- Владимир, насколько серьёзно влияет на криминальную ситуацию в украинском обществе наличие нескольких десятков тысяч ветеранов АТО?

— Ответить на этот вопрос достаточно просто — влияет так же, как и в России, в приграничных с Донбассом районах, так же, как и на самих неконтролируемых Киевом территориях. Степень вовлеченности в криминалитет людей, прошедших боевые действия, везде примерно одинаков.

Да, нельзя отрицать, что наличие в обществе таких людей — это очень серьезная проблема. Но она характерна для всех государств, находящихся или выходящих из состояния войны. Напомню, что перед Советским Союзом стояла такая же проблема после окончания Второй мировой войны, когда нужно было социализировать, приспособить к мирной жизни сотни тысяч солдат, людей с деформированной ужасами войны психикой.

И отнюдь не всегда это удавалось сделать, по статистике, огромное количество вернувшихся с войны солдат и офицеров с боевыми наградами после были вовлечены в криминал и закончили свои дни в лагерях.  

Идеологи убийц из «Правого сектора». Кто на самом деле виновен в расстреле сына бизнесмена в Киеве
Идеологи убийц из «Правого сектора». Кто на самом деле виновен в расстреле сына бизнесмена в Киеве
© Facebook, Юрий Бутусов

Поэтому в сегодняшней Украине ситуация аналогичная, здесь нет политики, это последствия войны. Уверен, что с подобными проблемами сталкивается и Россия, и из-за событий в Донбассе прежде всего, просто там информации об этом меньше, да и масштабы стран несопоставимы.  

- В чем политическое значение наличия на Украине нескольких десятков тысяч человек, обученных и мотивированных убивать своих соотечественников за то, что они не согласны с политическим руководством страны? Насколько партии могут использовать таких людей в политической борьбе?

— Увы, такие риски существуют всегда. Но системной проблемы я здесь не вижу. То, что люди, прошедшие «горячие точки» по собственной инициативе, скажем так, часто заявляют о своих политических воззрениях. России, в частности, это хорошо известно на примере Стрелкова.

Поэтому проблема такая есть, ее не стоит недооценивать, но и придавать ей некий системный характер я бы не стал.

- Какие государственные структуры работают с ветеранами АТО, и насколько, как вы считаете, они эффективны?

— Функционально за это отвечает Министерство по делам ветеранов. Сейчас в процессе реорганизации объединили несколько ведомств, которые в той или иной степени также занимались этими вопросами.

Сложность состоит в том, что данная структура была создана только в конце 2018 года, а бюджет был выделен лишь на этот, 2019-й, год. Поэтому пока говорить об эффективной работе преждевременно.

Но в то же время стоит отметить, что нынешний министр по делам ветеранов пани Коляда пользуется большим авторитетом среди ветеранов АТО, поскольку до этого была волонтером, что позволяет ей сейчас достаточно активно работать.

Сейчас ее главная задача — построение самой структуры министерства, а кроме этого не стоит забывать и о достаточно скромном финансировании и недостатке ресурсов для решения проблем ветеранов.  

Нацполиция Украины: преступность усилилась, коррупция расцвела
Нацполиция Украины: преступность усилилась, коррупция расцвела
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

На самом деле делается немало, чтобы помочь прошедшим войну вернуться в нормальную жизнь. Кроме усилий государственных ведомств есть еще ряд международных программ от наших западных партнеров, которые направлены на социализацию, лечение и психологическую реабилитацию ветеранов АТО, а кроме этого продолжают работать целый ряд волонтерских организаций и сообществ самих участников боевых действий.

Однако масштаб проблем гораздо больше, чем сейчас способна решить Украина. Даже Советскому Союзу в свое время не удалось полностью решить проблему афганского синдрома, что вылилось в криминальную революцию 90-х годов.  

- Как в дальнейшем Украина должна справляться с проблемой наличия людей, прошедших АТО?

— Еще раз повторю: поствоенный синдром — это не только украинская проблема, она не имеет государственной привязки, а возникает везде, где есть военные конфликты. Для Донбасса эта проблема представляет куда как большую головную боль. На неконтролируемых Украиной территориях, где есть ослабление государства, всегда есть криминалитет, связанный с боевиками.  

Украина, как я уже сказал, прикладывает много сил для нейтрализации негативных последствий войны в Донбассе, но уровень проблемы все же очень высок, и не все удается быстро наладить.

Адвокат Монтян: Отребье возвращается с АТО и начинает убивать, так и было задумано на Майдане
Адвокат Монтян: Отребье возвращается с АТО и начинает убивать, так и было задумано на Майдане
© Facebook/Таня Монтян

В данном направлении государственным структурам еще предстоит много работы, особенно что касается выполнения ранее принятого закона о выделении ветеранам АТО земельных участков. В этом аспекте еще много нерешенного, закон этот пока выполняется не везде и не в полных масштабах. В земельной сфере традиционно много махинаций и всякого рода нарушений.  

Но главное, чем более активно и системно должно заниматься государство, — это комплекс психологической реабилитации ветеранов, целевой социальной работы с данной категорией граждан.

При этом не стоит забывать, что существует еще одна проблема, которая косвенно связана и с ветеранами АТО, и напрямую с военными действиями в Донбассе, — это нелегальный оборот оружия в Украине. А это, в свою очередь, дает питательную почву для криминала и приводит к таким инцидентам, которые случаются в наших городах.

Но еще раз повторю, государство работает, и понимание, что данную проблему нужно решать комплексно, у власти есть, вот только ресурсов не всегда хватает.