Немецкий эксперт Рар объяснил, что выиграет Украина от выполнения «Минска»
Немецкий эксперт Рар объяснил, что выиграет Украина от выполнения «Минска»
© РИА Новости, Нина Зотина | Перейти в фотобанк
- Олег, как вы считаете, способны ли эти протесты повлиять на решения властей в вопросе Донбасса, притом что уровень поддержки Зеленского в обществе — около 70%?

— Никаких принципиальных расхождений между теми, кто сейчас находится у власти, и теми, кто протестовал, сейчас нет. Есть политтехнологическая задача «сбивки» рейтинга Зеленского, которая отчасти сейчас решается.

Протест направлен на то, чтобы его рейтинг снижался. Наверное, в небольшой степени им это сделать удастся. Тем более что акция долговременная, она каждую неделю будет проходить. И обвинения Зеленского в том, что он хочет капитулировать, на часть населения подействуют.

Но проблема тут в том, что в целом и в обществе, и в политических элитах Украины господствует "партия войны".  Есть представления о том, что в 2014 году победа была близка, но ее не удалось достичь, а теперь Россия якобы за столько лет ослабела от санкций, а мы стали сильнее, и победы достичь возможно.

На Украине живут люди, чья психология сформировалась в то же советское время, и им свойственен культ победы. Мол, подойдя к Берлину, странно начинать переговоры о мире. Но та же самая логика оказалась направлена на свои же города, Донецк и Луганск.

Политически активная часть украинцев хочет видеть взятие Донбасса, и пока она там господствует, перемен не будет. В этом смысле нельзя ориентироваться на данные соцопросов, поскольку они отражают настроения пассивной части граждан, никакой политической роли она не играет.

Пока есть запрос на мир через победу в войне, достичь успехов в мирных переговорах просто невозможно. Если ты заявляешь о необходимости выполнить Минские соглашения, ты окажешься предателем, и даже Зеленский себе такого позволить не может.

Президенту позволено говорить о приверженности Минским соглашениям только потому, что именно к ним привязаны основные санкции против России. На это вообще основная надежда Киева, что Россия рухнет под тяжестью этих санкций.

- А зачем украинская сторона подписала «формулу Штайнмайера»?

— Я очень сомневаюсь, что "формула Штайнмайера" подписана для того, чтобы ее выполнять. Минские соглашения Украина выполнять не собирается, тот же Зеленский говорил об этом и во время избирательной кампании, и уже после подписания, когда повторил свои заявления о недопустимости выполнять политическую их часть.

Здесь мы имеем дело со старой формой украинского юридического мышления, когда подпись на бумажном договоре ничего не стоит, ни к чему не обязывается, а ставится она только в вынуждено. Слабак тот, кто пытается следовать положениям, которые в договоре прописаны.

Это еще казачья логика работает, когда серьезные обещания скреплялись крестоцелованием, а не подписью. Подпись — это что-то из иной культуры, например, взять в долг у еврейского ростовщика. Но ты не казак, если ты действительно будешь потом все отдавать.

Украина подписывала соглашения об ассоциации в твердой уверенности, что это нужно сейчас, из конкретных политических соображений, а мы не будем выполнять то, что нам не выгодно.

"Формула Штайнмайера" нужна только для того, чтобы выполнить условия внешнеполитических партнеров по реанимации «нормандского формата».

Если сейчас не будет сорван развод войск в двух населенных пунктах (хотя он вообще ничего не решает, это своего рода церемониальный балет), встреча состоится. А после начнется такое же саботирование «минского процесса», какое было и до этого.

- В протестах приняли участие и люди Петра Порошенко, и «Нацкорпус», и партия Святослава Вакарчука. Вы допускаете, что все эти силы выступят против Зеленского единым фронтом?

— Нет, у «Нацкорпуса» и Порошенко отношения никак не союзнические, каждый решает свои задачи. Несомненно, что к этим процессам стараются присоединиться многие оппозиционные силы, чтобы как-то обозначить свою активность при высоких рейтингах «Слуги народа» и нанести удар по президенту.

Воскресное вече против власти не переросло в полноценный Майдан. Но перспективы есть
Воскресное вече против власти не переросло в полноценный Майдан. Но перспективы есть
© REUTERS, Valentyn Ogirenko | Перейти в фотобанк
Участие «Нацкорпуса» в этих акциях и заявления «азовцев» о нежелании выполнять развод войск наталкивают на мысль о том, что Зеленский и стоящие за ним силы не смогли договориться с главой МВД Арсеном Аваковым, и он сейчас играет против подготовки встречи в «нормандском формате». Он сейчас придерживается иной позиции, чем президент.

- А чего именно хочет Аваков?

— Возможно, это торговая позиция. Он не прочь договориться. Какие конкретно у него запросы, мы вряд ли узнаем. Но очевидно, что формальный премьер-министр не смогли договориться с Аваковым.

- Есть такая версия, что Зеленский использует эту воинственную риторику исключительно для националистов, а на деле готов двигаться к выполнению договоренностей мелкими шагами. Насколько она правдоподобна?

— Она не очень правдоподобна, просто потому что непонятно, как можно двигаться «мелкими шагами» в сторону выполнения Минских соглашений. Там все шаги довольно крупные, их нужно либо предпринимать, либо не предпринимать.

Да, благодаря "формуле Штайнмайера" удалось уйти от прямых переговоров с руководством народных республик. Хотя эти переговоры требовались по Минским соглашениям.

Но формула и была для этого разработана, чтобы Киев смог уйти от этих переговоров и Порошенко выполнил данные им обещания не вступать в переговоры. Зеленский тоже говорил, что никаких переговоров быть не должно.

Зеленский еще обещал, что не будет никакой полной амнистии. Но амнистия может быть или полной, или никакой. А они говорят, что против всех, кто участвует в вооруженных силах или органах власти народных республик, Украина начнет следствие и будет решать, кого амнистировать, а кого нет. Это неприемлемое условие.

Свои и чужие: Мехти Логунов против людоедов
Свои и чужие: Мехти Логунов против людоедов
© Ирина Логунова
Также он выдвигает условие демилитаризации отдельных районов Донецкой и Луганской областей, как они называются на Украине, что без этого невозможно проводить выборы. Но этого условия нет ни в Минских соглашениях, ни в "формуле Штайнмайера".

Это условие абсурдно, но Киев продолжает выдвигать не менее абсурдные требования о выводе российских войск, или что на этих территориях вообще не должно быть военных.

Если мы представим такую фантастическую ситуацию, что вооруженные силы республик отойдут на территорию России и Россия их примет, на что она не имеет права, то территории республик будут за несколько часов подчинены украинской армии, и тогда ни о какой реализации Минских соглашений речь не идет.

Требовать компромисса на основании того, что твой противник полностью сложит оружие и куда-то уйдет — это совершенно абсурдное и невыполнимое требование. Подход этот регулярно заявляем, и я не могу представить, что после всех этих заявлений официальный Киев пойдет на выполнение всех этих требований.

На Украине сейчас не сложились ни общественные, ни политические условия, которые потребовали бы выполнения Минских соглашений.