Об этом Искандарян, директор Института Кавказа (Ереван), рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Вечером 9 ноября после полутора месяцев ожесточенных боев в Нагорном Карабахе Баку и Ереван при посредничестве России договорились о полном прекращении боевых действий.

- Александр Максович, спустя две недели после подписания мирного соглашения лидерами России, Азербайджана и Армении, остановившего войну в регионе, что вызывает наибольшие опасения в связи с ситуацией в Нагорном Карабахе?

— Процесс еще не завершен. Будут выводиться войска из Карабаджарского района (Кельбаджар по-азербайджански, Карабаджар по-армянски), из некоторых южных районов этот вывод уже произошел, из Лачинского района вывод будет 1 декабря. То есть идет процесс вывода армянских жителей и армянских институций из районов, которые по соглашению останутся в Азербайджане.

Земля и камни: в Нагорном Карабахе возникли новые проблемы
Земля и камни: в Нагорном Карабахе возникли новые проблемы
© РИА Новости, Максим Блинов / Перейти в фотобанк
Беспокойство вызывает точное определение границ, потому что русские миротворцы прибывают, но не находятся в каждой деревне. Явочным порядком азербайджанцы пытаются какие-то деревни, поля и сады взять под свой контроль.

Кроме того, довольно много проблем связано с беженцами, которые находятся в Армении. Беженцев из Карабаха примерно под 100 тысяч. Существенной части из них возвращаться некуда. Регионы, из которых они родом, находятся под оккупацией Азербайджана.

Кроме того, есть проблема передачи военнопленных. Большие беспокойства существуют по поводу тех, кто оказался в плену или в заложниках. Правозащитники обращают внимание на то, что поступают с людьми, оказавшимися в плену, иногда совершенно чудовищным образом, включая мирных жителей и стариков. Так что это весь комплекс проблем, который связан с тем, что процесс не завершен.

- Анкара настойчиво добивается присутствия своих миротворцев в зоне конфликта. К чему может привести наличие турецких военных в регионе?

— Представить себе турецких военных, которые будут миротворцами в той войне, в которой Турция воевала на стороне Азербайджана…

НКР воевала с Азербайджаном при прямой и откровенной поддержке Турции, которая была от самолетов F-16 до беспилотников, от планирования операций до как минимум сирийских наемников. Я говорю как минимум, потому что не исключено, что там были и турецкие военнослужащие. Планирование операций, скорее всего, проводилось турецким генералитетом и так далее.

Представить себе, что после всего этого турецкая армия будет там в качестве миротворца, невозможно.

- Сейчас идут отставки в высших эшелонах власти Армении, в том числе и среди командного состава Вооруженных сил, например, в отставку ушел замглавы Минобороны Габриел Балаян. В какой мере на руководстве республики лежит ответственность за военное поражение в Карабахе?

— Это не моя работа отвечать, кто прав, кто виноват, я аналитик. Власть в силу того, что она власть, несет ответственность. После любой войны это так воспринимается и обществом, и самой властью.

В значительной степени в обществе распространено мнение, что представители власти ответственны за то, что война пошла таким образом. Те увольнения, которые идут сейчас во многих сферах государственного управления, — естественная вещь. После проигранной войны чиновников отправляют в отставку.

- А каковы политические перспективы самого Никола Пашиняна, учитывая внутренний кризис в республике?

Гюльнара Мамедзаде: В Нагорном Карабахе нет религиозного конфликта
Гюльнара Мамедзаде: В Нагорном Карабахе нет религиозного конфликта
© РИА Новости, Владимир Трефилов
- Возможны разные варианты развития ситуации. Конечно, сейчас развивается дискурс ухода Пашиняна в отставку. Южный Кавказ видел ситуацию в начале 90-х с Эльчибеем (Абульфаз Гадиргулы оглы — второй президент Азербайджана. — Ред.), когда после неудачной для Азербайджана войны ему пришлось уйти в отставку. До него это пришлось сделать Аязу Муталибову.

С другой стороны, Саакашвили после поражения в 2008 году в войне с Россией остался президентом. Так что посмотрим, как будет развиваться ситуация.

- Какой теперь будет внешняя политика Еревана?

— Сейчас будет некоторая турбулентность. Когда установятся правила игры, будет более или менее понятно, каким образом внешние силы располагаются на Южном Кавказе, какую политику будут проводить, что будет в Армении с управляющим классом. Тогда будет вырабатываться политика на будущее.

Но я думаю, что основные направления внешней политики останутся: ориентация на Россию в сфере безопасности, ориентация на Европу и соседние страны. Все эти направления внешней политики будут продолжать работать.

- Как вы полагаете, навсегда ли потеряны эти территории? Будет ли Армения пытаться дипломатическим путем изменить статус Карабаха?

— Ничего никогда не бывает навсегда. Различные варианты развития событий я могу предположить. Например, в случае Азербайджана в 1994 году эти территории перешли под управление НКР. Но спустя 26 лет ситуация по поводу части этих территорий изменилась. Так что всякое может быть в будущем.