Константин Бондаренко: кто он
Константин Бондаренко: кто он
© Facebook, Dmitry Raimov
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Президенты Украины и США Владимир Зеленский и Джо Байден во время переговоров в воскресенье, 2 января, обсудят «наши шаги во имя мира на Украине и безопасности в Европе». Об этом в своем Twitter сообщил украинский лидер. По его словам, Киев и Вашингтон договаривались, что не будет «ничего про Украину без Украины». Зеленский добавил, что ждет этих переговоров «с нетерпением». В свою очередь, как пишет Associated Press, Байден проинформирует президента Украины Владимира Зеленского о запланированных переговорах с участием РФ по вопросам безопасности, в также — о контактах РФ с НАТО и ОБСЕ.

- Константин Петрович, это дипломатия в смысле «рутинные заявления в ответ на другие рутинные заявления», или Зеленский действительно хочет что-то выжать из этого разговора?

— Не думаю, что Зеленский может что-то выжать, потому что у Украины нет собственной субъектности. Зеленский может только принять к сведению все то, о чем договариваются взрослые политики, которые вершат судьбы мира. Это просто обмен мнениями.

- А что вы вообще думаете насчет предложения России к США и НАТО по гарантиям безопасности?

— Я уже неоднократно говорил, что тут есть несколько моментов. Это очерчение Россией сферы своих интересов и это заявка на то, чтобы выступить в роли важного геополитического игрока, которую Россия потеряла в 1990е годы. Кроме того, это нужно для консолидации общества внутри самой России перед лицом мощного врага, которым на сегодняшний день является НАТО. Это двойная задача.

- На какие уступки США могут пойти? Байден же сказал, что НАТО не будут размещать вооружение на Украине.

— Это только один момент. Байден говорил, что США не будут размещать наступательное вооружение. Вопрос в том, что считать оборонительным оружием, а что наступательным. Система Patriot — это наступательное или оборонительное вооружение? Естественно, что оборонительное. Но оно может играть важную отрицательную роль с точки зрения России. Вопрос остается открытым. Что касается самих переговоров, то я согласен с мнением экспертов, что продолжается разговор о правилах конфронтации, а не мире.

- На Западе не раз говорили, что в случае «вторжения», не будут воевать за Украину, ограничившись лишь экономическими санкциями. Некоторые эксперты интерпретировали это таким образом, что Запад намеренно провоцирует Россию напасть на Украину. Так ли это?

— Дело в том, что жесткие санкции России сейчас действительно менее выгодны, чем полноценная война. Как бы это цинично ни звучало. Сколько бы Россия не говорила, что она научилась жить в условиях санкций, санкции — это болезненный удар по экономике.

Плюс ко всему, введение санкций останавливает «Северный поток-2», введение санкций становится серьезной проблемой для российских товаров, введение санкций очень невыгодно для российского бизнеса, интересы которого Путину тоже приходится учитывать в ходе своих переговоров.

Так что Европа прекрасно понимает, о чем она говорит.

С другой стороны, Европа и Запад прекрасно понимают, что и санкции имеют определенный запас прочности, и жесткие санкции подтолкнут к созданию формального военного союза между Россией и Китаем. А этого на Западе опасаются, потому что создание такого союза будет означать начало полномасштабного противостояния вплоть до горячей стадии.

- Понятно, что украинскому режиму невыгодно, чтобы США и Россия о чем-то договорились. А Украине как стране? Украине разве невыгодно, чтобы США ушли отсюда?

— Понимаете, интересы Украины как раз-таки учитываются в последнюю очередь. Выгодно ли Украине присутствие США или России — это риторический вопрос. Украину вообще ни о чем не спрашивают.