- Сергей, как ты считаешь, возможна ли война с Украиной, если возможна, какие факторы и события могут стать спусковым крючком военных действий? Как будут развиваться военные действия, какие тут могут быть варианты?

— Я думаю, что военные действия, даже широкомасштабные военные действия, вполне возможны, но только в одном случае: если Украина, подталкиваемая своими кураторами с Запада, предпримет массированное вторжение на территорию Луганской и Донецкой республик, и начнется гуманитарная катастрофа, начнется уничтожение мирных жителей, разрушение населенных пунктов, инфраструктуры и т. д. В этом случае, Россия, безусловно, вмешается. А как не вмешаться, если, там уже больше полумиллиона наших граждан и их число растет с каждым днем?

Важный момент: сейчас вооруженные силы Украины отличаются от того, какими были в 2014 году — они поднакопили какой-то опыт, они что-то получили от Запада в плане вооружений.

Конечно, для маневренных современных боевых действий у ВСУ нет средств, но у них есть все возможности для ведения некой «полусредневековой войны», когда большие массы пехоты будут заходить в населенные пункты и устраивать там зачистки под прикрытием ствольной артиллерии и РСЗО.

Глеб Бобров: Даже если ВСУ побегут, похода армии РФ на Киев все равно не будет
Глеб Бобров: Даже если ВСУ побегут, похода армии РФ на Киев все равно не будет
© Facebook, Глеб Бобров

У Украины практически нет боеспособной авиации; по оценкам экспертов, парк боевых самолетов не превышает шестидесяти единиц. Плотно, массированно бомбить они не смогут. У ВСУ нет современных оперативно-тактических ракетных комплексов, но зато у них в большом количестве есть ствольная артиллерия, минометы, «стрелковка», пулеметы, всевозможные противотанковые средства и какое-то количество бронетехники, специализированных грузовиков, БМП, БТРов, и т.д., для перемещения пехоты.

Если Украину все-таки подтолкнут к этой войне, заставят в нее влезть и решать проблему Донецкой и Луганской республик вооруженным путем, ВСУ будут действовать именно так.

Я думаю, что народная милиция и армейские корпуса Донецкой и Луганской республик на большинстве участков смогут отразить вторжение ВСУ, но где-то, видимо, украинские силы прорвутся, просто потому, что их банально намного, в несколько раз, больше. Как только начнутся потери среди мирного населения, как только начнутся бои в жилой застройки, России, конечно, придется вмешаться в войну.
Россия, будем откровенны, изо всех сил этого не хочет.

И это объяснимо, потому что любые полномасштабные боевые действия в такой густонаселенной местности, как в Донбассе, где один город перетекает в другой, потом в поселок, потом опять в город, чреваты высокими потерями. Как показали события 2014-2015 годов, любой бой в населенном пункте — это всегда гибнущее мирное население. Россия в первую очередь пытается не допустить именно этого, насколько я понимаю.

- Если Россия займет территорию Украины, то возможно ли разворачивание партизанской войны со стороны украинских националистов против российской армии? Если да, то какой она может быть? Кто победит? Не будет ли как с американцами в Афганистане? Стояли-стояли, а потом ушли. После ухода вышли из лесов потомки бандеровцев и все обратно захватили.

— Ответ на этот вопрос дает наша история, из нее мы видим, что Россия всегда была теллурократической империей, которая присоединяла другие земли фактически добровольно. К России обращались с просьбой присоединить себя, и тем самым защитить, например, Грузия от Персии и т. д. Во всех случаях, когда это происходило, никакой партизанской войны не было, население становилось гражданами России, а аристократия, элиты присоединились к российским элитам.

Но в случае, если часть территории захватывалось, так, как это делали талассократические империи Запада, и как это получилось, например, с Польшей, которая досталась России в результате военных действий и «раздела Польши», то тут поляки были очень этим недовольны, и постоянно поднимали восстания, постоянно было вооруженное сопротивление.

