- Владимир, вы в курсе, что СБУ объявила вас в розыск? Не боитесь быть обнаруженным? Получается, что вы — журналист-нелегал в стране, которую Запад считает демократической и президент которой говорит о «невиданной свободе слова».

— Да, я все знаю, в интернете увидел. И я таки нелегал поневоле. Уверен: это связано с тем, что, подлечившись в больнице, я опять начал работать. Как журналист, который видит, что происходит в моей стране, и понимающий, что виноват во всем преступный и неукраинский по сути режим  Петра Порошенко, который до сих пор числится президентом и хочет попробоваться еще на 5 лет. Он, наверное, увидел что-то из написанного мной, или кто-то из его «шестерок» донес, что глава СБУ (Служба безопасности Украины. — Ред.) Васька Грицак «мышей не ловит», и я до сих пор живой и на свободе. Вот Порошенко и вспылил, а в СБУ не нашли ничего другого, как объявить меня в розыск с обязательным арестом при обнаружении. Желаю им в этом успеха, которого у них, ясное дело, не будет. Это языком «врагов народа» делать легко, а вот доказать это или даже находить их — это другое дело, не для бывших пэтэушников в погонах и пришедших в Службу безопасности с Майдана после поверхностной американской выучки.

Но такая уж в Украине «демократия» и такая свобода слова, освященные на Западе: когда у них, у режима, у эсбэушников и их кураторов, закончатся «враги», им нечем будет заниматься. И не на чем мобилизовать своих дебильных профессиональных патриотов, которые за любовь к Украине получают зарплату. В этом тоже трагедия Украины.

- Кстати, что скажете о ситуации со свободой слова при президенте Порошенко?

— Свобода слова в Украине есть, но своеобразная, жестко выборочная и жестко заданная. Говорить можно все что угодно, но, во-первых, сложно найти, где это можно сделать достоянием широкой общественности. Свобода слова есть, а вот свободы СМИ нет. Все медиа перекуплены лояльными олигархами или властью и поставлены под жесткий контроль. Во-вторых, критиковать можно всё и всех, включая президента, стремящегося к статусу «неприкасаемой коровы».

Репрессии режима: СБУ объявила в розыск журналиста Владимира Скачко
Репрессии режима: СБУ объявила в розыск журналиста Владимира Скачко
© https://vesti-ukr.com/

Но ни словом нельзя говорить о главном — что во всех бедах Украины и ее народа виноват Майдан-2014, под который замаскировали жесткий и кровавый госпереворот. И о том, что Украина сегодня живет не для себя. А по заказам тех внешних кураторов, которые заплатили за переворот и назначили нынешнюю власть, проведя их через якобы «демократические выборы». И президентские, и парламентские. Во власть в знак благодарности были назначены все «герои Майдана». По квотам их определили во все партии, во все парламентские фракции и в Кабинет министров. Вот об этом говорить нельзя. А я говорил. И Олесь Бузина говорил. Вот мы и попали в разряд «врагов». Вот потому-то и эти выборы — это выбор без выбора. Практически ни один из кандидатов в президенты не предлагал повестку дня, реально альтернативную майданной. Да, как говорится, строили глазки протестному электорату. Но только для того, чтобы по старой привычке обмануть и «кинуть».

- Проявляют ли ваши коллеги-журналисты солидарность? Убийства Олеся Бузины, Павла Шеремета, истории с преследуемыми властью Русланом Коцабой, Василием Муравицким, Кириллом Вышинским, Павлом Волковым, Дмитрием Васильцом и многими другими – все это показало расстановку сил в украинском медиасообществе. Как оно выглядит?

— Указанные вами журналисты — это жертвы «нечуванной свободы слова» от Порошенко и его верных дурацких порохоботов. А все остальные журналисты в Украине сегодня делятся на три неравнозначные группы. Первые — «элита Майдана», состоящая из прозападных грантоедов, которых давно и тщательно, щедро и разнообразно готовили как агентов влияния. Они подготовили общественное мнение к Майдану и его мерзостям, объявив их либо «издержками демократии», либо следствием режима свергнутого президента Януковича. Эти грантоеды и задают сегодня тон в оправдании всех зверств этого режима. Иное для них — это все равно что высечь самих себя и признать, что все зло — в Майдане. Для них это как явка с повинной и отказ от щедрой проплаты, на которую они шикарно живут, покупают дорогие машины и элитную недвижимость. Эти первые сами кричат и от других требуют кричать «ату!» в адрес таких, как я. 

