Это, заявил украинский лидер, «может стать лучшим решением для прекращения страданий украинского народа от агрессии, развязанной Российской Федерацией».

Такая постановка вопроса выдает в Порошенко опытного соблазнителя. Нет сомнений, что за право тестироваться на такой площадке как Украина международные организации готовы встать в очередь. Сомнения вызывает другое — готова ли ООН, являющаяся коллективным органом, в котором решения принимаются коллегиально странами-участницами, принять предлагаемое главой украинского государства понимание целей миротворческого операции. Согласно Порошенко, она должна быть проведена для «восстановления суверенитета и территориальной целостности Украины».

Кроме того, в выступлении содержался тезис, истинность которого весьма неочевидна. Вот как он звучал: «Только Россия против миротворцев! Причиной этого, среди прочего, является то, что Кремль боится — он боится, что миротворцы увидят российских военных и военную технику на всей оккупированной территории». Во-первых, Россия выступает за однозначно выступает за размещение «голубых касок». А во-вторых, она имеет собственное мнение о том, чем именно они должны заниматься в зоне конфликта.

Восстановление суверенитета и территориальной целостности Украины — это, конечно же, важная задача, но далеко не приоритетная. С точки зрения Москвы, куда важнее сначала обеспечить неукоснительное соблюдение прав жителей Юго-востока, нарушение которых и явилось причиной того, что две украинские области решили объявить о своем самоопределении. Просто возвращение Донецка и Луганска под контроль Киева без решения вопросов, связанных с обеспечением культурных, экономических и прочих интересов русскоязычной общины Донбасса, это автоматическое распространение репрессивной украинской практики попрания прав граждан, осознающих себя русскими, на население двух самопровозглашенных республик. Причем репрессии в отношении сепаратистских образований будут носить куда более масштабный характер, поскольку предполагается, что выбравшие путь неповиновения Киеву люди совершили разные по степени тяжести уголовные преступления, за которые они обязательно должны понести ответственность.

Такой подход в корне противоречит базовым международным договорам и в первую очередь Декларации прав человека. То есть государство вправе настаивать на восстановлении своей целостности только в том случае, если оно способно гарантировать своим гражданам защиту фундаментальных прав. Если же восстановление целостности угрожает правами свободам человека, как они описаны в вышеупомянутой Декларации, то таковому государству следует отказать в исполнении его неуемных желаний.

Собственно, предлагаемая Порошенко схема торпедирует еще и Минские соглашения, которым резолюцией ООН был придан статус обязательного к исполнению международного договора. Согласно договоренностям, достигнутым Германие й, Францией, Украиной и Россией органы власти и вооруженные подразделения, действующие на территории особых районов Донецкой и Луганской областей, должны быть не ликвидированы или распущены, а интегрированы в украинские властные структуры. Это мера должна стать защитить от постоянно анонсируемого различными украинскими активистами и чиновниками преследования тех людей, которые сегодня являются сотрудниками народной милиции или госслужащими в ДНР или ЛНР.

Но помимо того, что содержательная часть плана, продвигаемого Поршенко, никуда не годится с правозащитной точки зрения, не существует и технических возможностей для сдачи ООН предложенного президентом Украины теста, о чем наш герой не может не знать. Право вето, имеющееся у России в Совете безопасности, превращает любую инициативу Киева в кучу опавших листьев, которая способна грустно шелестеть на ветру, но не более того.

И это далеко не единственное препятствие. Существует два формата миротворческих операций — поддержание мира и принуждение к миру. Порошенко имеет в виду как раз второй. Но он невозможен, поскольку защитники Донбасса точно не станут мириться с тем, что к ним заявились какие-то парни, чтобы их разоружить. Они, естественно, дадут отпор непрошенным гостям. Численность двух армейских корпусов составляет около 35 тысяч человек, у которых на вооружении имеются не только стрелковое оружие, но и тяжелая бронетехника и танки. Соответственно, чтобы одолеть эту группировку, «голубые каски» должны превосходить их по численности как минимум в 4 раза и иметь аналогичное боевое снаряжение.

Даже если представить на мгновение, что Украина сможет каким-то неизвестным науке способом обойти российское вето, вероятность того, что ООН сформирует, вооружит 150-тысячную армию и отправит ее пробиваться с боями к Донецку и Луганску, теряя при этом тысячи раненными и убитыми, кажется не просто нулевой. Такая картина могла родиться только в голове, напрочь одурманенной веществами, которые навсегда отвязывают сознание обладателя этой головы от реальности. С таким же успехом Порошенко мог предложить ООН расселить людей на Марсе. У этого проекта потенциал реализуемости был бы точно такой же, как и у миротворческого сценария президента Украины, который никогда не устает и не сдается.