Поэтому я не думаю, что Россия будет вообще когда-то захватывать территорию Украины. Россия, в общем-то, ждет, когда плод созреет, — цинично немножко звучит, но это правда — когда плод созреет и упадет в давно вытянутую руку. Тем более что Украина — это исконно российские земли, кроме Галичины.

Если мы вспомним историю, то в XVII веке произошло не присоединение, а воссоединение временно оккупированных поляками и литовцами русских земель с коренной Россией.

Украина — это как Урал, Приморье, как Сибирь, это земли, которые входят в Россию уже много веков. И они просто вернутся на родину. С Новороссией немножко другая история, потому что это было вообще «Дикое поле», где кроме кочевников никто не жил. Но земли Новороссии присоединили при Екатерине после русско-турецких войн, это был XVIII век, тоже очень давно. Поэтому захватывать силой эти наши временно отторгнутые земли никого смысла нет, они сами вернутся к нам.

Если мы попытаемся побороться с Западом за Галичину, за эти три или четыре области на западе Украины, то тут все сложнее. Думаю, на данном этапе они, безусловно, должны отойти в Европу. Это буферная территория, так же, какой Польша была в свое время, как Бессарабия.

Почему с Галичиной будет трудно? Местные националисты сумели на волне определенных обстоятельств в 2014-м году прийти к власти на Украине, как наиболее сплоченное общей идеологией, родством, иногда просто физическим родством, группа, довольно крупная по количеству. Вот они сейчас там и правят бал, причем везде, от военного дела до идеологии, вспомним хотя бы Фарион, и т. д.

Естественно, галичанские националисты будут сопротивляться, если мы опять захватим этим земли военным путем, оккупируем западные области Украины, Львовщину, Ивано-Франковщину и прочее — там, конечно, партизанские движения возможны, но опять до определенного момента.

Если экономика этих областей окажется насыщена российскими деньгами, и люди будут жить хорошо, они не будут оказывать поддержку партизанам, зачем им это нужно? «Где покормят — там и родина», это известный способ принуждения к миру. Другой вопрос — надо ли это России?

В общем, тут есть нюансы. Однако уверен, что никакого оккупационного режима, как это было в двадцатом веке, когда захватывались огромные площади с городами и населением, на «большой Украине» не будет. Украина вернется, войдет в состав России, для меня это не вызывает никаких сомнений, просто должно пройти определенное время. Плод должен созреть.

- Какой будет позиция Белоруссии и Турции, сможет ли российская армия зайти на территорию Украины с территории Белоруссии?

— Я думаю, с территории Белоруссии однозначно может. Мало того, что там размещены наши воинские части, совсем недавно было объявлено, что там будут новые российские базы. У нас интеграция по военному делу очень высокая с Белоруссией.

Там размещены стратегические компоненты нашей космической обороны, комплексы слежения, комплексы дальней связи и т. Д., поэтому тут у меня даже вопросов нет. Мало того, я так понимаю, что мы довольно сильно поддержали Лукашенко и его окружение во время попытки, инспирированной Западом, сменить там власть, поэтому он нам «немножечко должен», говоря обывательским языком. Так что если вдруг для чего-то нужно будет проводить войсковую операцию на Украине, конечно, территорию Белоруссии мы будем использовать.

А вот что касается Турции — чего бы не говорили различные политологи, Турция глобально, если просто смотреть по делам, это не союзник никому, она союзник сама себе. Ей когда выгодно — она становятся то «главной страной НАТО», то поддерживает Азербайджан, то бородачей в Сирии, то поддерживает Россию — у нас с ними есть много совместных проектов.

Но турок интересует в первую очередь Крым, поэтому они будут пытаться использовать Украину в качестве некого рычага давления на нас. Вот они сейчас сотрудничают с ВСУ по теме поставок беспилотников. Первый «Байрактар» уже пролетел над территорией ДНР или ЛНР.

У всех на слуху недавняя война Азербайджана и Армении в Карабахе, где беспилотники впервые проявили себя — с их помощью было уничтожено огромное количество и бронетехники, и живой силы. Турция умело использует этот фактор.

