- Анатолий, в пятницу вечером стало известно, что против тебя и против Игоря Гужвы, главного редактора интернет-издания Страна.UA, СНБО Украины ввел санкции. Как считаешь, зачем они это сделали? Какими будут твои ответные действия?

— Зачем они это сделали? По мне — понятно. Для того, чтобы насолить, показать свою волю, свою силушку. Зеленский прямо на заседании СНБО предложил против меня ввести санкции, в повестке заседания, которая была определена заранее, меня не было вообще.

Среди участников заседания только Разумков оказался вменяемым — он не голосовал за санкции. Зеленский предложил, а у Баканова сразу же были готовы какие-то документы СБУ по мне. Но при этом в документах вообще не было никакой конкретики, как всегда.

Анатолий Шарий: кто он
Анатолий Шарий: кто он
© commons.wikimedia/Westmclaren

Там я назван был пропагандистом… Это какой-то бред, потому что я не являюсь преступником, я не совершал никаких преступлений.

А второй товарищ, о котором ты спрашиваешь, как туда попал… Я высказал по нему свое мнение, его поддерживают многие эксперты. Гужва в этом санкционном списке — это так называемая «борода». Это когда гей заводит девушку, когда он не хочет совершать каминг-аут и признаваться родителям, начальству и друзьям, что он гей.

Это делали в прошлом и делают американские актеры — они заводят девушек, даже жен. Вот это и называется «борода». Я уверен, что в случае Гужвы попадание под санкции — это операция прикрытия. Так как он и его коллектив понесли колоссальные репутационные потери из-за их тупого наезда на меня, который был осуществлен на неделе.

- Зеленскому что в тебе не нравится: твоя публичная критика его действий, или он видит в Партии Шария потенциального соперника или электоральную угрозу для «Слуги народа»? Он же не выполняет те обязательства, которые дал избирателям — о мире в Донбассе и так далее, поэтому его электорат, по идее, должен перетекать к другим близким по политической и идеологической программе партиям — например, к твоей.

— Электорат «Слуги народа» уходит. Куда? Я могу перечислять, но мы оба понимаем, куда он уходит. Да, он уходит к Партии Шария, это абсолютно точно. Чем больше они рассказывают о том, что какой я ничтожный и ни на что не влияю, но при этом вводят санкции относительно меня, моей жены и ее мамы, то все разговоры о том, что мы ни на что не влияем, — пустая болтовня. Это не соответствует не то что действительности — это просто глупо выглядит.

Офис президента на прошлой неделе устроил спланированную атаку на меня и на мою партию. К атаке была привлечена Страна.UA. Зе-команда искренне полагала, что это будет ледокол, который уж точно пробьет брешь в стене. В рамках этой кампании они постоянно рассказывали о том, что Партия Шария не рабочая, что наши депутаты не рабочие, все у нас разваливается и т.д.

Зеленский утвердил санкции против Шария и Гужвы
Зеленский утвердил санкции против Шария и Гужвы
© пресс-служба Президента Украины

Понимаешь, те, кто хоть немножко понимает, что происходит в украинских горсоветах, понимают, что если уж у Шария партия нерабочая, то остальные просто мертвые, их просто нет. В подтверждение моей «ничтожности» сам президент почему-то занимается мной, моей женой и моей тещей. Ну что я могу еще тут прокомментировать?

- Хорошо. Скажи, а что на деле означает введение против тебя санкций СНБО? Как все это конкретно тебя коснется?

— Я не смогу на своем судне заплывать в территориальные воды Украины, например. Не смогу пользоваться своими счетами на территории Украины, которых у меня ровно ноль. Я не смогу совершать покупки на территории Украины, которых я не совершаю. Также я не смогу там же брать лицензии, которые я и так не беру.

Шарий рассказал о колбе, куда Зеленского засунуло его собственное окружение
Шарий рассказал о колбе, куда Зеленского засунуло его собственное окружение
© пресс-служба президента Украины

По поводу отказа мне в выдаче любых лицензий и разрешений я могу только их еще раз за это поблагодарить, потому что в первый раз, когда я намеревался платить налоги в Украине, они открыли на меня уголовное дело, а теперь они мне не дают возможности открыть там ФОП, чтобы платить в этой помойке налоги. Что ж, я согласен. ОК, спасибо.

