- Антон, верите ли вы в искренность намерений Лукашенко дать возможность внести изменения в Конституцию, которая бы ограничила президентскую власть?

— На правление Лукашенко я смотрю как на эдакую «диктатуру адекватности». Вот представьте, что вы делите жизненное пространство с алкоголиком — например, в браке состоите. При этом алкоголик не менее вас социализирован, и общие знакомые закрывают на этот факт глаза (оно и понятно. В их обществе он… ну, как Михаил Ефремов в компании друзей — свой в доску рубаха-парень Миша).

Александр Морунов: Главная причина недовольства белорусов — отсутствие обратной связи с властью
Александр Морунов: Главная причина недовольства белорусов — отсутствие обратной связи с властью
© Facebook, Александр Морунов

А вам в этом всем жить. Воленс-ноленс, вы начинаете его строить. Иногда словами, а иногда и люлей можете выписать. И даже придалбываетесь к нему вы уже не только по делу, но и в ситуациях, которые можно было бы вполне проигнорировать. Ибо уже привычка. Вот и получается, что в глазах этого несчастного алкаша вы уже тиран. Оставить бы его в покое, так ведь жалко — сдохнет же. И все мучительно для всех. И безысходно.

Вот примерно в таких отношениях с белорусским обществом и пребывает Александр Григорьевич Лукашенко. Постсоветское общество — оно в принципе как алкоголик. Ленивое, амбициозное, не знающее, как дружить с реальностью, а потому и неспособное трезво оценивать свои силы и возможности.

Так вот, Лукашенко, пытаясь удержать страну в состоянии этой самой «тирании адекватности», вполне искренне готов пожертвовать частью полномочий. Вот только бесполезное это дело — все равно ему придется их брать на себя. Больше уже некому. Не доверять же алкашу общие финансы, расчёты за коммуналку или даже уборку.

- Надо ли возвращаться к Конституции, которая действовала до 1994 года?

— Все это ничего не меняет. У нас вообще бытует мнение, что перераспределение полномочий что-то меняет. На самом же деле, не от полномочий Лукашенко белорусы устали, и даже не от Лукашенко. Они устали от порядка. От «самого чистого места на глобусе», от жестких ментов, в конце концов.

А менты хоть при старой, хоть при новой Конституции — такие, какие есть. Ибо лицо народа, его срез. 

- Какой должна быть Белоруссия: парламентской, парламентско-президентской или президентско-парламентской республикой? Кто назначает премьера и формирует правительство? Коалиция партий?

— Совершенно, опять же, не важно. Не в системе суть, а в ее наполнении. Ватикан, например, такое же теократическое государство, как Иран. Но в Ватикане не вешают за адюльтер и даже за гомосексуальные отношения наказывают не сильно.

- Что должно быть прописано по поводу Союзного государства, ОДКБ и русского языка? Надо ли менять государственный флаг и герб, например, на БЧБ и Погоню?

— Союзное государство, увы, пока не имеет под собой базы. Уж слишком сильно отличаются его субъекты в хозяйственном плане. Получается, что для одних оно становится способом наполнить бюджет за счёт братских партнеров, а для других — способ удовлетворения интересов местных хищников к экономической экспансии. То есть тут работы — непочатый край, если, конечно, мы хотим, чтобы волки с овцами были сыты и целы.

Сергей Лущ: В идеале Беларусь должна стать парламентской республикой, но власть будет сопротивляться
Сергей Лущ: В идеале Беларусь должна стать парламентской республикой, но власть будет сопротивляться
© из личного архива Сергея Луща

Хотя, разумеется, это нужно обеим сторонам. И Белоруссии, чтобы удерживать себя от вовлечения в орбиту Польши-Литвы, и РФ, власти которой необходимо ежесекундно доказывать олигархии отсутствие знака равенства между национальными интересами и их частными, и приоритета первых.

А уж под каким флагом и гербом это будет происходить — дело десятое.