Политолог Денисов сказал, почему нужно снять розовые очки в отношении будущего ДНР/ЛНР
Политолог Денисов сказал, почему нужно снять розовые очки в отношении будущего ДНР/ЛНР
© РИА Новости, Владимир Трефилов
- Евгений Эдуардович, глава МИД России Сергей Лавров заявил, что он не думает, что при нынешнем украинском правительстве, как и при предыдущем президенте, будет достигнут какой-либо прогресс в выполнении Минских соглашений. Означает ли это, что РФ меняет свою политику в отношении донбасского конфликта?

— Для этого должна быть политика в отношении Донбасса. Пока это затяжное откладывание решения проблемы. И тут ключевой фактор времени.  То, что это ни к чему хорошему не привело в итоге, показала та реальность, которая есть сейчас: «Минск» не работает, перспектив договоренностей в рамках Минского процесса и Нормандского формата нет. Поэтому вывод будет один.

То, о чем заявил Сергей Лавров, об этом многие эксперты говорили и раньше, что никакой перспективы и никаких преимуществ для Донбасса в рамках Минских соглашений не будет. Единственное (мы здесь должны быть корректными), что Минские соглашения были попыткой уйти от горячей фазы войны. Но остальные вопросы (экономики и интеграции) не решались.

Спустя годы после подписания «Минска-2» Донбасс и Украина все дальше друг от друга. Тем более что в Донбассе уже родились и пошли в школу дети, которые не знают Украины. Но и отношения между Донбассом и Украиной сейчас практически прекращены, границы практически закрыты.

Минские соглашения. Справка
Минские соглашения. Справка
© РИА Новости, Виктор Толочко | Перейти в фотобанк

Я полагаю, что при таком подходе перспектив быть не может. То же участие в рабочей группе Кравчука я считаю ошибочным решением, потому что этот человек не в состоянии решать никаких вопросов, чтобы они были эффективными и были выходом для Донбасса.

Если мирный процесс будет продолжаться, то хотелось бы, чтобы он был не за счет Донбасса. Какие еще Донбасс должен предоставить аргументы, что он завоевал и заслужил свое право на самостоятельность?

- Принято считать, что официально Москва поддерживает Минские соглашения, но де-факто занимается интеграцией ДНР/ЛНР в состав РФ. Может ли такая тактика принести пользу и России, и Донбассу?

— Я считаю, что в любом случае должна быть политика. Да, есть рублевая зона, есть российские стандарты в образовании и медицине и российские паспорта есть уже у нескольких сотен тысяч человек, проживающих в ДНР/ЛНР, как раз-таки говорят о процессе интеграции. Но есть еще масса вопросов, которые требуют своего согласования и решения.

Прежде всего, это перспективы экономического развития в условиях санкций и создания благоприятных условий для развития промышленности. Я подчеркиваю, что даже в условиях войны Донбасс может не быть дотационным регионом и в состоянии решать эти вопросы самостоятельно. Для этого просто должна быть политическая воля и стратегия.

Что касается фактической интеграции, то здесь тоже вопрос двоякий. Помимо безопасности и благополучной жизни, для людей очень важна определенность: куда мы движемся? «Минск» заводит ситуацию в тупик, рождает неопределенность у людей, и проблема Донбасса на протяжении длительного времени не решается. А это все бьет по самим жителям Донбасса.

Реальность именно такова, нужно понимание вещей. Я понимаю, что есть дипломатические и политические процессы, но постоянно решать проблемы за счет жителей Донбасса не совсем правильно.

- Вы в своих интервью постоянно высказываете мысль, что Донбасс берут измором. Что конкретно вы имеете в виду?

— Вы такие вопросы задаете. Уже шесть лет нет ни войны, ни мира. Украина не собирается выполнять ни один из пунктов Минских соглашений. Все, что касается мирного процесса, все шаги Украина блокировала. Но ключевой вопрос заключается в том, что нет прямого диалога между Киевом и Донбассом, и его и не будет при нынешней украинской власти.

Как сокращалось экономическое взаимодействие Киева и Донбасса, так оно и сокращается. Дистанция между Украиной и Донбассом только увеличивается. Все больше людей уже не пересекают линию разграничения и не приезжают на Украину в силу многих причин, не только из-за сложностей или личной безопасности.

Жизнь берет свое, и с Украиной многие свою дальнейшую судьбу не связывают. Это мнение живущих по обе стороны. Я пытаюсь быть над ситуацией и оценить, почему это происходит.  Согласно Минским договоренностям, Донбасс — это часть Украины, как они считают. Но по факту это другая жизнь с другими стандартами для людей с другими паспортами. Для Украины это тоже не уникальная ситуация. Уже сотни тысяч граждан имеют румынские, венгерские и польские паспорта. Вопрос в том, чьих паспортов больше: на западе или в Донбассе? Это если говорить о перспективах Украины и мирного процесса.

Рудяков: Европа и США согласны, что Украина должна вести прямые переговоры с ДНР и ЛНР
Рудяков: Европа и США согласны, что Украина должна вести прямые переговоры с ДНР и ЛНР
© РИА Новости, Нина Зотина
Людей берут измором, потому что создаются такие условия жизни, что люди вне закона, в условиях блокады. Нужны серьезные решения, чтобы люди понимали, что помимо новых стандартов жизни у них будет больше свободы, больше безопасности и больше перспектив для себя и своих детей. Если говорить о перемирии, то я это в печатной форме говорить не буду. Поспрашивайте людей, которые живут в Донбассе, они ответят, что происходит на самом деле. А остальные пункты, если они не решались семь лет, будут они решаться сейчас?

- Что ждет Донбасс, если эти проблемы не будут решаться?

— Будет больше социально-экономических проблем, хоть их и пытаются решать. Я вообще не хотел бы просто так вопрос ставить. Потому что то, что должно было решаться быстро, и так решается достаточно долго. Зачем мы будем толочь воду в ступе?

Должно быть политическое решение Российской Федерации и Запада в том числе. Если «Минск» не выполняется (мы понимаем, при каких условиях и «Минск-1», и «Минск-2» были заключены), если Кравчук никакой конструктивной роли в этом вопросе не играет и играть не может, зачем мы задаем себе вопрос, сколько еще это будет длиться?

Если проблема не решается на территории, где люди как-то пытаются строить свое будущее, то это усилит проблему. Описывать я это не хочу. Мне есть, что сказать, я это оставлю за кадром. Должны быть довольно быстрые решения, потому что дальше это пойдет не на здоровье всем.

- Если Россия, например, признает ДНР/ЛНР, принесет ли это пользу республикам?

— Фактор признания имеет огромное символическое значение, но сейчас не это главное. Надо понимать, что ожидает Донбасс. Вопрос независимости — это повышение уровня субъектности. В ДНР/ЛНР живет несколько миллионов человек (а это две Словении, на минуточку), и судьба этих людей должна иметь большое значение для России.

Очевидно, что этот вопрос нужно решать. Эти люди умеют решать проблемы сами и ни у кого просить денег не будут. Они их сами заработают. Просто для этого необходимо создать условия. Это ключевое. Если заработает экономика в Донбассе, то это и уровень субъектности повысит, договороспособность повысит и даст возможность вести прямой диалог между Киевом и Донбассом.

Сейчас признание — это промежуточная история. Это уже не самоцель для Донбасса. Это раньше было крайне важно. Сейчас важно понимать, будут ли созданы условия для диалога, или же нет. Этот вопрос остается открытым.