В отдельных дополнениях к указу, который этот клоун подписал, сказано, что они будут блокировать мой Facebook, Twitter и Youtube на территории Украины. Я должен заметить, что аналогичных вещей касательно Youtube на «Страна.UA» почему-то по какой-то причине не вели. Может, забыли, а может… ну, ты ж понимаешь.

- Как они будут блокировать?

— Смотри, учитывая то, что я постоянный резидент Евросоюза, если они только попытаются заблокировать вещание моего канала на территории Украины, я Зеленскому покажу нахрен, что такое настоящий Армагеддец. Я им устрою Сталинградскую битву и покажу, что могут мои юристы и как мы их всех отымеем.

- Зачем они ввели санкции против твоей тещи? Её-то за что?

— Моей жене Ольге Шарий на санкции тоже наплевать, она давно не живет в Украине. У нее был там счет — что-то около двух тысяч долларов. Она дарит их этому ублюдку Зеленскому. Но самое гнусное в том, что ударили по Олиной маме, которая вообще аполитичный человек. Ей блокируют все счета.
Зеленский — мразь. Просто мразь. Я говорю это без всякой злости.

Надо понимать, что эта мразь закончит свои дни, скорее всего, как Муссолини со своей шлюхой Кларой Петаччи в Милане в 1945 году. Поэтому нам не стоит на него обижаться. Это негодяй, который перешел все границы, нарушил все понятия, — родственников политиков не трогают вообще.

Зеленский пробил, что у меня нет обоих родителей, поэтому его люди нашли маму Оли. Ну как назвать такого человека? Только мразью. Назвать без злости. Зеленский слабый, глупый человек, который идет к своему закономерному концу.

- Что теперь будет с твоей партией после введения санкций? Ее запретят? Запретят ее финансирование? Что будет с политической деятельностью твоих однопартийцев?

«Страна.ua» против Анатолия Шария: борьба за аудиторию или электорат?
«Страна.ua» против Анатолия Шария: борьба за аудиторию или электорат?
© Facebook, Анатолий Шарий

— Есть закон про партии в Украине, в законе про партии четко сказано, на основании чего запрещаются партии: например, если партия ведет антиукраинскую деятельность, если партия занимается терроризмом и так далее. В нашей стране есть партии, которые занимаются терроризмом, — это «Национальный корпус», но их почему-то Зеленский не закрывает.

Партия Шария не занимается вообще никакой незаконной деятельностью. Мы не занимаемся и антиукраинской деятельностью. Быть оппозиционером действующей власти не значит быть против Украины. Нами не совершается ничего того, что может послужить причиной для запрета партии.

Причем это не только мои слова или слова моих почитателей. Такое мнение высказала украинский общественный деятель, руководитель Гражданской сети «ОПОРА» Ольга Айвазовская, которая уж явно не относится к моим почитателям.

Она сказала, что то, что собирается делать Зеленский и власть, — это невозможно. Невозможно закрыть Партию Шария на основаниях, на которых они хотят это сделать. Нет оснований для закрытия партии вообще.

Помощники Зеленского сейчас придумали, что Анатолий Шарий что-то там не то сказал на своем Youtube-канале: мол, он хотел изменить границы Украины. Но это абсолютный бред, ты же понимаешь. Они отправили мои слова на экспертизу для того, чтобы эксперты пришли к определенному выводу, на основании которого они попытаются закрыть партию.

- А что Европа? Как она отреагирует на это?

— Представь себе старую шлюху, закрывающую глаза на все и дающую индульгенцию на всё, как в свое время дала индульгенцию Гитлеру

Старой шлюхой я называю мир двойных стандартов, который, в свою очередь, именует сам себя цивилизованным миром. Они однозначно закрывают глаза на то, что исполняет Зеленский.

Но, с другой стороны, Штаты, и это видно по последней публикации в «Вашингтон Пост», уже начинают замечать абсолютный неадекват Зеленского. Это даже было вынесено в заголовок. Там удивлены тем, что Зеленский предъявляет свои претензии и недоволен Байденом, недоволен Трампом, он всеми недоволен, все его предали…

Мне кажется, что начинают это замечать, хотя они продолжают играть с Зеленским. Почему? Потому что у них отношение к Украине как к сырьевому придатку. Поэтому говорить правду о том, что у нас совсем уже дошли до трэша, нельзя.