Вы должны помнить, что одно из таких грантоедческих образований под название «Стоп цензуре!» еще 24 февраля 2014 года, то есть через два дня после госпереворта и до того, как режим объявил чистки неугодных, публично призвали объявить «персонами нон-грата в информационном пространстве» всех, кто критиковал Майдан. Олеся Бузину из этого списка убили, многие уехали, а теперь вот добрались и до меня. Но Запад не заметил такую «борьбу с цензурой» своих выучеников. И не заметит. Они повязаны кровью Майдана.

Вторая группа журналистов — это проплаченные менеджеры в СМИ, которые служением и лояльностью только хотят пробраться в элиту и дорваться к кормушке и соску. Эти первыми кричат и всех осуждают, если за это платят деньги или дарят преференции.

Владимир Скачко: Меня хотели грохнуть прямо в больничке
Владимир Скачко: Меня хотели грохнуть прямо в больничке
© РИА Новости,

Третья группа — это бесправные, низкооплачиваемые рядовые информационной войны и пропаганды «демократических ценностей Майдана». Они вынуждены работать в заданной начальниками парадигме. Потому что им нужно работать, кормить семьи, платить за жилье и т. д. Несчастные, в принципе, люди. Но они тоже, как говорится, «осуждают, не читая» любого, на кого укажут.

И есть небольшая часть журналистов, которые еще сохраняют верность журналистике и ее предназначению. Они еще борются, как некие романтичные Дон Кихоты свободы слова. Но все чаще и чаще они вынуждены работать уже как правозащитники, а не чистые журналисты. Они защищают в Украине правдолюбцев, исчезающих как класс.

С этим разделом журналистов журналистика — как цепной пес демократии, четвертая власть и аудитор власти от имени общества — в Украине неотвратимо умирает. Официозная, провластная журналистика осуждает критиков режима. Многим стыдно, конечно. Но они как ежики, которые не по своей воле питаются кактусами: им больно, они плачут, но продолжают жрать.

- Команда Порошенко предпринимает судорожные усилия для того, чтобы переломить ситуацию. Сам Порошенко убеждает народ в том, что он «русскоязычный человек», что он извлек уроки из результатов первого тура и теперь изменится. Удастся ли ему убедить избирателей?

— Порошенко подло, цинично и лицемерно давит на жалость и врёт. Во всем. От первого до последнего слова. В надежде, что ему удастся вызвать слезу и сочувствие: мол, он всё понял и таки будет другим, к тому же он уже типа наворовался и притормозит грабить страну, а вот Зеленский только войдет во вкус. Все это нужно Порошенко, чтобы создать некий флер, информационную ширму, за которой он хочет спрятать широкомасштабные фальсификации народного волеизъявления и манипуляции с подсчётом голосов. Они будут более широкие, изощренные, наглые, бесстыдные и повсеместные, потому что честно победить у Порошенко нет никаких шансов. Админресурс, обман и фальсификации с подкупом — вот та «тройка» Порошенко, на которой он рассчитывает еще раз въехать в президентский дворец. Свою роль сыграет, конечно, и обманутая часть избирателей. Но обманутые — это не критично. Зеленскому нужно противостоять двум явлениям — фальсификациям и сговору олигархов и политиканов за его спиной. С соизволения Запада, разумеется.

- Одновременно в народ запускают версию о том, что Зеленский — наркоман, продолжается эксплуатация тезиса «либо Порошенко, либо Путин» — вот и билборды соответствующие появились по всей стране. Кто-то считает, что в команде президента уже истерика, а кто-то видит планомерную работу. Ваше мнение?

— Это все технологии и тот же обман, которые при частом повторении должны закрепить в общественном сознании нужные черты и характеристики Зеленского. Ведь как они говорят: мы не утверждаем, что Зеленский — наркоман. Но он должен это доказать. И самое подлое, мерзкое и противное в том, что до этого опустился сам Порошенко. От страха перед расплатой за содеянное и в желании победить любой ценой, он уже, как говорится, краёв не видит и пускается во все тяжкие. Он ведет себя как какой-то гопник политический, для которого беспредел — среда обитания.

Кирилл Вышинский: Для меня не свобода важна, а справедливость
Кирилл Вышинский: Для меня не свобода важна, а справедливость
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Ну, а о бигбордах о «борьбе с Путиным» и говорить не хочу. Это уже клиника в области психиатрии, которая точнее всего определяет природу и причины разных фобий. Порошенко похож на Путина, как, скажем по-украински, «свыня на коня». Порошенко боится Путина. Я даже подозреваю, что он так полюбил сдавать анализы мочи в разных лабораториях, потому что его пучит энурезом от страха. Это, повторяю, клиника и политические извращения, которые преследуют "лидера мировой антипутинской коалиции", как он сам себя называет. А то, что люди уже открыто потешаются над порошенковским «путиноборством», — это предвестник политической смерти Порошенко.

