Об этом Абзалов, президент Центра стратегических коммуникаций (Россия), рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Дмитрий, на ваш взгляд, как изменится внешняя политика США при президенте Джо Байдене?

— События, которые произошли в последнее время, говорят о том, что американские коллеги будут очень сильно ориентироваться на внутреннюю составляющую, во всяком случае, на первых порах. Ограничения на внешнюю политику наложит сам Байден, который не будет так часто перемещаться, как это требуется от президента США, в связи с состоянием здоровья, поэтому часть этого функционала возьмет на себя Госдеп.

Дмитрий Абзалов: кто он
Дмитрий Абзалов: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк
То есть в этой администрации политика Госдепартамента будет более значимой, чем в предыдущем. Исходя из новых назначений в Госдепе, интерес к постсоветскому пространству объективно будет увеличен.

С этой точки зрения произойдет активизация на Украине, в Белоруссии и в меньшей степени в Киргизии. С другой стороны, внутренние противоречия будут мешать это делать.

- Что это значит, например, для Украины, ведь у самого Байдена большой бэкграунд в украинских делах? Это и дело «Бурисмы», и тайные переговоры с Порошенко.

— Байден активизирует свою кампанию в направлении Украины. Понятно, что для Зеленского это будет плохой новостью. Порошенко может активизировать протестные акции.

Другое дело, что сейчас любые протестные акции на Украине ассоциируются с протестными акциями в США. Грубо говоря, если бы не было штурма Капитолия, это означало бы приход Порошенко к власти. Теперь ему станет намного сложнее прийти к власти через акции протеста. Все будут проводить аналогию с Капитолием, узнавать, насколько население Украины имеет право на военный протест.

Американский раскол. Что будет с США после штурма Капитолия
Американский раскол. Что будет с США после штурма Капитолия
© REUTERS, Leah Millis
Для Порошенко было бы намного лучше, если бы ситуация разворачивалась без Капитолия, тогда бы он спокойно додавил Зеленского. Тем более что экономическая ситуация очень сложная, финансирование не было предоставлено.

Порошенко ввиду того, что нельзя будет провести прямой военный переворот, сосредоточится на постепенном выдавливании позиции Зеленского. Зеленский, в свою очередь, будет пытаться искать внешнюю составляющую. Будет показывать, что готов работать с американской администрацией по разным направлениям, и чем хуже будет ситуация на Украине, тем больше будет это подчеркивать.

Визит Санду, приветствия и разговоры на украинском были представлены как большая геополитическая победа, необходимая Зеленскому, чтобы показать, что его терять не надо. Чем больше будет ухудшаться ситуация, тем больше он будет устраивать подобные проекты и благополучно закапывать свой юго-восточный электорат. Повторением Порошенко он не станет, но будет пытаться перехватить какую-то повестку. Это факт.

Соответственно, политика Байдена на восточном направлении будет активизирована прежде всего на украинском направлении, Молдове и в Белоруссии. Встреча Байдена и Тихановской очень вероятна, как и санкции в отношении Лукашенко. По карабахскому конфликту позиция Байдена скорее проармянская. С этой точки зрения ситуация на этом направлении грозит обострением.

- Что будет означать возможная встреча Байдена и Тихановской? Сделает ли новый президент США на нее ставку в белорусском вопросе?

— Байден сделает ставку на поддержку оппозиции, санкционный режим будет усилен. То, что хотел сделать господин Лукашенко, то есть подружиться с США, станет очень маловероятным. Заодно мы узнаем, кто друг, кто партнер, а кто союзник. Напоминаю, что перед уходом Трампа Лукашенко форсировал назначение посла США. Сейчас стабилизировать отношения с США будет крайне сложно, а санкционное давление усилится.

Неожиданный ход: зачем Байден назначает директором ЦРУ бывшего посла в России и противника членства Украины в НАТО
Неожиданный ход: зачем Байден назначает директором ЦРУ бывшего посла в России и противника членства Украины в НАТО
© РИА Новости, Виталий Белоусов / Перейти в фотобанк
Это может подтолкнуть Белоруссию к более серьезной интеграции с Российской Федерацией и, что важнее, к реформам.