Гужва посоветовал Киеву не провоцировать РФ после фиаско США в Афганистане
Гужва посоветовал Киеву не провоцировать РФ после фиаско США в Афганистане
© Андрей Лубенский

Поэтому эта старая шлюха еще долгое или некоторое время будет не замечать реальности происходящего, но это не остановит меня. Я буду идти строго по юридической дорожке в вопросе о санкциях против меня и моих близких.

Надо знать закон, который гласит: против граждан Украины санкции не вводятся, они вводятся против иностранных граждан. Против граждан Украины санкции вводятся в единственном случае — когда гражданин Украины финансирует терроризм. Это должно выглядеть так — я отрастил бороду, уехал на Ближний Восток, где записываю видео, на котором говорю: «Я поддерживаю «Аль-Каиду». Смотрите, я перечисляю деньги на джихад». И вот тут они должны быстро ввести санкции, пока идет суд по мне, чтобы я прекратил финансировать терроризм. Мама Оли какой терроризм финансирует? А сама Оля какой финансирует терроризм? Я какой финансирую терроризм? Они совершили действие, которое является совершенно беззаконным.

Не знаю, как там предыдущие граждане, против которых вводили санкции, и на каком они этапе, — мне это вообще неинтересно, но я знаю четко, что пойду по юридической стезе, ибо я точно знаю, что введение санкций против меня незаконно, это противоречит Конституции Украины, тут ограничиваются права граждан Украины без решения суда. Никто не может быть признан преступником, кроме как по решению суда.

- То есть ты пойдешь в украинские суды, а потом, если там не помогут, в Европейский суд по правам человека?

— Да, конечно.

- Ты будешь обращаться в международные правозащитные организации, в международные журналистские организации, может быть, к депутатам Европарламента, или, предположим, к каким-нибудь немецким, французским, голландским, итальянским депутатам?

— Я считаю, что большинство правозащитных организаций, четко запишите мои слова, — собачье дерьмо. Это просто собачье дерьмо, которое будет обращать внимание на то, что, к примеру, собачке на лапку наступили в Белоруссии, или на то, что белорусская спортсменка не побежала двести метров в Токио, и на прочую хрень. Но никогда не обратят внимание на однозначные настоящие политические репрессии в Украине. Поверь моим словам, они не будут замечать ничего. И второе, да меня уже задрало выпрашивать что-то у европейских парламентариев.

Когда в Киеве происходит убийство Шишова, которого они знать не знают, они бегут наперегонки, чтобы это прокомментировать как факт — Шишова убил Лукашенко. А когда вот уже пять лет ни за что под домашним арестом сидит Муравицкий, то никто из них не реагирует на это.

Мне надоело. Они сильно себя «модными» считают. Я их содержу, потому что плачу налоги в Европе. Я их содержу, а они комментируют исключительно Беларусь и Россию. У них только Россия, Беларусь, Китай. Все одно и то же. Поэтому я просить их точно ни о чем не буду. У меня есть среди европейских политиков люди, которых я могу назвать даже своими друзьями. Это в основном левые ребята. Правые тоже есть, но поддержка правых всегда вызывает недовольство моих друзей из левых.

- Кто из левых? Можешь назвать их имена?

Узник совести Василий Муравицкий: Хочу вернуться к работе – писать книги и статьи
Узник совести Василий Муравицкий: Хочу вернуться к работе – писать книги и статьи
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

— В Бундестаге, к примеру, Андрей Хунко (немецкий депутат украинского происхождения. — Прим.).

- Из фракции «Die Linke» («Левые»)?

— Да. Андрея просить обратить внимание на ситуацию с репрессиями против оппозиции в Украине не надо. Помимо Хунко у меня есть еще пара знакомых товарищей, также левых по своим убеждениям людей, при этом достаточно известных. Этих людей также не надо просить о защите, они сами вписываются, они всегда четко видят, что репрессии в Украине есть. А вот тех, кого надо упрашивать, — с ними иметь дело не хочу.

Меня это достало, не буду я унижаться перед ними. Я просто знаю, что если из семисот депутатов Европарламента удалить шестьсот, то ничего качественно не изменится, потому что им всем на все плевать. Потому что они сидят на своих местах, протирают штаны, набрали себе штат помощников, получают деньги, ни хрена при этом не делают и не обращают внимание на то, на что надо обращать внимание.