- Сейчас спорят, что может измениться в стране в случае победы Владимира Зеленского. Кто-то надеется на кардинальные изменения, кто-то более осторожен в прогнозах. На ваш взгляд, какие могут быть сценарии (рассмотрим, как это принято, оптимистический и пессимистический варианты)?

— В этом случае, на мой непросвещённый взгляд, важно даже не то, что изменится или не изменится с приходом Зеленского. Важно другое — Порошенко должен уйти на свалку истории и помойку человеческой памяти, где ему самое место. За все, что он сделал для Украины и украинцев. Кто угодно, но только не Порошенко — вот главный лозунг всех, кто хочет добра Украине. Понятно, что в жизни страны, поставленной на край выживания народа и экономической пропасти, ничто быстро не изменится. Но победа Зеленского — это первый шаг, светлый слабый лучик надежды на то, что что-то изменится.

Ошибка же Зеленского сегодня в том, что он захотел понравиться всем и повторяет почти все постулаты Порошенко и в его же редакции. И о НАТО, и о ЕС, и о войне в Донбассе, и об украинском языке. Это размывание образа надежды уже до голосования. Это вносит путаницу и неуверенность. Надежда лишь на то, что это только предвыборная тактика Зеленского. Причем временная. Чтобы не дразнить гусей из патриотов, неонацистов и неофашистов. И чтобы не быть ими убитым. Ведь и такой исход прогнозируют многие.

Свобода слова за решеткой. Как режим Порошенко сажает в тюрьму за критику власти
Свобода слова за решеткой. Как режим Порошенко сажает в тюрьму за критику власти
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Вторая ошибка — считать, что пусть лучше победит Порошенко, который гораздо быстрее угробит Украину. Да, так и будет — он подтолкнет страну к пропасти. Но какой ценой? И как при этом жить людям? Ведь их будут «мочить» все, кому не лень. Как при всемахновщине и атаманщине чуть более ста лет назад.

- Как вы считаете, как изменится ваша личная судьба, если победит Зеленский, и изменится ли? А если победит Порошенко?

— Я реально боюсь внезаконной расправы, если меня найдут и схватят. По закону же даже то, что я скрываюсь от следствия, точнее — от досудебного расследования, не является преступлением. В Уголовной кодексе Украины есть статья 39 — «Крайняя необходимость». Так вот в этой статье, цитирую, сказано:

«1. Не является преступлением причинение вреда правоохраняемым интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности либо охраняемым законом правам этого человека или других лиц, а также общественным интересам либо интересам государства, если эту опасность в данной обстановке нельзя было устранить иными средствами и если при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости является умышленное причинение вреда правоохраняемым интересам, если такой вред является более значительным, чем предотвращенный вред.

Выборы на Украине. Зеленский в отличие от Порошенко пока не наговорил на ненависть к себе электората
Выборы на Украине. Зеленский в отличие от Порошенко пока не наговорил на ненависть к себе электората
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

3. Лицо не подлежит уголовной ответственности за превышение пределов крайней необходимости, если вследствие сильного душевного волнения, вызванного угрожающей опасностью, оно не могло оценить соответствие причиненного вреда этой опасности».

Другими словами, если человеку угрожает смерть, он может действовать в условиях крайней необходимости и спасать свою жизнь, даже нарушая какие-то нормы законов и процедуры. И это не считается новым преступлением. Это не я говорю, а Уголовный кодекс, который СБУ могла бы почитать, объявляя меня в розыск. А перед этим — «заказывая» меня представителям неонацистских карательных батальонов. Они же, напоминаю, уже ждали, чтобы из моей палаты ушли сестрички с капельницами и друзья, кружили в коридоре, выжидали момент. Шикарная «крайняя необходимость». Но мне удалось свалить. Потому что одни нацики отказались выполнять заказ и предупредили, что эсбэушники пошли к другим, которые не отказались. Вот в эту дыру от несогласованности я и сквозанул. И не жалею. Но если победит Порошенко, то меня либо добьют, либо придется эмигрировать. Он труслив и мелкотравчат, но мстителен и жесток. Он никому ничего не спустит.