Как и утверждало издание Украина.ру, наёмники получили «вышку» — смертную казнь (она в ДНР есть), хотя и существует мораторий на приведение в исполнение смертного приговора до 2025 года. У смертников еще есть возможность обратиться к главе республики Денису Пушилину с просьбой о помиловании. В случае, если Пушилин их помилует, они могут получить 20 лет заключения под стражей — и проведут их в колонии строго режима.

Украинская власть пыталась всякими ухищрениями увести нанятых ею иностранных боевиков из-под юридической ответственности, заявив несколько дней назад, что они — военнослужащие Вооруженных сил Украины и на них должна распространяться  Женевская конвенция. Не упоминая при этом, что все трое (как и большинство остальных иностранных наемников, воюющих сейчас на Украине), не имеют украинского гражданства.

Само по себе наёмничество является международным преступлением. Очевидно, обвинение ДНР руководствуется соответствующими международными документами — III и IV Женевскими конвенциями 1929 и 1949 годов и Ст. 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1977 года.

Начался суд над иностранными наемниками в ДНР. Что их ждет?
Начался суд над иностранными наемниками в ДНР. Что их ждет?
© CC0, Pixabay

При этом следствие утверждает, что собрало достаточно доказательств о преступлениях наемников, хотя судебные заседании проходили в закрытом режиме.

Обвиняемые признали свою вину. СМИ сообщают, что признали «частично», но в юридической реальности так не бывает — вина либо признана, либо нет. Конечно, со времён Андрея Вышинского, который обосновал, что «признание — царица доказательства», утекло много воды. Но и сейчас признание вины по умолчанию считается явкой с повинной.

Впрочем, независимо от юридической составляющей дела, у него есть сразу несколько политических аспектов, которые учитывались при выделении этого дела в делах других военных преступников и вынесения его на суд.

Во-первых, это сигнал всем военным преступникам, независимо от того, находятся они в плену или только планируют туда попасть, что следственные органы бдят и никто не уйдёт от расплаты. Тут, кстати говоря, пригодились залежи бесперспективных уголовных дел, которые на протяжении многих лет открывал российский Следком (за что его критиковали)…

И многим придётся серьёзно задуматься. Особенно это касается иностранных военных специалистов, которые в разном статусе пребывают в составе ВСУ. Потому что сегодня ты в Украине иностранный доброволец, который просто обучает украинских военнослужащих обращению с оружием, а завтра окажешься на скамье подсудимых. И задумаешься — может, их стоило обучать вне Украины?

Наемники воюют. Полковник Алехин подробно рассказал, что сейчас происходит под Харьковом
Наемники воюют. Полковник Алехин подробно рассказал, что сейчас происходит под Харьковом
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Угруповання Об'єднаних сил / Joint Forces Task Force

Во-вторых, это сигнал всем жителям освобождённых и пока ещё подконтрольных Киеву территорий — за дело взялись серьёзно, достанут всех.

Кстати, тут и военнослужащий 36-й бригады морской пехоты ВСУ Анатолий Перец дал признательные показания в рамках уголовного дела о расстреле мирных жителей в Мариуполе.

В-третьих, это сигнал всем желающим: власти республик намерены доказать, что в прокси-войне на территории Украины фактически участвуют третьи страны.

Вот, например, Великобритания, которая, с одной стороны, своих граждан наёмниками не признаёт (то есть они как бы действуют с согласия британского правительства), а с другой…

В-четвёртых, заместитель премьер-министра и глава Минюста Великобритании Доминик Рааб пообещал, что МИД страны займётся обжалованием приговора в случае наказания подсудимых в виде смертной казни.

Но такое дело… Чтобы обжаловать приговор, МИД Её Величества должен обратиться в Верховный Суд ДНР. А для этого надо признать государство, в котором этот суд работает. Иначе как вы можете обращаться в инстанцию государства, которого для вас не существует априори?

Понятно, что никто ничего такого делать не будет. Думаем, Борис Джонсон своего коллегу уже назвал скорбноглавым. Но слово не воробей — фактически глава британского МИДа уже признал существование непризнанного государства. А потом придётся признавать и вхождение ДНР в состав России. Де-факто, а потом и де-юре.

В общем, картина рисуется интересная и многоплановая. Понятно, что в этом деле политическая составляющая такова, что всё приговором не заканчивается, а с него-то и начинается.