- Теперь по поводу санкций по поводу Гужвы. Ты в начале нашего интервью сказал, что в его случае имеет место «борода». Но для многих вы оба оппозиционные журналисты. На этом основании у тебя не возникло желание урегулировать ваш конфликт и оставить разногласия в прошлом?

— Ну какие разногласия! Ты веришь в такие совпадения? Вот реально, господа, вы верите в совпадения? Когда начинается накат на Шария, когда достают из нафталина харьковского депутата Никиту Роженко, которого мы исключили из партии из-за того, что он пытался продать фракцию Партии Шария в Харьковском горсовете. Вот это все дерьмо на вилы достают.

При этом вдруг внезапно к этой кампании присоединяется «Страна.UA», причем это издание, когда видит, что у него ничего не выходит, начинает вытаскивать какую-то чушь обо мне. Они за 10 часов мне посвятили четыре публикации. Вытащили все, что только можно было вытащить, начали доставать людей, которые когда-то со мной работали, получили пинок под зад из-за своих профессиональных качеств, начали обо мне говорить, какой я плохой.

Почему они два года молчали, а теперь начали рассказывать? Потому что поступил заказ. Но у них не получилось его отработать, а те, кто это им заказывал, думали, что он сработает. И что у «Страны.UA» в итоге вышло? У них вышла отписка, сумасшедшая отписка от их ресурса. У них пятнадцать тысяч отписалось, и продолжается отписка от их Youtube-канала. Все их клеймят.

Им надо было как-то всё это чем-то перебить, надо быть показать, что нет, на самом деле мы не консервы Офиса президента. Способ был найден Зе-командой: против Гужвы и его сайта вводят санкции. Мы заходим на страницу к Гужве и его журналисткам — Крюковой и Медведевой — и читаем у них у всех один и тот же тезис. Пишут: «Это привет тем, кто говорил, что мы работаем на Офис президента».

Крюкова и поколение ЕГЭ
Крюкова и поколение ЕГЭ
© Facebook, Svetlana Kryukova

Понимаешь, это все настолько шито белыми нитками, что создается впечатление, что это все делали политтехнологи уровня восьмого класса. Я уверен, что этими санкциями пытались решить вопрос с отпиской читателей от «Страны.UA», потому что ее начали обвинять в заказе. А это и в самом деле был заказ. Это была спецоперация, цель которой — медийно уничтожить меня или мою партию. Но она провалилась.

Офису Зеленского надо было как-то спасать своих людей. Так что я не удивлюсь, если в ближайшее время Медведева срочно будет отправлена в Россию или в Беларусь, или в Крым взять интервью и рассказать о том, какая там красивая жизнь. Еще раз, им надо как-то перебить эту всю историю.

По моей информации, она вроде как планировала поехать в Беларусь, чтобы показать оппозиционному электорату, который сейчас от них массово уходит, что они на самом деле свои.

- Когда и после чего у тебя начался конфликт с Гужвой и его изданием? После наезда «Страны.UA» на тебя из-за того, что ты недавно раскритиковал Светлану Крюкову за ее слова о «победобесии» и за прочее?

— Это уже давно длится. У них есть диктор Олеся Медведева. Я ее называю диктором, потому что не она сама себе пишет тексты, а зачитывает на камеру то, что ей, скорее всего, написал Гужва. Она только зачитывает и кривляется перед экраном. Эта дикторша пару раз наехала на меня и в ответ получила сдачи.

Когда ей не пишут тексты, она говорит не очень умные вещи. Например, она как-то у себя в блоге сказала, что моя аудитория — это ботоферма. Моя аудитория пересекается с ее аудиторией, и поэтому мои зрители на это ответили: «Ах, мы ботоферма! Тогда всё — пока! Мы больше твой блог смотреть не будем!»

От нее тогда моментально отписалось тысяч тридцать, наверное. Конечно, команда Гужвы запомнила этот щелчок по носу и держала в себе, а не выплескивала на зрителей свою агрессию против меня. Но после того, как Крюкова озвучила у себя на FB свой одиозный тезис о «победобесии», и когда стала оскорблять русскоязычных, Россию и русских, я сказал всё, что думаю по поводу Крюковой. Вот после этого Гужва и его команда и поучаствовали в спецоперации против меня. Не сомневаюсь, что им было приятно это делать, потому что они думали, что этим они меня снесут.

