От отца у Хвылевого остались неприятные воспоминания, он называл его пьяницей и «в высшей степени безалаберным человеком», хотя благодаря ему познакомился с русской и зарубежной классической литературой.

Обучение он начал в той же школе, где преподавала его мать, а вот последующее гимназическое образование не заладилось. Из гимназии Ахтырки его исключили за участие в «украинском революционном кружке», из гимназии в соседнем Богодухове — за социалистический кружок. Хвылевой закончит ее экстерном только в 1916 г.

В том же году, в разгар Мировой войны, он был призван в армию, где проникся идеями большевиков. Вернувшись домой после Брестского мира с Германией Хвылевой сколотил собственный партизанский отряд, который принял участие в антигетманском восстании, а затем влился в ряды Красной армии.

В годы Гражданской войны Хвылевой непродолжительный период возглавлял ЧК Богодуховского района. Под впечатлением от того периода им была написана психологическая драмма «Я(Романтика)», главный герой которой приговорил к расстрелу собственную мать. «Я — чекист, — говорит он, — но я — человек».

21 сентября. Издано постановление о введении украинского языка в образовании, печати и административном аппарате
21 сентября. Издано постановление о введении украинского языка в образовании, печати и административном аппарате
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк

После окончания войны Хвылевой перебрался Харьков — первую столицу Советской Украины.

В 1920-х годах он стал одним из активных приверженцев советской украинизации (например, открыто выступал против равноправия украинского и русского языков в УССР). При этом у Хвылевого было собственное весьма оригинальное представление о содержании этого процесса.

По мнению Хвылевого массовая пролетарская украинская литература была глубоко провинциальна, вторична, одновременно ориентируясь на деятельностью дореволюционной украинофильской организации «Просвита» (в которой сам состоял некоторое время) и на классическую русскую литературу. В итоге украинский культурный продукт оказывался примитивным. Именно в этом контексте им был выдвинут знаменитый лозунг «Прочь от Москвы!»(Геть від Москви!).

Хвылевой хотел бы, чтобы украинская культура ориентировалась на лучшие мировые образцы и в итоге стала бы не одним из провинциальных вариантов русской, а заняла бы место среди передовых мировых культур. Возможности для такого взлета, по его мнению, предоставляла пролетарская революция.

Наиболее полно его политические взгляды раскрыты в статье «Украина или Малороссия», которая так и не была напечатана, но стала известна товарищам по партии и подвергнута в ряде публикаций резкой критике.

Хвылевой призывал ориентироваться на «психологическую Европу», которую он четко отделял от «Европы территориальной». Под первой он понимал всех представителей передовой, прогрессивной культуры: «Гёте, Дарвина, Байрона, Ньютона, Маркса и т. д., и т. п.».

Другой Грушевский. Часть II. Украинизатор Донбасса и Кубани
Другой Грушевский. Часть II. Украинизатор Донбасса и Кубани
© из личного архива автора

Психологическая Европа «это — европейский интеллигент в наилучшем понимании этого слова. Это, если хотите — знакомый нам чернокнижник из Вюртемберга, показавший нам грандиозную цивилизацию и открывший перед нами безграничные перспективы. Это — доктор Фауст если понимать его, как пытливый человеческий дух».

Регулярно упоминая в своей публицистике Освальда Шпенглера и его концепцию «заката Европы» Хвылевой всё время подчеркивал, что этот закат касается только европейской буржуазии, третьего сословия и созданного им капиталистического «культурно-исторического типа».

По его мнению «четвертый, пролетарский культурно-исторический тип европейское население неспособно поднять. (…) Мы… современники и свидетели так же упадка творческой энергии человеческого материала на европейской территории. Западная общность, естественно, идет к состоянию духовной импотенции».

Но вот творческое начало «психологической Европы» не исчезнет, но сменит свою прописку. Теперь её основой должна стать Азия, ее пробуждающиеся от колониального гнёта народы, конечно же, в лице их пролетариата. Последний сравнивается с испанскими завоевателями «конкистадорами», которые будут выстроены в «фаланги». Эти «отважные конкистадоры» явят собой новый тип «сильного целостного человека…о которым так тоскует европейское общество».