Конечно, театр военных действий на Донбассе сильно отличается от Карабаха. Беспилотник в горной местности использовать очень удобно: он вылетает из-за горы неожиданно, наносит удар и улетает. Когда перед тобой степи и равнины, его можно засечь издали, то есть имеются нюансы.

Так что Турция уже использует этот рычаг для давления на Россию. Украина при этом никакой существенной роли в происходящем не играет, она не субъект, она объект геополитики других государств, территория под внешним управлением, где выполняются приказы кураторов и хозяев, находящихся где-то в других местах.

- Скажи, пожалуйста, возможно ли вмешательство Запада в военные действия, и если да, то каким оно может быть?

— Я думаю, что это вмешательство по большому счету уже идет — есть большое количество инструкторов, кураторов из стран НАТО, которых мы наблюдаем на Украине посредством СМИ и соцсетей, они особо не прячутся даже.

Причем, что интересно — мы не увидим фотографий, где какие-нибудь инструкторы из Таманской дивизии Вооруженных сил России учат ополченцев ДНР или ЛНР пользоваться российской техникой, а вот «западников» на Украине предостаточно.

У них там эти инструкторы позируют с бойцами ВСУ, которые зачастую бывают с нашивками «Азова», с совершенно людоедскими патчами, вплоть до запрещенной во всем мире нацистской символики. НАТОвцев это не смущает, они смеются, обнимаются с ВСУшниками, рядом развеваются американские флаги.

Плюс поставка оружия тихой сапой с Запада на Украину тоже идет давно. Сейчас должны опять шесть штук каких-то бронекорыт поставить. А не тихой сапой, нелетальное, поставляется официально.

То есть военная помощь осуществляется, и в случае полномасштабных военных действий, если вдруг действительно части российской армии столкнутся с ВСУ, я думаю, что будет примерно так же, как во время войны во Вьетнаме, когда мы поддерживали «Вьетконг» против регулярных сил Америки, просто НАТОвцы здесь окажутся в роли военспецов, их инструктора будут наводить ракетные комплексы, их операторы будут управлять какими-то высокоточными средствами, которые они быстро начнут передавать Украине.

Поскольку в ВСУ нет нужного количества обученных специалистов для того, чтобы использовать современные вооружения — это будут непосредственно западные инструкторы, скорее всего, под эгидой каких-то ЧВК.

- И последний вопрос. Чем может закончиться такая война, и что будет после нее?

— Естественно, как россиянин, как человек Русского мира, я уверен, что закончится она тем, чем должна закончиться. Украина вернется на родину, станет неотъемлемой частью России, на этот раз, я надеюсь, уже навсегда. Но скорее всего, это очень радужный план. Будем реалистами: произойдет раздел Украины.

Он, собственно, в любом случае произойдет, даже без войны. Украина распадется на несколько территорий. Там есть много желающих, много претендентов. Например, юго-западные земли хочет Венгрия, Польша спит и видит вернуть Львов и Ровно, и т.д. Та же Турция не прочь что-то оттяпать.

Александр Гриценко: Война между Россией и Украиной может завершиться ядерной зимой
Александр Гриценко: Война между Россией и Украиной может завершиться ядерной зимой
© vk.com, Александр Гриценко

Возможно, так и случится. Но основная часть Украины с центром, с русским городом Киевом — она должна вернуться на родину, в Россию. Еще возможен вариант, что будет создано несколько квазигосударств, которые подержатся какое-то время, балансируя между Востоком и Западом. В общем, есть несколько сценариев.

Конечно, победоносная война, однозначно победоносная война с капитуляцией, она полностью все завоеванные земли отдаст победителю. Но я не думаю, что победителем в полномасштабных военных действиях между Россией и Украиной будет Украина, просто в силу того, что украинская армия отстала от российской армии на десятилетия. Здесь уже в плане живой силы тоже перевес будет не в сторону ВСУ.

Они герои против маленьких ДНР и ЛНР, а против России у ВСУ, конечно, труба пониже и дым пожиже. Но, повторюсь, полномасштабной войны между Россией и Украиной не произойдет. Украина будет разделена в ходе дипломатических сражений.