Сергей Марков: кто он
Сергей Марков: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сообщил, что украинская сторона заявила, что пересматривает идею проведения переговоров с Россией в Минске, выбрала Варшаву, а потом исчезла. По его словам, пауза в размышлениях Киева о переговорах сопровождается развертыванием систем залпового огня в жилых кварталах, в том числе в Киеве.

- Сергей Александрович, состоятся ли в итоге хоть какие-то переговоры?

— Вряд ли они состоятся. Переговоры были задуманы Зеленским сугубо как военная дезинформация. Ичкерийским боевикам в свое время тоже нужны были переговоры для того, чтобы уйти из-под удара и перегруппировать силы, и то же самое сейчас делает Зеленский. У него нарушена связь между подразделениями, ему нужно восстановить связь с Генштабом. А в украинском Генштабе все генералы — военные преступники, которые были назначены на свои посты американскими и британскими спецслужбами. В общем, это такая военная хитрость, но и мы ему отвечаем своей военной хитростью.

Зеленскому не нужны переговоры, чтобы остановить войну. Зеленский может отдать приказ ВСУ не стрелять ни по армии России, ни по корпусам Народной милиции. В этом случае стрелять будут только националисты, но и они будут уничтожены. Самый идеальный вариант состоит в том, если Зеленский отдаст приказ ВСУ разоружить неонацистские подразделения типа «Азова» и арестовать их руководство.

Если он издаст указ о запрете пропаганды неонацизма, роспуске всех неонацистских организаций отдаст приказ об аресте их руководства, введет русский язык вторым государственным и арестует главных военных преступников (Турчинов, Парубий, Аваков, Наливайченко) и уберет из армии всех натовских представителей, боевые действия сразу прекратятся. Тогда уже можно будет начинать переговоры об урегулировании в процессе перехода к демократическому правлению.

Если Зеленский это сделает, он даже может победить на президентских выборах. Если ничего этого не будет, переговоры бессмысленны.

- Как вы оцениваете боеспособность украинских войск? Это затяжная агония или у них есть основания надеяться, что они смогут затянуть время и заключить «Минск-3»?

— Трудно сказать. В ВСУ есть несколько групп. Первая — неонацистские подразделения, которые активно воюют. Вторая — подразделения, специально подготовленные инструкторами НАТО, которые тоже готовы воевать. Третья — подразделения ВСУ, которые возглавляются очевидными военными преступниками, и которым тоже приходится воевать. Четвертая группа — это большая их часть, которая не хочет воевать, но и не хочет нарушать приказ. Она просто ждет, как поменяется обстановка.

- Рано или поздно состоятся переговоры о мире с Украиной. Кто должен Украину представлять на этих переговорах? Политик вроде Азарова, политик вроде Мураева, кто-то из ВСУ или кто-то из интеллигенции?

— Это должен быть человек вроде Медведчука, который является «украинским националистом», но с которым можно иметь дело.

- Вариант с самим Медведчуком возможен?

— Возможно. Но он будет не публичной фигурой, а серым кардиналом. У него слишком высокий антирейтинг, поэтому он будет стараться избежать прямого участия.

Владимир Жарихин: Распад Украины уже произошел
Владимир Жарихин: Распад Украины уже произошел
© РИА Новости, Владимир Трефилов

- Как вам видятся отношения с Западом? Введут санкции и захотят говорить, как сказал Медведев, или нас ждет затяжной конфликт на долгие годы?

— Трудно сказать. Я считаю, что поддержка Западом репрессивного режима неонацистов на Украине — серьезная ошибка. Со временем она будет считаться такой же ошибкой, как и поддержка тиранической диктатуры Пиночета в Чили. Когда это произойдет, сказать трудно. Я думаю, следует это поторопить посредством массовой публикации материалов об этом режиме. Нужен большой международный трибунал по этим преступлениям.

- Думаете, Шольц или Макрон не знают, чем на самом деле занимается Украина?

— Шольц не знает. Откуда ему знать? Немецкие СМИ контролируются американцами, а вокруг этих преступлений настоящая информационная блокада. Спецслужбы Германии тоже контролируются американцами, а окружение Шольца не предоставляет ему всю полноту информации. Макрон, возможно, знает, что дела на Украине хуже, чем об этом говорят. Но французская разведка слаба в части Восточной Европы, и о военных преступлениях он тоже не слышал.

Я всегда привожу пример самого начала Нюрнбергского процесса, когда все нацистские преступники были уверены, что они получат лет по 10, потом пройдут выборы, партия их наследников получит какие-то голоса в парламенте и они выйдут на свободу. А потом показали фильм про концлагеря, и это имело ошеломляющий эффект. Всем стало понятно, что они заслуживают смертной казни или пожизненного заключения.

Вот такого же рода вещи нужны для того, чтобы всколыхнуть западное общественное мнение.