Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Ранее Минпромторг составил список брендов, продукцию которых можно будет ввозить в Россию без разрешения правообладателя. Параллельный импорт, как заявляется, сохранит защиту торговых марок, а также обеспечит людей самым необходимым.

Алексей Зубец: кто он
Алексей Зубец: кто он
© скриншот с видео ОТР

— Алексей Николаевич, что вообще означает понятие параллельного импорта, насколько он позволит справится с последствиями санкций?

— Параллельный импорт — это ввоз товаров без согласия поставщика и производителя. Условно говоря, если Apple перестала поставлять нам свои айфоны, наши челноки едут в Турцию, Азербайджан, Казахстан или Китай, там покупают айфоны, привозят их сюда и здесь продают. Причем на границе не спросят, откуда у них эти коробки и есть ли у них официальные документы от поставщика для продажи в России. Это открывает возможность для обхода санкций в части продажи той продукции, которую нельзя поставлять, теми компаниями, которые их производят.

В список входят несколько крупных брендов в части бытовой техники и электроники. Что касается автомобилей, то там всего несколько крупных брендов — это «Шевроле», у которого были большие партии на территории России, а также «Вольво» и «Ягуар». Это сделано, чтобы люди не остались без запчастей, когда основной производитель отказывается завозить их сюда.

Серый импорт — это способ обхода санкций, который создан для заполнения ниш, освободившихся после ухода крупных компаний. Он даст возможность нормально функционировать российскому рынку. Да, эти посредники захотят получить какую-то комиссию за счет покупателя, серый импорт будет дороже прямых поставок, но даже такая схема поставок лучше, чем если бы этих товаров на рынке не было вовсе.

— Мы не можем в ближайшее время насытить рынок своими товарами?

— У нас нет своего производства сотовых телефонов, планшетов и ноутбуков. Чтобы заместить какую-то часть импорта, нужны годы. Нужно создать бизнес-план, получить финансирование, построить завод и начать выпускать продукцию. Это несколько лет. А чтобы не оголить полки в магазинах, нужно завозить товары сегодня.

Кроме того, можно завозить параллельные бренды, которые были бы лицензионными. Я сегодня был в магазине бытовой технике. Если раньше на самых видных местах у нас были «самсунги», то теперь там «Хуавеи» и «Ксаоми». «Самсунг» пока распродает остатки. Причем говорят, что «хуавеи» мало чем отличаются от «самсунгов» по качеству. Вот вам пример параллельного бренда.     

К сожалению, заместить выпадающие поставки российского производства невозможно. Единственная область, где у нас это идет на ура — это фастфуд. Там у нас все было великолепно до всех этих событий, и пропажа того же «Макдональдса», кроме «Макдональдса», никому ущерба не нанесла. У нас есть свои сети, у нас есть печи для булок с котлетами, и проблем никаких нет. Ущерба России тут нет, и говорят о том, что «Макдональдс» вернется. С точки зрения экономики их уход был довольно глупым.

Возвращается OBI, который увидел, что его ниши занимают либо российские производители, либо тот же «Леруа», который никуда не ушел и зарабатывает деньги. «Икеа» ушла и не собирается возвращаться, но у них была высокая степень локализации, когда 80-90% компаний, которые выставляли свою продукцию на их полках, были российскими. Кому уход «Икеа» нанес ущерб, кроме их самих?

Василий Колташов: Все, что порвал Майдан, — все будет восстанавливаться
Василий Колташов: Все, что порвал Майдан, — все будет восстанавливаться
© РИА Новости, Александр Натрускин
Да, в определенный момент был ажиотаж в магазинах после ухода с рынка ряда компаний, но сейчас в продуктовых магазинах практически все, что было, то и есть, за исключением экзотических фруктов и консервов. И даже они стали появляться, только стоят они в полтора-два раза дороже.  

Таким образом, есть сегменты, где импортозамещение крайне сложно. Если сегменты, где оно возможно, но с проблемами (те же самые запчасти), а есть, где оно произошло сразу и никто этого не заметил.

— Почему мы не можем создать свой бренд вроде «Икеа»?

— Нам даже не нужно создавать аналога. Нам нужно просто взять эти магазины под национальное управление. Вы ушли из закрыли их? Это нарушение российских законов. Это нарушение контрактов, которые были заключены в том числе с поставщиками продукции. Следовательно, правительство РФ имеет полное право взять под контроль эту сеть и наладить поставки.

Это вопрос к нашему уважаемому правительству, почему они этого не сделали. Наверное, есть какие-то ожидания, что «Икеа» вернется, как вернулось OBI. Национализация — это непростой юридический вопрос. Плюс это может создать напряженность на корпоративном рынке. Та же самая «Икеа» будет судиться с Россией и потребует компенсации за конфискованные активы. Этот суд они выиграют. Следовательно, они попытаются арестовать ту же самую выручку от продажи нефтепродуктов. Это лишние столкновения, которые сейчас российским правительством считаются нележательными.

