения в приобретении одежды. Все меньше людей могут позволить себе новые вещи. Либо регулярно обновляешь свой гардероб в «секонде» за копейки и выглядишь относительно «свежим модником», либо тратишь как минимум втрое больше на непользованный шмот с бирками. И носишь его до тех пор, пока, согласно обещанию властей, по-новому не заработает экономика, то есть пока на тебе не истлеет», — говорит об этом днепропетровский журналист Валентин Корж.

Между тем, основная масса попадающего в страну секонд-хенда часто представляет собой некачественный товар, который в буквальном смысле выкинули на улицу за ненадобностью — как самый обыкновенный мусор.

«Вещи к нам везут в основном из Европы — Англии, Германии, Италии. Там сбором занимаются специальные компании, которые имеют на это государственную лицензию. Они устанавливают на улицах контейнеры, в которые люди сбрасывают ненужные им одежду и обувь. Часто пакеты для сбора вещей вешают прямо на ручки дверей домов и квартир. В назначенный день, указанный на пакете, люди наполняют его вещами и выставляют за дверь. За неделю «сборщики» получают тонны товара, который отправляют в другие страны Европы. Или сюда, в Украину. В Европе вещи сортируют, не раскрывая тюков: качество товара определяют по тому, откуда его привезли. В Англии есть бедные индийские районы, где в семьях по пять-семь детей, — там одежду и обувь занашивают до дыр. Товары, прибывшие из таких мест, продают за границу по низким ценам», — рассказывает об этом в интервью The Village один из украинских продавцов подержанной европейской одежды.

Этот отдающий несвежим запахом бизнес приносит его организаторам огромные прибыли, а деньги, как известно, не пахнут. Бывшие в употреблении вещи скупают в Европе за копейки, на вес — по цене от одного до трех евро за килограмм. Затем в Украине их продают поштучно с огромной накруткой. Как признаются украинские реализаторы секонд-хенда, она может составлять и триста, и даже пятьсот процентов. Ведь им еще приходится делиться доходом с таможней, полицией и контролирующими государственными органами, которые покрывают и курируют эту торговлю. «Они дают возможность заходить с заведомо заниженной таможенной стоимостью, после этого товары продаются на внутреннем рынке без учета и контроля», — рассказывает об этом Тетьяна Изовит.

Кроме того, торговле секондом нередко покровительствуют представители международных криминальных кругов. Они также причастны к поставкам европейского секонд-хенда, имея в этом деле большую долю, — это своего рода тряпичная мафия, которая весьма влиятельна в бедных странах Восточной Европы.

Украинский легпром не в состоянии конкурировать с массовым импортом секонд-хенда в борьбе за внутренний рынок своей страны. Это приводит к уродливой коллизии — почти все уцелевшие предприятия по пошиву одежды экспортируют ее в Евросоюз, нелегально продавая свои товары под брендом всемирно известных торговых марок. Так что среди попадающих в Украину бэушных вещей наверняка можно найти кофточку или платье, пошитые в Ивано-Франковске или Херсоне.

Национальная экономика в любом случае проигрывает от этих насквозь коррумпированных схем, которые помогают воспроизводить нищету и не оставляют никаких шансов для возрождения украинской промышленности. Однако это выгодно власти, а значит, в обозримом будущем Украина по-прежнему сохранит за собой малопочетный статус глобальной империи секонд-хенда.