- Кирилл, геополитические конкуренты России довольно успешно используют стратегию «мягкой силы» во внешней политике. А как бы вы оценили методы, которыми пользуется Россия для продвижения своих интересов в ближнем зарубежье?

— До 2014 года был метод финансового подкупа элит, предложений дешевого газа, строительство газопроводов, совместных предприятий. После 14-го ставка делается на медийную кампанию, информационное влияние, хакерские атаки, политические проекты.

- Если сравнить американские и российские методы soft power, кто действует более успешно и почему?

— США. Они с 90-х годов создавали общественные организации, действовали через медиаинформационные каналы, всякие радио свободы, голоса америки. У России на Украине подобных информационных ресурсов не было. Россотрудничество вообще неэффективно, просто отмывало деньги в отличие от американских фондов Сороса, которые работали с молодежью, общественными организациями и активистами. Они заходили снизу и в какой-то степени вырастили часть нынешней украинской элиты.

- Россия, к сожалению, потеряла Украину в качестве союзника. Где был допущен просчет?

— Вместо того чтобы работать с социальными группами, с молодежью и средним классом, Россия работала с политической элитой, которая была при власти, Кучмой, Ющенко и Януковичем, пытаясь заинтересовать путем личных выгод, кредитов, возможностью создания совместных предприятий.

Но не работали с массой, поэтому оба майдана носили, скорее, прозападный характер.

- Может ли Россия, используя ту же «мягкую силу», восстановить утраченные позиции на Украине?

— Это будет сложно сделать после Крыма и Донбасса. Есть поколение, которое будет воспринимать Россию как страну, которая забрала часть территории.

Поэтому я не исключаю, что в будущем это возможно, но в краткосрочной и среднесрочной перспективе это маловероятно.

Иван Никонов: Российская элита, увы, не до конца понимает нужность «мягкой силы»
Иван Никонов: Российская элита, увы, не до конца понимает нужность «мягкой силы»
© Facebook, Ivan Nikonov
Еще надо понимать, что это возможно только в том случае, если Украина окончательно отвернется от Запада, украинцам станет понятно, что Штаты использовали Украину, а НАТО и Европейский союз им никогда не светит, а максимум — это дешевая рабочая сила в Европе.

То есть если Запад полностью лишит Украину финансовой и геополитической помощи, тогда еще можно надеяться на восстановление российского влияния. Но опять-таки придется решать вопрос с украинскими олигархами, которые остаются прозападными.

- На ваш взгляд, в какой мере Россия использует «мягкую силу» в Белоруссии накануне президентских выборов? Учтен ли украинский опыт?

— По большому счету ее не используют. Опять-таки все эти годы лояльность Лукашенко поддерживалась путем дешевых цен на энергоносители и кредитов, постройки атомных станций и так далее, вместо того чтобы работать по линии Россотрудничества с какими-то молодежными движениями. Того же Виктора Бабарико сложно назвать пророссийским кандидатом.

Финансирование элит Казахстана и Белоруссии сокращается, но новые методы не применяются.

- США активно используют сеть некоммерческих организаций по всему миру. Достаточна ли она эффективна для продвижения государственных интересов за рубежом?

— Да, достаточно эффективна. Она опирается на фонды Сороса и выполняет функцию пропаганды Западного мира, начиная от студенческих движений и молодежных организаций. Постоянно проводятся какие-то форумы, мероприятия, курсы. С молодого возраста промывают мозги активным общественным группам, которые впоследствии устраивают бархатные революции, майданы. Все это делается по методичке, которую написал Джин Шарп.