Еще один важный момент. Есть такой телеканал «Наш». Там рассказывают, что сейчас Нацрада по телевидению и радиовещанию подала на них в суд, чтобы отнять лицензию. Скажи мне, пожалуйста, а почему существует такая ситуация, когда некоторым телеканалам отменяют лицензию и закрывают их вещание в один день, а в отношении других процедура закрытия длится как-то очень долго, идут суды, пересуды…

Дело тянется долго и может вообще ничем не закончиться.

Почему СНБО своим указом вдруг внезапно не заблокирует телеканал «Наш» в один день? Тебе не кажется, что тут тупо разыгрывается комедия для дураков, когда скажут, что, мол, «смотрите, власти нас закрывают, смотрите, власти нас закрывают!».

Офис президента прекрасно понимает, что аудитория, которую они называют «пророссийской», а я называю ее адекватной, никуда не денется, не пойдет на канал 24UA или на какой-то ахметовский. Она все равно останется верна своим политическим и идеологическим предпочтениям. Значит, их надо держать в одном месте — в данном случае привязанными к контролируемому властями телеканалу.

Поэтому лично я думаю, что с телеканалом «Наш» ничего не произойдет.

Так вот, я заметил, что «Наш» выводил в прошлую пятницу Крюкову, и журналист спрашивал у нее: мол, СНБО ввел санкции против Гужвы и «Страны.UA», как вы можете прокомментировать? На этом телеканале даже моя фамилия не прозвучала, как будто против меня санкций не ввели. Почему не прозвучала? Потому что они все играют в игру Офиса президента. То, что Евгений Мураев, хозяин телеканала, — человек, на мой взгляд, очень близкий к Офису президента, у меня уже не возникает никаких сомнений.

По поводу того, что Мураев — человек Ахметова — даже не знаю, для кого это является секретом. Ахметов сейчас близок к Офису президента, это, как мы знаем, единственный «хороший олигарх», помимо Пинчука. Еще что очень интересно — все, наверное, все-таки ждали и введения санкций против Коломойского, но оказалось, что больше всего страну грабил не он, а я, мало того, продолжаю и дальше ее грабить, и самое главное — мама моей жены.

- Правильно ли я понимаю, что ты полагаешь, что Гужва и «Страна.UA» действуют против тебя с подачи Офиса президента? Ты можешь сказать, что заказчик кампании против тебя — именно Офис президента Зеленского?

— Да, я уверен в том, что этот накат был осуществлен в рамках одной большой спецоперации, которая происходила на прошлой неделе по заказу Офиса президента. Да, я уверен в этом на 100%.

- Что ты думаешь о «Стране.UA»? Для многих это оппозиционное издание, потому что они критикуют Зеленского. Вопрос: а лично ты считаешь, что «Страна.UA» — это оппозиционное издание? Оно тоже борется за свободу слова? Прежние материалы этого сайта были оппозиционны?

— Прежние материалы были прекрасны. Мне всегда нравилась «Страна.UA», у меня нет к ней претензий. Я даже Гужве писал, когда Медведева позволила себе наезды на меня: успокойте свою фаворитку. У меня к сайту претензий нет.

А потом начались ненормальные вещи, нездоровые вещи. «Страна.UA» вдруг внезапно начинает подсвечивать всякие мерзости против меня, начинает заниматься именно мерзкими вещами, которые ниже дна, ниже плинтуса. Ты что думаешь, я Гужве не написал? Я написал «я что-то не понял», задал вопрос, что случилось, на который ответа не последовало. В качестве ответа мне вечером они выдали всю грязь.

- Он что, тебе не отвечал ничего, когда ты ему писал?

— Нет, я задал ему один вопрос в личку, в стиле «а что происходит?». Он не ответил, вечером они выдали кучу грязи, получили отписку читателей, получили кучу проклятий и оскорблений от сотен тысяч людей. Теперь утираются, теперь надо срочно спасать репутацию. «Нас санкциями преследуют…» Дураки, может быть, в это и поверят.