Создать параллельную «Икеа» тоже можно. Но это вопрос нескольких лет и больших денег. Кто возьмет на себя риски заниматься строительством сети мебельных гипермаркетов? Проблем на этом пути много.

А вообще все поставщики, которые поставляли свою продукцию через «Икеа», из России никуда не ушли. Просто если раньше их продукция была на площадке «Икеа», то теперь она будет на 10-20 других площадках.

— У нас было восемь лет на подготовку к войне с Западом. За это время можно было заместить импорт?

Александр Дудчак: Надо переходить к мобилизационной экономике
Александр Дудчак: Надо переходить к мобилизационной экономике
© РИА Новости, Нина Зотина
— Если бы Россия была уверена в том, что на нас произойдет такое жестокое экономическое нападение всего западного мира, мы бы подготовились. Правительство было уверено, что Запад на это не пойдет.

— Насколько я понимаю, то из-за закрытия неба серьезно пострадала сфера авиаперевозок. Оказывают ли им поддержку?

— Все, кто хочет поехать в Европу или в Абу-Даби, смогут туда долететь через Турцию. Что касается внутренних перевозок, авиакомпании нуждаются в поддержке. О специальных мерах я не знаю, но в отрасли авиастроения все кипит. Надо быстро наверстывать отставание, которое скопилось за последние годы. Что касается поддержки конкретных авиаперевозчиков, то в СМИ я ничего не встречал. Про льготную ипотеку встречал, про кредиты для малого и среднего бизнеса на оборотный капитал встречал, про перенос налогов на более поздние сроки встречал, а про авиакомпании не встречал.

— Возможно ли снижение или повышение пенсионного возраста?

— Повышения не будет. Сейчас никому не нужны лишние раздражители. Сейчас надо будет отправлять на досрочную пенсию людей предпенсионного возраста, у которых возникнут сложности с поиском работы, как это было в 2020 году. Снижать пенсионный возраст тоже не будут, потому что это вызовет нагрузку на пенсионный фонд. Это будет означать, что люди, которые не вышли на пенсию, должны будут вернуть себе эту отсрочку. На это тоже сейчас никто не пойдет.

— Удалось ли нам настоять на своем в вопросе оплаты газа за рубли? Это то, чего мы хотели, или они все равно ищут способ сопротивляться?

— Это то, чего мы хотим, но они все равно сопротивляются. Это политический вопрос. Это не вопрос болгарских и польских компаний.

Для европейских политиков оплата газа в рублях — это потеря лица. Они машут руками, делают страшные глаза, надувают щеки, а потом выясняется, что сделать они ничего не могут. Это означает дискредитацию европейских властей и европейских политиков. Вопрос не о том, будет ли газ поставляться в Европу. Он будет поставляться, и, скорее всего, даже за рубли. Вопрос в том, какой политический вес у Брюсселя. Потому что европейские политики понимают, что если Европа перейдет на оплату газа за рубли, для них это будет мощная оплеуха.

— Мы предполагали, что курс национальной валюты будет в зоне 80-85-90 рублей за доллар, а сейчас он уже 72-73. Чего ждать в ближайшие пару месяцев?

— Он будет относительно стабильным, будет держаться на этой же отметке. Проблема в том, что правительство не может регулировать курс рубля по отношению к доллару. Из-за арестованных резервов Центробанк не участвует в торгах, а торги идут за счет экспортеров, которые приносят 80% своей валютной выручки на биржу.

А так как цены на все высокие, валютной выручки много, но покупать безналичную выручку население не может, потому что в Россию не поставляется наличная валюта. Упали поездки за границу, иностранцы не могут выводить валюту из России. Количество людей, которые предъявили бы спрос на доллары, значительно упало, а долларов много. Поэтому мы имеем достаточный рост рубля по отношению к доллару.

Удешевление доллара — это не очень хорошо для российской экономики. Но то, что доллары дешевые, дает возможность снизить инфляцию. Сейчас главная причина инфляции — это разрывы поставок и переход от одних поставщиков к другим. Чтобы снизить проблемы с логистикой, необходимо, чтобы цена закупки импорта в Россию была ниже. Надо, чтобы доллар был дешевым.

Низкий доллар не способствует импортозамещению, но он способствует сбиванию инфляции. Потому что одна из задач, которая стоит перед правительством — поддержание платежеспособности населения. А для этого нужно, чтобы товары в магазине были дешевыми. А это возможно при дешевом долларе.