- Александр Максович, накануне премьер-министр Армении Никол Пашинян назвал ситуацию с коронавирусом в Армении критической. Что побудило его сделать такое заявление, ведь раньше казалось, что республика выходит из пика заболеваемости?

— Катастрофическая ситуация — это эмоциональное выражение. Армения чуть-чуть лучше среднемирового уровня. Конечно, она не дошла до уровня «чемпионов», стран которые особенно сильно страдают от коронавируса, как Великобритания, Бельгия. США.

Хотя по региональным меркам ситуация серьезная. Главное, что наблюдается рост количества людей, у которых находят вирус среди тестируемых. На сегодняшний день было обнаружено почти 700 человек. Наблюдается и рост смертей — если раньше было до 10 смертей в день, то сейчас между 15 и 20.

Политолог Искандарян о пандемии: Мир будет меняться, а Кавказ — нет
Политолог Искандарян о пандемии: Мир будет меняться, а Кавказ — нет
© Sputnik /Asatur Yesayants
То есть ситуация серьезная, до пика мы еще не дошли, вирус продолжает распространяться. Понятно, результатом чего это является. С 4 мая началось послабление чрезвычайной ситуации, и через две недели начался рост заболеваемости.

Сейчас начался рост спустя две недели после того, как был открыт транспорт. Конечно, людей призывают, чтобы они были в масках и стояли далеко друг от друга, но в переполненных автобусах это иногда бывает невозможно.

То есть ситуация достаточно серьезная, причиной ее может быть недостаточная институционализированность, то есть то, что государственный аппарат работает недостаточно слаженно, в принятии решений может быть некоторая хаотичность.

В общем, тревога понятна, медицинская система пока еще справляется с ситуацией, которая есть сейчас. От коронавируса вылечились более семи тысяч человек, а это много. Напомню, что в Армении около трех миллионов населения.

На серьезность этих проблем реагируют власти. Повторюсь, так ситуация обстоит на региональном уровне, ничего общего Армения с Бельгией по степени опасности не имеет.

- На ваш взгляд, усилил ли Пашинян свои позиции во время эпидемии, пользуется ли еще он доверием общества?

— Социологических опросов в это время не было, а если были, то закрытые, или такие, которым я не вполне склонен доверять. Скажем, методология соцопросов, которые проводятся в «Фейсбуке», вызывает, с моей точки зрения, нарекания. В целом, конечно, популярность падает. Реакция на коронавирус отражается на рейтинге властей.

Власти входили в эту ситуацию в начале года с достаточно высоким постреволюционным рейтингом. Мне трудно сказать, до какой степени это дошло. Мне кажется, что ситуация с рейтингом будет тяжелой, особенно когда Армения выйдет из коронавирусного кризиса и должна будет справляться с экономическим кризисом, который непременно возникнет.

Это может быть одной из причин того, почему нервничают власть предержащие, потому что, повторюсь, рейтинг падает и будет продолжать падать.

- А если он упадет до критической отметки, возможна ли очередная «бархатная» революция, подобная той, в результате которой сам Пашинян оказался во главе государства?

— Я не думаю, что он может быстро упасть до таких критических отметок. Тут теоретически возможны разные варианты развития событий. То есть если меня спросят, возможна ли в стране N резкая смена власти, я отвечу, что да, возможна. Но сейчас речь об этом не идет.

- Некоторые азербайджанские эксперты не исключают военного решения конфликта в Нагорном Карабахе? На ваш взгляд, может ли Азербайджан приступить к силовой операции?

— Азербайджанские эксперты не отрицают силовой вариант уже 30 лет. Весь процесс, который идет в регионе с начала 90-х, показывает, что по-настоящему силового варианта решения карабахской проблемы нет.

Политолог Искандарян об ударе, который нанес коронавирус по экономикам стран Кавказа
Политолог Искандарян об ударе, который нанес коронавирус по экономикам стран Кавказа
© Sputnik /Asatur Yesayants | Перейти в фотобанк
Если бы это было не так, то это давно бы случилось без всякого коронавируса. Коронавирус есть в Армении и Азербайджане. Но в Азербайджане немного другая структура цензуры, а в Армении многие цифры скрывать невозможно.

Кроме того, я не думаю, что можно решить карабахскую проблему военным путем. Какие-нибудь эксцессы, стрельба на линии соприкосновения, причем это может быть как граница Нагорно-Карабахской республики с Азербайджаном, так и граница Армении с Азербайджаном, происходили и происходят. Но представить широкомасштабную войну я не могу.

- Каким вы видите будущее Нагорного Карабаха? Возможно ли там окончательное прекращение кровопролития?

— У нас есть примеры такого рода конфликтов, когда согласия между сторонами нет, а при этом стрельбы тоже нет. Например, Тайвань. В принципе можно прийти к этому. Но на сегодняшний день боюсь, рад был бы ошибиться, что, как я исключаю широкомасштабную войну или она мне кажется маловероятной, также мне кажется маловероятным и урегулирование конфликта мирным путем.

Ситуация со стрельбой, насилием, эксцессами на границе, к сожалению, я боюсь, что в среднесрочной перспективе будет такой же, как и сейчас.