Даже нацики не заступятся. Шарий предположил, о чем сейчас думает Аваков
Даже нацики не заступятся. Шарий предположил, о чем сейчас думает Аваков
© avakov.com

- Ты ведь лично, уже будучи в эмиграции, встречался с Гужвой где-то в Европе? Вроде в Вене, где он живет, нет? Какие у вас до конфликта были отношения?

— Прекрасные. Ты пойми, у меня никогда не было претензий ни к Гужве, ни к коллективу «Страны.UA», у меня была претензия к нездоровой дикторше с их Youtube-канала, которая много на себя взяла. Но ввиду ее, по всей видимости, очень тесных отношениях с Гужвой он не мог ей указать на ее реальное место.

- Какие у тебя сейчас отношения с Андреем Портновым и с Еленой Лукаш? У вас вроде бы были не очень хорошие отношения, хотя до этого были хорошие. Сейчас ваши отношения восстановились, они нейтральные, вы друг друга не трогаете, у вас пакт о ненападении? Они как-то причастны к твоему конфликту с Гужвой?

— Напасть на меня попыталась Елена Лукаш. Для нее это закончилось плачевно. После этого ее вообще не вижу нигде. Второй товарищ — нет, у меня с ним нет никаких отношений.

По поводу того, что он может участвовать в этом всем, — вполне может участвовать, не знаю, не берусь утверждать. Конечно же, он может в этом участвовать. Эксперты, которые писали заключение по моей государственной измене — двое из них, — это люди, которые тесно сотрудничали по моей информации с этим человеком.

А один из них написал ему заключение, что он на миллион с чем-то понес моральных страданий из-за чего-то там. В украинских судах невозможно получить такую компенсацию на миллионы, нереально, полторы тысячи гривен тебе присудят, даже когда тебя обвиняют в том, что ты ребенка съел, предварительно изнасиловав.

И эти же эксперты отработали по мне, написали свою чушь по поводу государственной измены. Ну, конечно, это совпадение, как и множество других всяких совпадений. Не хочу это опять поднимать, просто говорю — я не знаю, участвуют или нет. Вполне может быть, что да.

- Ты уже живешь на Западе лет десять. И при Януковиче, и при Порошенко неоднократно предпринимались попытки сделать так, чтобы тебя лишили убежища и вообще выдали тебя на Украину. После этих всех санкций, которые против тебя ввели, ты не боишься, что Зеленский сейчас может обратиться в какие-то соответствующе органы Евросоюза или страны, в которой ты пребываешь, с просьбой лишить тебя, во-первых, политического убежища, а во-вторых, просто-напросто передать тебя через Интерпол украинским властям?

— Вообще чего-либо бояться и опасаться — это нормально. Я давно уже все понял по поводу Европейского Союза. Я давно уже все понял касательно этих всех двойных стандартов касательно всего. Я не строю себе никаких иллюзий. При этом я не совершил ни одного преступления нигде. Ни в Украине, ни на территории Европейского Союза. Поэтому, если Зеленский к кому-то обратится, а эти кто-то захотят что-то спросить у меня, я им скажу: «Идите нафиг!» Вот и все, как я могу на это отреагировать.

Зеленский может обратиться разве что к своим большим друзьям в некоторых маленьких странах. К счастью, эти маленькие страны не решают, не делают погоды в Евросоюзе. Есть все-таки европейские суды и европейская юстиция. Я не совершал никаких преступлений, а эти твари делают вид, что я совершал какие-то преступления. Ни одного преступления я нигде не совершал.

Они шлют регулярно документы в Европу о том, что я где-то там отмыл какие-то три миллиона, где-то еще что-то сделал. Понимаешь, это все просто выдумки, фантазии, потому что я не веду никакой финансовой деятельности в Украине.

Украина в финансовом плане не имеет ко мне никакого отношения. Ни ко мне, ни к моим деньгам, ни к тому, что я делаю. У меня нет там ни бизнеса, ни одна гривна оттуда ко мне не заходит, и от меня туда не идет.

Все, пусть отдыхают. Поэтому Зеленский может обращаться к кому угодно. Но, я же говорю, притом что я не строю иллюзий касательно этого абсолютно лицемерного дурацкого мира, я знаю, что есть вещи, которые все-таки здесь не проходят, такого нельзя. То есть обратиться по дружбе, чтобы выдали, — это невозможно.