«Азиатский ренессанс — утверждал Хвылевой — тесно связан с эпохой гражданских столкновений, со смертельной борьбой двух сил: с одной стороны, капитализма, а с другой — восточных конкистадоров. Западноевропейский пролетариат имеет тяжкие традиции и без пробужденной, универсального значения азиатской энергии он не только не способен начать новый культурно-исторический тип, но и сбросить с себя мертвую тяжесть третьего сословия…».

День в истории. 15 ноября: принято новое украинское правописание
День в истории. 15 ноября: принято новое украинское правописание
© narodna-pravda.ua | Перейти в фотобанк

И вот в этом процессе Хвылевой видел особую миссию Украины, отделавшейся от «малороссийской» провинциальности. Украина расположена между Западом и Востоком, она встала в первых рядах создания нового, пролетарского культурно-исторического типа. Кто как не она призвана вести человечество к светлому будущему.

При этом стоит отметить, что Хвылевой уделял особое внимание необходимости избавить Россию от ее собственного, в т.ч. и пролетарского «мессианства».

По Хвылевому «духовная культура большевизма может ярко проявится только в молодых советских республиках и в первую очередь под голубым небом юго-восточных коммун, которая всегда была ареной гражданских столкновений и которая воспитала в своих буйных степях тип революционного конкистадора. С другой стороны наша Евразия всегда стояла далеко от третьей культуры (буржуазной — А.В.) и пробуждение азиатской энергии является пробуждением и ее энергии. Более того, поскольку Евразия стоит на грани двух великих территорий, двух энергий, поскольку авангардом четвертого культурно-исторического типа выступаем мы».

Такие весьма экзотичные и эклектичные взгляды, в которых без труда угадывается влияние евразийства, конечно же, с трудом уживались с советской реальностью даже относительно плюралистичных 1920-х годов.

В 1926 г. Иосиф Сталин лично обратился с письмом к руководству компартии Украины, в котором обратил внимание на рост в республике националистических настроений.

Один из наиболее резких критиков Николая Хвылевого был Андрей Хвыля (наст. фамилия Олинтер), заведующий отделом прессы ЦК КП(б)У, посвятил ему специальную критическую работу с громким заголовком «От уклона к пропасти». Сам Хвыля был расстрелян в 1938 г. как «агент польской разведки» и один из «организаторов и руководителей антисоветской национал-фашистской диверсионно-террористической организации».

Американский след в украинском голодоморе
Американский след в украинском голодоморе
© РИА Новости, Николай Лазаренко | Перейти в фотобанк

Хвылевой вынужден был публично отречься от своих взглядов, однако дело приняло уже куда более серьезный оборот.

Как писал генеральный секретарь ЦК КП(б)У Лазарь Каганович, «в процессе борьбы со взглядами Хвылевого… вскрылось, что среди части бывших боротьбистов и других бывших социал-националистических партий во главе с Шумским сложилась опасная группа национал-уклонизма». Александр Шумский был наркомом просвещения и одним из ключевых деятелей украинизации.

По итогам кампании по борьбе с уклоном Шумский признал свои политические ошибки, был снят с поста и направлен на работу в Ленинград. В 1933 он был арестован и получил 10 лет заключения, которое спустя два года было заменено на ссылку в Красноярск. В 1946 г. отбыв срок, он попытался вернуться из ссылки, но был убит агентами советских спецслужб.

Сам Николай Хвылевой покончил жизнь самоубийством 13 мая 1933 г. после ареста своего товарища писателя Михаила Ялового. В предсмертной записке он назвал себя, Ялового и все свое поколение «истинными коммунистами» и закончил ее словами «Да здравствует коммунизм. Да здравствует социалистическое строительство. Да здравствует коммунистическая партия.»

Менее чем через два месяца в собственном кабинете самоубийство совершил Николай Скрипник, занимавший пост наркома просвещения УССР после Шумского и критиковавший Хвылевого за лозунг «Прочь от Москвы!»

Нужно отметить, что этот лозунг, отделившись и от контекста идеологических дискуссий в среде украинских советских литераторов, зажил своей собственной жизнью и очень полюбился украинским националистам. Так, его можно встретить в коллаборанстских газетах, издававшихся на оккупированной гитлеровцами территории СССР, а недавно он украсил рекламные носители с символикой президента Украины Петра Порошенко, который начал с лозунга литератора-коммуниста свою избирательную кампанию.