Лукашенко, как мы уже говорили, пересидеть не удастся. Поэтому ему придется складывать в чемодан свое представление о многовекторной политике, потому что векторов не осталось, и принимать стратегические решения в долгосрочной перспективе. То есть проводить реформы, расширять парламентское поле и перестать сидеть на двух стульях, потому что второго стула уже нет.

- На пост главы ЦРУ прочат экс-посла в России Уильяма Бернса. Что это будет означать для нашей страны, усилит ли ЦРУ свою подрывную деятельность против России?

— Бернс руководил Фондом Карнеги, который занимался санкциями. Он считается специалистом по теневым операциям, его приоритет — это энергоносители, помимо прочего. Поэтому с этой точки зрения нормализация отношений с Москвой не ожидается.

Вряд ли речь идет о первом сроке президентства Обамы, когда была попытка стабилизировать отношения, скорее о конце его срока, поэтому нас ожидает противостояние.

Союз восточноевропейских «тигров»: Санду в гостях у Зеленского
Союз восточноевропейских «тигров»: Санду в гостях у Зеленского
© пресс-служба президента Украины
Единственное, что некоторое ослабление этого направления будет обусловлено внутриполитической повесткой США. То есть им будет немного не до этого. Тем не менее американцы будут вести более активную игру на постсоветском пространстве.

Трамп осуществлял эти действия, но они были точечными. Его интерес к постсоветскому пространству был очень узкий. Единственное, что его интересовало, была Украина, и то для того, чтобы давить на Байдена, и возможность остановить «Северный поток – 2».

У Байдена интересы относительно нашей сферы более серьезные. Он будет пытаться окончательно решить вопрос с Украиной, оторвать Молдову, Белоруссию, действия на западном контуре будут происходить более интенсивно.

- При Трампе усилилась конфронтация США с Китаем и Европейским союзом. Как будет действовать администрация Байдена на этих направлениях?

— Байден попытается стабилизировать отношения с Германией, потому что там в этом году произойдет смена власти. То есть Германия, Франция и в меньшей степени Великобритания станут основными треками внешней политики Байдена. В результате пострадает восточноевропейский вектор, где есть проблемы с правами человека. Сомневаюсь, что Трамп будет рад взаимодействию с Дудой, испытывая давление со стороны левых.

Что касается Поднебесной, то есть единая консолидированная позиция по Китаю относительно давления на него. Байден, напомню, объявил, что в его каденцию основным противником США будем мы, а основным конкурентом — Китай.

Последнее прости от Трампа или первый привет от Байдена? Киев попал в Blacklist
Последнее прости от Трампа или первый привет от Байдена? Киев попал в Blacklist
© РИА Новости, Алексей Агарышев / Перейти в фотобанк
Сейчас на фоне американских протестов демократам придется кидать кости республиканцам, в роли этих костей может быть Китай, потому что по вопросу Китая есть консенсус между демократами и республиканцами.

Жесткая внешняя политика в отношении Поднебесной, по вопросу соблюдения прав человека в Гонконге, может стать позицией, которая объединит партии.

США не будут действовать напористо путем таможенных ограничений, а будут вводить ограничения, возможно обусловленные нарушением свободы слова и прав человека.

То есть будут бить по Китаю, но по другим направлениям. В целом отношение к Китаю не поменяется, мягче будет риторика, а политика в какой-то степени ужесточится. Но при этом экономическое взаимодействие может восстановиться.

Байден будет мягче к Китаю, но с учетом того, что произошло в Капитолии, в полном объеме мягкость ему проявить не удастся. Есть подозрение, что на первых этапах Байден будет пытаться сохранять жесткую риторику в отношении Китая, чтобы не подставляться политическим оппонентам, которые могут его обвинить в предательстве.

Спустя полгода какие-то смягчения произойдут, но ближе к выборам риторика опять ужесточится. Вернуться к отношениям времен раннего Обамы Поднебесной не удастся.